Пять дней позора

Ренни Харлин снял непотребное кино о войне в Осетии

Знакомо ли вам, дорогие читатели, то чувство смущения и неудобства, которое испытываешь, когда в целом уважаемый человек в летах пытается прыгнуть выше головы и приземляется прямо на задницу? Так вот, именно оно и охватывает, когда смотришь новый фильм Ренни Харлина "5 дней войны" (5 days of war, в Грузии вышел под названием "5 дней в августе") - когда-то одного из главных поставщиков хитов в формате VHS для детворы на территории всего бывшего СССР. Впрочем, это чувство, похоже, охватило и многих американских критиков, которые вместо восхищения идеологически верной трактовкой августовских событий понаставили фильму низких оценок.

В 2009 году, когда стало известно, что искусный в делах массового изничтожения людей и боевой техники Ренни Харлин задумал снять "серьезное кино о войне в Осетии", почитатели классических работ сурового финна обеспокоились - дело пахло керосином и развесистой клюквой. Оно и понятно - вершинами карьеры широко почитаемого в узких кругах 52-летнего Харлина являются вовсе не "психологический" (простите, но без кавычек здесь в случае этой помеси ролевой игры "Мафия" и фильма "Пункт назначения" никак) триллер "Охотники за разумом", а вполне прямолинейные "Скалолаз" и "Крепкий орешек 2". Впрочем, оставалась надежда, что режиссер не найдет денег, сценариста, в его фильме никто не согласится играть - да мало ли какие опасности поджидают фильм на пути к релизу в жестоком Голливуде?

Однако Харлин вероятно очень сильно прогневил судьбу, поскольку та не просто дала зеленый свет предстоящему позору, но и позволила режиссеру привлечь к себе в проект таких прекрасных актеров как Энди Гарсия и Вэл Килмер (впрочем, учитывая текущее состояние карьеры актера, это довольно спорное утверждение). В общем, с помощью грузинского правительства, которое, среди прочего, позволило режиссеру использовать кучу настоящих самолетов, вертолетов и танков (несомненно, Fun fun fun), фильм был закончен и вышел в прокат.

Надо сказать, что когда информация о фильме только появилась, мы в "Ленте.Ру" жарким летним днем попытались предугадать сюжет будущего эпического полотна от Харлина. Хорошая новость заключается в том, что мы почти нигде не угадали. Плохая - оригинальный сюжет гораздо хуже наших самых смелых предположений. Сразу предупредим, что далее по тексту располагается огромное количество спойлеров. Да что там, вас ждет откровенный и почти полный пересказ сюжета, поскольку это произведение крайне целостно в своем откровенном безумии с художественной ценностью железобетонной балки.

Итак, основных, причем совершенно не связанных друг с другом сюжетных линий две. Первая (второстепенная), это история нескольких дней войны Михаила Саакашвили в совершенно феерическом исполнении Энди Гарсии. Грузинский президент предстает перед нами миролюбивым сверх всякой меры лидером, главной целью которого является спасение независимой и прозападной Грузии от путинских лап. Все сцены (за исключением последней, представляющей собой воссоздание знаменитого митинга победы в Тбилиси сразу после прекращения боевых действий) с Гарсией происходят в одном и том же кабинете, где он, выкатывая глаза, регулярно истерит. Нашлось место даже красному галстуку - в одной из сцен задумчивый Гарсия подносит его к губам. Кто знает, может быть поедание этого самого галстука попадет в режиссерскую версию картины?

Что касается второй сюжетной линии, то в центре ее действия - худощавый журналист Томас Андерс (отчаянно старающийся Руперт Френд) с ежиком на голове. Когда-то давно он вместе со своим верным оператором Себастьяном Ганцем (Ричард Койл) и одной подружкой, чье имя (хоть ее и играет Хэзер Грэм) можно и не запоминать, поехал в Ирак брать интервью у полевого командира - обычное дело для американских журналистов. Интервью, конечно же, оказалось подлой ловушкой, и, когда моджахеды уже обступали изрешеченную пулями машину (к полевому командиру Андерс с друзьями, понятное дело, поехали на обычном такси), а ее пассажиры морально готовились к посмертному получению Пулитцеровской премии, на джипе, из-за угла выскочили ... Правильно, члены грузинского контингента в Ираке, которые играючи разогнали боевиков и спасли Себастьяна и Тома. Подружку в исполнении Грэм спасти не удалось - таким вот нехитрым способом Харлин добавил своему Андерсу драматичности и глубины.

Прошло несколько лет и наступил август 2008 года. Эти годы Андерс потратил впустую - прическу не поменял, спиться (дорогим красным вином) не получилось, а желание искать на пятую точку приключений так никуда и не пропало. Нет ничего удивительного, что, бросив недопитое вино, Андерс по первому зову своего голландского друга, которого до самой его смерти мы будем знать как голландца (Вэл Килмер), помчался в Грузию. Тут следует отметить, что создатели фильма очень серьезно подошли к достоверности происходящих на экране событий - согласно официальным данным, за время военных столкновений действительно погиб ровно один иностранный журналист - голландец Станислаус Сториманс.

