Новости партнеров

А были ли сосули?

"Коммерсантъ" обнаружил исчезновение "Власти" в Петербурге

Газета "Коммерсантъ" 14 июля опубликовала заметку, в которой утверждается, что тираж журнала "Власть" от 4 июля был изъят из розничной продажи в Санкт-Петербурге. Местные власти поспешили тут же опровергнуть информацию, но "осадочек остался": это уже не первый случай, когда журналисты прямо или косвенно обвиняют Смольный в цензуре.

Валентина Матвиенко, бессменный губернатор Санкт-Петербурга с 2003 года, в конце июня согласилась с предложением президента России Дмитрия Медведева перейти в Совет Федерации. После этого все российские деловые и политические СМИ принялись подводить итоги деятельности Матвиенко на посту губернатора Петербурга.

Еженедельные журналы "отстрелялись" по Матвиенко в конце июня (если их номера выходят в середине недели) или в начале июля (если номера выходят по понедельникам). Перечислять все статьи, которые вышли о Матвиенко, нет смысла: для нашей темы важно лишь, что наряду с хвалебными и нейтральными текстами, в российской прессе были опубликованы и несколько статей с лейтмотивом "наконец-то Матвиенко уедет из Петербурга".

Все эти статьи публиковались под яркими заголовками, которые основывались на образной речи самого губернатора. Например, "Русский репортер" назвал свою заметку "Она же не лошадь", основываясь, по всей видимости, на известных словах Матвиенко от 2003 года ("[я,] как старая боевая лошадь, всегда готова встать в строй по первому зову").

Но дальше всех в деле названия статей пошел журнал "Коммерсантъ-Власть". 4 июля журнал вышел с заголовком "За сосули перед Отечеством" и огромной фотографией Матвиенко, которая держит в руках пластиковую дудку. Для тех, кто регулярно читает газету "Коммерсантъ" и еженедельники издательского дома, в этом не было ничего удивительного: все знают, что именно в таких заголовках заключается одна из главных "фишек" ИД.

Цензурная история

К середине июля номер "Власти" успел позабыться (тем более что 11 июля вышел новый, посвященный "делу Магнитского"), но 14 июля газета "Коммерсантъ" решила своим читателям о нем напомнить.

По данным издания, которое ссылается на письма читателей и блоги в интернете, из Санкт-Петербурга исчезла большая часть тиража журнала с Матвиенко на обложке. Кроме того, на условиях анонимности источники рассказали газете, что комитет по печати администрации Петербурга прямо попросил распространителей прессы изъять номер "Власти" из продажи еще до того, как он будет вытеснен с прилавков свежим выпуском.

Местные чиновники на статью отреагировали оперативно: уже днем 14 июля председатель петербургского комитета по печати и взаимодействию со СМИ Александр Коренников заявил в интервью радиостанции "Эхо Москвы", что никакого изъятия не было, но на всякий случай чиновники все же проведут проверку.

На этом история практически исчерпала себя: к ней разве что стоит добавить, что правозащитный совет Петербурга обратился к прокурору города Сергею Зайцеву с просьбой разобраться, куда же все-таки делся тираж, а глава "Коммерсантъ-Власти" Максим Ковальский прокомментировал ситуацию BBC News в том духе, что, мол, доказать ничего нельзя, потому что все распространители издания, столкнувшиеся с цензурой, предпочитают себя не называть. При этом Ковальский подчеркнул, что убытки от изъятия несет не ИД "Коммерсант", а сами распространители: они выкупают тираж у ИД.

Конспирологические теории

У факта исчезновения "Власти" из киосков Санкт-Петербурга есть два объяснения, и оба они конспирологические.

Первая версия заключается в том, что "Коммерсантъ", воспользовавшись жалобами о нехватке "Власти" в регионе, решил раскрутить историю до федерального уровня и пропиарить свой журнал. Именно за эту версию ухватились в петербургском комитете по печати и заявили, что "Власть" вообще-то распространяется в Петербурге маленьким тиражом, поэтому журнал просто могли раскупить.

