Новости партнеров

Мы построим свою Пикадилли

Челябинский поселок украсят улица Дали и площадь Шанель

Имена Гауди, Фаберже, Феллини, Коко Шанель и многих других выдающихся людей поместили в сельский контекст российской глубинки. Названные в их честь улицы, площади и бульвары появятся в коттеджном поселке "Западный берег" в 35 километрах от Челябинска. И это ничего, что на улице Гауди будут стоять кирпичные домики, а по проезду Феррари будут разъезжать тонированные "десятки". Зато звучит красиво.

Предложение дать улицам нестандартные названия муниципальные власти получили от девелоперской компании, которая занимается строительством поселка. Застройщики объяснили, что выбрали названия не просто так - их интересовали творческие личности, а также люди, которые внесли значительный вклад в развитие России. Властям идея понравилась. Еще бы - это ведь не только красиво, но и солидно, никаких простеньких Малиновых и Вишневых улиц.

В топографические справочники будут вписаны не только Фаберже и Гауди, но и антерпренер Сергей Дягилев, художники Иван Айвазовский, Марк Шагал и Сальвадор Дали, бас Федор Шаляпин и актриса Любовь Орлова, а также архитектор Бартоломео Растрелли. Те улицы, которым не хватило ярких имен, тоже назовут с хитрецой: будут в поселке и улица Вдохновения, и улицы Джазовая и Блюзовая, и даже своя Пикадилли (на ней, кстати, построят большой торговый комплекс).

По всей видимости, корни этого нестандартного подхода к топонимике следует искать в наивном стремлении к украшательству, символизирующему лучшую жизнь. Вроде наклеивания стикеров Sparco на ржавые "Жигули" и поведения героинь ЖЖ-сообщества "Кисоклассники". Мол, так-то оно так, живем мы, может быть, не очень, но можем предъявить субституты красивой жизни - вот, смотрите. Интереснее другое - чем плохи привычные названия улиц и нужно ли придумывать что-то новое. И если нужно - то что?

В российских городах улицы носят в основном содержательные названия, по большей части они обусловлены исторически (географически) или отдают дань памяти выдающимся людям. Волна переименований и советская топонимическая традиция эту систему принципиально не изменили. В России почти нет числовых названий улиц, как, например, в США, где при строительстве городов широко применялась Гипподамова система (прямоугольная планировка кварталов). При такой застройке, ярким примером которой является Манхэттен (в России - Васильевский остров в Санкт-Петербурге), улицы имеют четкую структуру и легко называются числами.

Числа нейтральны, а кроме того, их бесконечно много, а вот количество слов ограничено, и привычные названия имеют свойство надоедать. Отсюда возникает проблема, на которую обратили внимание и челябинские чиновники, - набор названий улиц, оказывается, довольно скуден. Это не только скучно, но и ведет к путанице: в постоянно расширяющихся городах появляются одинаковые улицы (в Москве, например, несколько улиц 8-го Марта, в Питере - две Казанских улицы), поэтому всегда существует необходимость в новых названиях.

В разное время эту проблему пытались решать по-разному. Один из наиболее распространенных способов - тематическое объединение: все улицы в данном районе называются в рамках одной темы. Таким образом, например, на севере Москвы появилось большое количество "северных" улиц (Амундсена, Кольская, Снежная, Чукотский проезд и так далее), а на юге - "южных" (Белореченская, Краснодарская, Бакинская, Джанкойский проезд и другие). В отличие от предложенных челябинскими строителями вариантов, у такого способа именования по крайней мере были предпосылки, пусть и очень условные. Но почему вдруг в челябинском поселке должна появиться улица Гауди, который и в России-то никогда не был, совершенно непонятно.

Однако практика показывает, что не всему нужно искать причину. Существует множество примеров осмысленно названных улиц, которые сейчас невозможно воспринимать всерьез. В Москве, например, есть Шарикоподшипниковская улица, названная так из-за располагавшегося на ней подшипникового завода; Последний переулок в самом центре города; улицы Газопровод и Карьер, а также шоссе Фрезер; улица Соломенной Сторожки, наконец. В Красноярске в память о воевавшей в Великой Отечественной стрелковой бригаде названа улица 78-й Добровольческой Бригады, а также существует улица Диктатуры Пролетариата (sic!). В Иваново - Конспиративный переулок; и это далеко не полный перечень диковинных названий. Что и говорить, даже редакция Ленты.ру располагается на улице Ленинская Слобода, название которой представляет собой безумный гибрид религиозной памяти (раньше улица называлась Симоновская Старая Слобода в честь Симонова монастыря) и чрезмерного почтения к вождю коммунизма.

Видимо, челябинское свободомыслие все же имеет право на жизнь. Как бы то ни было, получается, что приходится выбирать между топорным желанием нестандартным способом причаститься к мировой культуре и набившими оскомину Байкальскими и Садовыми улицами, и никакой золотой середины тут нет. Может быть, лет через сто улица Феллини будет так же привычна, как сегодня какая-нибудь Октябрьская, но пока вопрос в том, почему выбор стоит именно такой, и как улицы следует называть сейчас.

Самое важное ведь в чем - названия улиц и вообще топонимы, как правило, выбирают так, чтобы сохранить память о чем-то или о ком-то. Поэтому у них есть одно ценное свойство - по улицам и районам можно проследить историю города, а иногда и целой страны, а какую память оставит о себе сегодняшний день? В Москве уже есть улица Кадырова, в Екатеринбурге - улица Ельцина, а дальше что? Проспект Единоросов, бульвар Кристины Потупчик, Путинский тупик, переулок Грызлова? Неудивительно, что челябинские строители предпочли Коко Шанель - все повеселее.

Из жизни

Дайте две

Эти люди сделали свой выбор и заплатили за него