Томас вместе с Себастьяном едут в Цхинвали, останавливаясь по дороге в каком-то ресторане, где в это время гуляют традиционную грузинскую свадьбу - среди прочего имеются народные танцы, народные костюмы и атмосфера всеобщей радости и ликования. Дабы подчеркнуть одухотворенность момента, Ренни Харлин не стесняется использовать соответствующую музыку и замедленную съемку. Дабы зритель не расслаблялся, спустя пару минут прилетает ... Правильно, тройка российских штурмовиков (один штурмовик, ясное дело, с грузинской свадьбой не справится), которая немедленно обстреливает свадьбу кассетными бомбами. Под шумок, суматоху и перевязку раненых Андерс ловко подкатывает к девушке (Эммануэль Шрики), на которую он положил глаз еще в начале свадьбы. Ее, как оказывается, зовут Татья, и секса с ней у главного героя за весь фильм так и не случится.

С этого момента Томас решает опекать Татью, которая, судя по следующим за этим событиям, не приносит ничего кроме несчастья. Итак, сначала все трое едут в Гори. Там Татья решает немедленно отыскать отца, который до города просто не успел добраться. Сказано - сделано! И вот уже друзья в сопровождении военного конвоя (тут как раз вовремя появился друг Томаса по иракской кампании - героический самоотверженный грузин по имени Резо Авалиани - у исполняющего его актера Джонатона Шаеха акцент выходит еще смешнее, чем у Гарсии) мчатся через линию фронта. Там, объехав всего пару десятков сел, они находят отца Татьи вместе с ее сестрой - именно ее свадьбу разбомбили российские штурмовики. Тут, правда, стоит отметить, что изначально журналисты преследуют собственные цели - весь мир смотрит на открытие Олимпиады в Пекине, поэтому никто не хочет брать в эфир их сюжет. Однако, если к сценам бойни они смогут добавить историю воссоединения семьи (в данном случае Татьи), то, по их мнению, такое чудо у них просто оторвут с руками - такой вот простой цинизм на службе у доброго дела.

Потом деревню, где укрывался отец Татьи (который оказывается осетином), захватывают осетинские ополченцы. Понятно, что захватчики сразу же приступают к привычным для себя вещам - простреливают ноги бабушкам, крадут гусей, похищают маленьких девочек, насилуют чужих жен, фотографируются с щенками на фоне трупов и режут местную администрацию (зачем-то потом сжигая трупы). Тут же прилетают российские вертолеты, которые расстреливают дома и задорно гоняют пулеметным огнем местных жителей, собранных специально для этого осетинами в кучки. Наши герои успевают снять все эти бесчинства (пропустив, правда, историю с гусями) на камеру и решают во что бы то ни стало донести произошедшее до мировой общественности.

К этому моменту первоначальный шок от клюквы и азарт от просмотра, когда с упоением ловишь каждую деталь этого невероятного трэша, притупляются, и фильм начинает раздражать излишней длительностью. Ну да, вот наших героев схватили условные русские. Вот главный татуированный злодей Даниил (Микко Ноусиайнен) заявляет, что он казак, а спустя несколько минут рассказывает в пыточной историю о том, как российская армия нанимает таких как он, чтобы ловить и мучить особенно "плохих" дезертиров. Или Раде Шербеджия (играющий полковника по фамилии Демидов - такого достоверного подхода к русским фамилиям не было, наверное, с 60-х годов прошлого века) объясняет, что храмы русские взрывать не будут, потому что этой операции просто необходима поддержка Русской православной церкви. А все тот же злодей Даниил на площади Сталина (ну а где же еще?!), восхищенный отвагой простого американского парня Андерса, целует его, прежде чем убить, в щеку, но падает, сраженный пулей очень странно улыбающегося рыжего русского солдатика, символизирующего, вероятно, возмездие.

В общем, когда наступает положенный по законам жанра хэппи-энд, совершенно невозможно вспомнить, как вообще мы до него добрались. Оно, впрочем, и неважно, ведь главное свое оружие Ренни Харлин припас на конец. Нам показывают псевдодокументальный сюжет, сделанный Андерсом, который постепенно переходит в краткие рассказы настоящих очевидцев трагедии - нескольких мирных жителей, которые потеряли родных во время "российской агрессии".

Этот подлый удар окончательно портит впечатление от фильма, который без этого момента вполне можно было воспринимать как претенциозный трэш. Но нет, оказывается, сами создатели на полном серьезе воспринимают рассказанную на экране историю, да и вообще, считают фильм удачным высказыванием по теме. Ровно в этот самый момент становится ужасно неудобно за всех тех, кто приложил руку к этой картине, в частности, за многоуважаемого и пожилого режиссера Ренни Харлина. Да черт с ней с правдой, но кино-то зачем было такое отстойное снимать? Единственная радость, что этот вопрос возник не только у автора этих строк - судя по отзывам, зарубежные критики в полной мере оценили потуги режиссера.

Культура00:09Сегодня

До дрожи

Кровь, пауки и кошмары: что таит в себе самый жуткий мультфильм года
Культура00:02 9 декабря
Выставка «Пикассо & Хохлова» в ГМИИ имени Пушкина

Женщины парижской богемы

Они встречались, страдали и расставались. Истории их любви теперь изучают толпы