Новости партнеров

Призрачная угроза

Французский суд начал расследование в отношении нового главы МВФ

Специальный суд Франции, занимающийся рассмотрением дел о злоупотреблении должностными полномочиями, в четверг, 4 августа, постановил начать расследование в отношении Кристин Лагард, избранной в конце июня 2011 года на пост директора-распорядителя Международного валютного фонда. Чиновницу подозревают в превышении должностных полномочий в ее бытность министром финансов Франции. Однако ни адвокат нынешней главы МВФ, ни сама Лагард не выразили беспокойства в связи с начавшимся следствием.

После ухода Доминика Стросс-Кана с должности директора-распорядителя МВФ в связи с обвинениями в изнасиловании горничной в Нью-Йорке, на высокий пост главы международной финансовой организации было выдвинуто несколько влиятельных лиц. 13 июня было объявлено, что официальными кандидатами на пост директора-распорядителя МВФ стали министр финансов Франции Кристин Лагард и глава Центробанка Мексики Агустин Карстенс. Однако фактически с самого начала фаворитом среди кандидатов была министр финансов Франции и соратница президента страны Николя Саркози. 28 июня члены МВФ избрали Кристин Лагард руководителем фонда сроком на пять лет.

И вот 4 августа, спустя месяц после вступления Лагард в новую должность, над главой МВФ нависла угроза коррупционного скандала, который при определенном стечении обстоятельств может привести к отставке француженки с высокого поста.

Стоит отметить, что прокуратура Франции потребовала начать расследование в отношении Кристин Лагард еще в начале мая 2011 года, когда та занимала пост министра финансов. По версии следствия, Лагард превысила министерские полномочия, когда вмешалась в судебный процесс между бизнесменом Бернаром Тапи (Bernard Tapie) и банком Credit Lyonnais в 2007 году.

С одной стороны, ситуация вроде бы выглядит довольно понятно даже для самого неискушенного в финансовых делах человека. Есть во Франции министр финансов, наделенный рядом полномочий. Есть банк Credit Lyonnais (ныне именуемый LCL), который в тот период принадлежал государству. Есть частное лицо - бизнесмен и политик Бернар Тапи, столкнувшийся с финансовыми трудностями. Этот бизнесмен вступает в отношения с банком и просит банкиров помочь ему продать компанию Adidas, которой Тапи владел с 1990 по 1993 год. Банк, действующий в качестве посредника, выплачивает Тапи требуемую сумму, а затем уже сам продает компанию, но существенно дороже. Тапи требует от банка компенсировать ему упущенную выгоду и спустя 15 лет судебных разбирательств ее получает. Все просто.

Но к чему тогда столь громкое расследование? По мнению французского правосудия, то, как министр финансов (в то время - министр экономики, промышленности и финансов) разрешила спор между банком Credit Lyonnais и Бернаром Тапи, противоречит законодательству Франции и подходит под формулировку "превышение должностных полномочий". Следователи полагают, что Лагард посодействовала Тапи в получении в общей сложности 285 миллионов евро государственных средств тем, что перепоручила разбирательство третейским судьям. При этом до вмешательства министра финансов суд неоднократно отказывал Тапи в выплате компенсации за счет бюджета страны.

Французов ситуация со столь своеобразным расходованием денег налогоплательщиков, разумеется, не оставила равнодушными. И теперь как уполномоченные следователи, так и журналисты надеются вскрыть всю подноготную этой истории.

На стороне следствия выступают многочисленные противники президента Франции Николя Саркози, к политическому лагерю которого принадлежит Лагард. Среди них есть как социалисты (их представителем являлся бывший глава МВФ Доминик Стросс-Кан), так и центристы, недовольные тем, что деньги французских налогоплательщиков достались Бернару Тапи.

Тапи пользуется на родине сомнительной репутацией. С одной стороны, в 1993 году Тапи стал национальным героем, когда приобретенный им футбольный клуб "Olympique de Marseille" единственный раз в истории завоевал кубок Лиги Чемпионов. С другой стороны, ликование французов вскоре омрачило известие о том, что бизнесмен вел свой клуб к победе с помощью взяток. Тапи обвинили в коррупции, а "Марсель", хоть и сохранил кубок, из чемпионата Франции вскоре выбыл.

Свое состояние Тапи заработал на покупке и продаже компаний. В 1990 году бизнесмен приобрел чуть более 80 процентов акций ведущей мировой компании по производству спортивных товаров Adidas. А затем в 1993 году, на фоне финансовых трудностей и подготовки к банкротству, решил от компании избавиться. Продажу Adidas Тапи поручил тому самому банку Credit Lyonnais. Но когда банку удалось перепродать спортивную компанию за сумму, в несколько раз превышавшую стоимость ее покупки в 1990 году, бизнесмен решил судиться.

В течение пятнадцати лет суды различных инстанций отказывали Тапи в компенсации, пока к делу не подключилась Кристин Лагард. Особо циничные оппоненты Лагард, по информации журнала Time, предполагали, что министр помогала Тапи из корыстных побуждений, в целях личного обогащения. Также высказывалась не менее удивительная версия, согласно которой министра финансов попросту ввели в заблуждение. Однако, учитывая блестящую карьеру и репутацию Лагард, обе версии кажутся крайне маловероятными.

С другой стороны, куда более вероятно то, что Лагард действовала по указке сверху. По версии французской Le Monde, распоряжение Лагард вернуть деньги Тапи могло поступить непосредственно от Николя Саркози, который таким образом отблагодарил бизнесмена за поддержку, оказанную в годы президентской кампании в 2007 году.

Впрочем, Кристин Лагард и ее адвокат заявили, что новому главе МВФ на ее посту ничего не угрожает и повторения скандала, потрясшего фонд, как это было в случае с Домиником Стросс-Каном, ожидать не стоит.

И все же, если в действиях Лагард правосудие найдет состав преступления и француженке придется покинуть высокий пост, следующим директором-распорядителем МВФ вряд ли будет европеец, а тем более француз.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли