Новости партнеров

Далеко зашел

Обличителя командования липецкого авиацентра заподозрили в разглашении гостайны

В отношении летчика-инструктора Липецкого центра боевого применения и переучивания летного состава Игоря Сулима, который рассказал о поборах с пилотов, ведется административное расследование по подозрению в разглашении государственной тайны. Кто именно ведет проверку, не уточняется.

По данным "Московского комсомольца", разглашением государственной тайны руководство старшего лейтенанта Игоря Сулима сочло запись его разговора с заместителем главнокомандующего ВВС генерал-майором Виктором Бондаревым, которая была размещена на сайте газеты. Именно Бондарев возглавлял комиссию, проводившую проверку по заявлению Сулима.

Кроме того, по информации газеты, разглашением гостайны могут посчитать и публикацию на сайте МК телеграммы командования ВВС. В телеграмме этой, в частности, от военнослужащих требуют рассказывать о вымогательствах непосредственно своему руководству. Кроме того, там указывается, что военнослужащим прекратят выплачивать дополнительные средства в случае подтверждения сообщений о коррупции в части.

Поскольку расследование проводится в отношении Сулима, видимо, по мнению его руководства, он данные материалы газете и передал. В комментарии "Комсомольской правде" Сулим, впрочем, заявил, что речь идет только о проверке по поводу разглашения служебной информации.

Это новый поворот истории, которая длится уже месяц. Все началось с обращения, которое Сулим 17 мая опубликовал в своем блоге. Он описал систему поборов с летчиков, которую, по его словам, выстроило командование части. Как рассказал Сулим, с января 2010 года, когда начались дополнительные выплаты офицерам, командир части Эдуард Ковальский стал ежемесячно устраивать поборы с подразделений. Непосредственным сбором денег (с каждого подразделения требовалась определенная сумма), по словам Сулима, занимался полковник Сергей Сидоренко. "Лично я был обязан ежемесячно выплачивать сумму в 13600 рублей", - рассказал Сулим.

Сами эти поборы — лишь часть скандала. По словам Сулима, "попытки обратиться в органы контрразведки и прокуратуры не принесли никакого ощутимого результата". Он предположил, что между командованием части и военной прокуратурой Тамбовского гарнизона была какая-то связь, поскольку Ковальский "знал каждого человека, пытавшегося обратиться в прокуратуру в установленном законом порядке". Заключая свое обращение, офицер сообщил, что он был отстранен от полетов. Кроме того, по его словам, было начато расследование по факту клеветы на командира. Показания Сулима подтвердили и другие военнослужащие Липецкого центра (сам Эдуард Ковальский в комментарии "Коммерсанту" обвинения отвергал).

Стоит отметить, что, согласно рассказу Сулима, вымогательства продолжались не месяц и не два (из одних сообщений следует, что все полтора года, с января 2010, в других публикациях говорится о годе). Причем, если эта информация соответствует действительности, о вымогательствах знали опять же не два и не три человека, а множество офицеров (именно офицеров, а не каких-нибудь солдат-срочников, поборы с которых давно никого не удивляют). И даже в этом случае никакой управы на двух полковников, занимающих не самые высокие должности, по словам Сулима, без обращения к руководству страны и правоохранительных органов найти было нельзя.

Надо сказать, что реакция на обращение была весьма оперативной. Уже 18 мая РИА Новости сообщило о том, что в часть, где служит Сулим, выехала комиссия главного командования Военно-воздушных сил РФ. 19 мая, то есть через два дня после публикации заявления Сулима, на сайте Следственного комитета РФ появилось сообщение о том, что по его обращению проводится доследственная проверка.

А 23 мая на сайте Главной военной прокуратуры сообщалось о возбуждении в отношении Ковальского и Сидоренко уголовного дела по части 1 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). "В ходе проверки военной прокуратуры Западного военного округа факты, изложенные в интернет-обращении старшего лейтенанта Игоря Сулима, подтвердились", - говорилось в сообщении. По мнению прокуратуры, Ковальский и Сидоренко действительно "принуждали офицеров, премированных за успехи в боевой подготовке, сдавать им часть денег". Впрочем, прокуроры несколько снизили масштабы присвоения по сравнению с теми, о которых писал Сулим (они насчитали около двух миллионов рублей вместо семи). Но и это вполне серьезная сумма. По первой части 286 статьи офицерам, если их признают виновными, грозит до четырех лет тюрьмы. Впрочем, можно отделаться и штрафом.

23 мая датировано и сообщении на сайте Минобороны о завершении проверки, которую проводило главное командование ВВС. "Комиссией были выявлены факты противоправных действий ряда должностных лиц центра", - говорится в заявлении.

Иными словами, и военная прокуратура, и командование ВВС признали, что Сулим рассказал правду. Интересно было бы узнать, замыкалась ли схема "превышения полномочий" на том уровне, о котором рассказал Сулим, или имела больший масштаб. Если вышестоящее руководство, а также военная прокуратура Тамбовского гарнизона действительно не реагировали на обращения офицеров о вымогательстве, как они теперь будут это объяснять?

Вот здесь единодушие старшего лейтенанта и командования ВВС заканчивается. Генерал Виктор Бондарев, проводивший проверку по этому случаю, в интервью "Эху Москвы" утверждал, что за все время, пока продолжались поборы (это он признал) никто из офицеров никаких жалоб не подавал – ни командованию, ни в военную прокуратуру. "Даже отцу не сказал", - подчеркнул Бондарев (как сообщал "Интерфакс", Игорь Сулим является сыном исполняющего обязанности начальника управления фронтовой и армейской авиации ВВС генерал-майора Игоря Сулима).

Позиция Бондарева фактически сводилась к тому, что летчики согласились платить из-за собственной трусости. В разговоре с Сулимом, опубликованном МК (в том, который теперь может быть сочтен гостайной), генерал предположил, что откровения Сулима связаны с тем, что его не назначили командиром звена. Иными словами, Минобороны готово признать факт поборов, но настаивает на том, что механизмы борьбы с такими случаями в армии есть, только летчики сами же ими не воспользовались.

Впрочем, в одном нарушении признался и сам Сулим. Он напомнил о существовании приказа министра обороны, запрещающего военнослужащим общаться с прессой. Однако, по словам Сулима, у него и его товарищей просто нет другого выхода. "Нас в другом случае никто не услышит", - сказал он.

Нынешнее расследование по поводу разглашения гостайны в отношении Сулима, по-видимому, связано с тем, что он, по мнению Минобороны, в своих действиях зашел слишком далеко. Было подозрение, что его сразу же уволят (о таких планах офицер также сообщил в своем блоге). Минобороны распространяло по этому поводу противоречивые данные. 24 мая датировано сообщение, согласно которому "липецкого офицера, обвинившего командование в поборах, уволили со службы" (похоже, остался только заголовок новости, а сама она была удалена). Фамилия офицера не называется, но, вполне возможно, что речь шла именно о Сулиме. В цитировавшемся выше заявлении Минобороны от 23 мая, напротив, указывалось, что "информация о существовании каких-либо документов на его досрочное увольнение из рядов Вооруженных Сил РФ не соответствует действительности".

В ситуацию, в конце концов, вмешался министр обороны Анатолий Сердюков. Он заявил, что офицеров, рассказавших о коррупции на липецкой авиабазе, не уволят (слова министра, выступавшего в Госдуме, передал депутат Игорь Баринов). Кроме того, Сердюков распорядился проверить воинские части на предмет подобных вымогательств.