Новости партнеров

Развод по-мальтийски

Жители Мальты проголосовали за снятие запрета на расторжение браков

В минувшие выходные на Мальте прошел референдум, по итогам которого власти страны будут вынуждены внести изменения в законодательство. 53,2 процента жителей страны проголосовали за то, чтобы им дали право разводиться с супругами. 46,8 процента поддержали сохранение запрета на расторжение брака. Поскольку вопрос решался простым большинством голосов, на Мальте будут легализованы разводы: соответствующий закон предстоит принять парламенту.

До настоящего момента в мире оставалось всего два светских государства, на территории которых было невозможно расторжение брака: это Мальта и Филиппины. Мальтийские законы оставляли несколько лазеек для желающих развестись. Так, власти Мальты признавали разводы, оформленные за границей, но этот способ расторжения брака был удовольствием недешевым.

Кроме того, супруги могли разъехаться, поделить имущество и даже завести новые семьи, оставаясь при этом в браке. Соответственно, официально оформить отношения с новыми партнерами они уже не могли. Тем не менее, этот вариант предпочитало большинство участников несчастливых семейных союзов. Не обошлось без казусов: в самый разгар дискуссий об отмене запрета на разводы выяснилось, что некоторые противники разводов из числа депутатов парламента давно разошлись со своими законными супругами.

Причина, по которой Мальта долгие годы оставалась единственным государством Евросоюза, запрещающим разводы, - сильное влияние католической церкви на жизнь населения. 98 процентов жителей Мальты (то есть примерно 392 из 400 тысяч жителей этого небольшого государства) называют себя католиками. Даже сама по себе возможность заключения брака без участия церкви появилась у мальтийцев только в середине 1970-х годов. Тогда члены парламента пытались поднять вопрос о разрешении разводов хотя бы для таких гражданских союзов, но столкнулись с сопротивлением консервативной части общества. В 1998 году попытка партии лейбористов вынести на обсуждение парламента законопроект о разводах была пресечена премьером: глава правительства заявил, что этот вопрос слишком серьезен, чтобы его решали 65 депутатов.

В 2008 году вопрос о разводах стал предметом политических спекуляций. Джозеф Мускат, лидер партии лейбористов, заявил, что выступает за введение разрешения на разводы. Премьер-министр Лоренс Гонци, представитель правящей консервативной националистической партии, в ответном выступлении сказал, что его сторонники готовы обсуждать этот вопрос. Тем не менее, никакое обсуждение не начиналось до начала 2010 года, когда Мускат пообещал добиться снятия запрета, если сменит Гонци на посту главы правительства после выборов 2013 года.

Единого мнения по поводу снятия запрета на разводы в стане лейбористов не было. Например, депутат Адриан Вассало заявил, что предпочел бы жить в Иране и выходить на улицу в защиту религиозных основ государства, нежели быть гражданином страны, где жена и муж могут развестись, а в гостиницах доступны телеканалы с порнографическими фильмами. Его слова были широко растиражированы СМИ и в конечном счете сыграли на руку сторонникам разводов, позволив выставить оппонентов мракобесами.

Единственной политической партией страны, которая поддерживала разводы единогласно, была Alternattiva Demokratika. Среди националистов также нашлись сторонники разрешения разводов, но шансов утвердить соответствующий законопроект в парламенте не было. Поэтому сторонники разводов добились вынесения вопроса на общенациональный референдум и развернули масштабную кампанию.

Лицом кампании стала адвокат Дебора Шембри. Со страниц газет и экранов телевизоров она объясняла мальтийцам, что возможность развода не только не представляет угрозы для традиционных семейных ценностей, но и является необходимым условием их сохранения. Отметая аргументы противников разводов о "божьей воле", она утверждала, что все негативные аспекты разводов неизбежны даже при отсутствии возможности оформить расторжение брака официально. Более того, Шембри подчеркивала, что существующие законы провоцируют мальтийцев на ложь: чтобы аннулировать брак, супруги договариваются об уважительной причине, например, совместно заявляют об импотенции мужа. А ложь - это тоже грех.

Журналисты упрекали юристку в том, что она фактически сделала себе имя на пропаганде легализации разводов. Да и все коллеги Шембри только выиграют от появления новой перспективной категории дел - бракоразводных процессов. В СМИ появлялись предположения, что кампания была фундаментом будущей политической карьеры Деборы Шембри, но сама она говорит, что таких планов у нее пока нет.

Официальной кампании против легализации разводов не было. Архиепископ Павел Кремона ограничился открытым письмом, в котором предупредил участников референдума, что им предстоит сделать выбор между разрушением и сохранением семейных ценностей. Особенно рьяные попытки священников агитировать за запрет на разводы на местах даже пресекались архиепископом и светскими властями. Так, биллборды, на которых взрослый мужчина втыкал шприц с надписью "развод" в голову ребенка, провисели всего несколько дней. Та же участь постигла плакаты с надписью "Развод: Бог против".

В соответствии с законом, за введение которого уже проголосовали граждане Мальты, официально развестись смогут только те семейные пары, которые докажут, что не живут вместе на протяжении четырех лет. Тем не менее, лидер лейбористов Джозеф Мускат считает, что в день референдума родилось новое мальтийское общество, в котором церковь наконец отделена от государства. Сторонники разводов празднуют победу, и их не смущает ни тот факт, что на референдум пришли всего 72 процента взрослых граждан (для сравнения - предыдущие всенародные референдумы на Мальте собирали по 90-92 процента граждан), ни то, что почти половина участников голосования поддержала сохранение запрета на разводы.

Мир00:02Сегодня

Завтра война

Они утопили Корею в крови на деньги американцев. Такова цена демократии