Действительно, если верить сайту ИД "Коммерсантъ", тираж "Власти" составляет 50-60 тысяч экземпляров. Из этого количества в Санкт-Петербург отправляется 10 процентов, то есть пять-шесть тысяч. Поскольку часто журналы в России распространяются по подписке, до киосков в Питере дошло всего несколько тысяч журналов. Неужели в городе-миллионике не могли раскупить столько "Власти" за несколько часов - особенно учитывая, что на обложке изображена Матвиенко?

В пользу этой версии говорит и то, что статья в газете "Коммерсантъ" появилась через полторы недели после того, как вышла "Власть" с сосулями. Правда, в самой газете приводятся жалобы читателей, согласно которым журнала не было в продаже уже 5-го числа. Но тогда почему "Коммерсантъ" не написал об этом раньше?

На другую версию прозрачно намекнул сам "Коммерсантъ" в своей заметке. Она заключается в том, что в Петербурге есть цензура. При этом вовсе не обязательно, что журнал не понравился самой Матвиенко - вполне возможно, что кто-то из ее окружения счел этот номер оскорбительным и "тихо" попросил распространителей изъять его из продажи. Зная, как чиновники могут "договариваться" с бизнесом в России, эта версия не кажется невероятной. А если учитывать, что в цензуре чиновников из окружения Матвиенко за последние годы упрекали не раз и не два, она становится еще более правдоподобной.

"Неудержимый поток славословий"

Сам "Коммерсантъ" в своей заметке отмечает, что в марте 2004 года в Санкт-Петербурге изъяли из продажи весь тираж журнала "Город". Поводом могла стать "неудачная фотография" возглавлявшей тогда "Пятый канал" Марины Фокиной. Впрочем, в ООО "Метропресс", распространителе журнала, заявляли, что тираж не изымали, а продан он был за один день. "Нас возмущает попытка превратить коммерческие отношения двух хозяйствующих субъектов в политическое противостояние, где ООО 'Метропресс' отводится роль душителей свободы слова", - отмечали в "Метропрессе", который тогда возглавляла Алла Манилова, глава того самого комитета по печати Санкт-Петербурга.

Были за время руководства Петербургом Валентины Матвиенко и еще несколько "подозрительных" случаев. Так, в 2005 году "Новые известия" писали, что подконтрольные Смольному и федеральным властям СМИ подвергаются в Санкт-Петербурге строгой цензуре. В качестве доказательства газета приводила увольнение редактора информационного отдела радиостанции "Петербург" Сергея Сверчкова. В середине 2005 года он действительно был уволен без объяснения причин. Сам Сверчков заявил, что его сократили после того, как он зачитал в эфире критическое сообщение в адрес депутата Игоря Риммера, который поддержал переизбрание Владимира Путина на третий срок.

В той же заметке говорилось, что на "РТР-Петербург" и в "ТРК-Петербург" есть негласный список опальных депутатов местного парламента, которых нельзя цитировать в теле- и радиоэфире. Естественно, что руководство компаний эту информацию опровергло.

На следующий год в политической цензуре Матвиенко обвинила партия "Яблоко". "В контролируемых администрацией СМИ, в том числе, электронных, по сути, введена политическая цензура, вместо объективного освещения городских проблем происходит непрерывное прославление администрации и лично губернатора В.И.Матвиенко, а оппозиция не имеет возможности высказать свою точку зрения", - говорится в заявлении "Яблока".

О "прославлении администрации" в местных СМИ говорили и в других газетах и журналах, но "неудержимый поток славословия", как писал "АПН Северо-Запад" не очень отличается от ситуации в других регионах. Да что там в регионах, когда даже Дмитрий Медведев публично заметил, что новостная картина дня у федеральных телеканалов сильно отличается от того, что можно найти в интернете.

Случай с изъятием номера "Власти", по-хорошему, должен был бы привлечь внимание не только чиновников, отвечающих за СМИ, но и противников Матвиенко, ведь подобный скандал в европейских странах мог бы поставить крест на карьере любого политика, особенно если факт запрета на "Власть" был бы доказан. Но в российской политической системе нет противников самой идеи появления Матвиенко на посту в Совете Федерации, а если такие и есть, то у них нет гарантий, что их расследования не исчезнут загадочным образом из газетных киосков.