Настоящий дуче

Президентом Абхазии стал Александр Анкваб

26 августа на выборах президента Абхазии победил Александр Анкваб. При Сергее Багапше он был вице-президентом и умело использовал административный ресурс. Премьер Сергей Шамба из рук вон плохо провел избирательную кампанию и едва не проиграл оппозиционеру Раулю Хаджимбе. "Лента.ру" побывала на выборах в Сухуми и приграничном Гале.

Ближе к часу ночи к президентскому дворцу, оставшемуся после смерти второго президента Абхазии Сергея Багапша без хозяина, приехали три машины, набитые веселой и пьяной молодежью. Они включили музыку, достали из багажников водку и начали праздновать победу Александра Анкваба на выборах президента.

О том, что в дворец въедет именно Анкваб, заинтересованным лицам стало известно уже вскоре после закрытия избирательных участков. Журналисты, например, узнали эту новость от российских наблюдателей (зампреда фракции "Единой России" Владимира Пехтина и члена СФ Александра Починка). Они следили за подсчетом голосов на разных участках. Абхазия - маленькая, и примерно совпадавшие на этих участках данные можно было смело распространить на всю страну.

По данным депутатов, вице-президент Анкваб побеждал в первом туре (до 60 процентов), оппозиционер Рауль Хаджимба с большим отставанием (25 процентов) получал "серебро", а премьер Сергей Шамба, который наравне с Анквабом в начале кампании считался фаворитом, получал символические 15 процентов.

В итоге Анкваб получил менее 55 процентов, а Шамба даже обошел Хаджимбу, но уверенная победа Анкваба в первом туре все равно состоялась.

Тишина

Шамба перед выборами грозился в случае фальсификаций вывести своих сторонников на улицы. Говорили даже, что премьер попробует реализовать в Абхазии "египетский сценарий". В том, что сторонники Шамбы или Хаджимбы выйдут к Центризбиркому и будут там разговаривать и спорить, не сомневался никто. Так было и раньше, и так должно было быть 26 августа.

Но в ночь после выборов никто кроме милиции и спецназовцев к ЦИКу, который располагается в обычном трехэтажном здании наравне с адвокатским бюро и полдюжиной других организаций, не пришел.

К 10 часам вечера около штаба Шамбы, где должны были собираться в поход его сторонники, находились около 50 человек. Они разбились на несколько групп и что-то негромко обсуждали. Молодежь в красных футболках, которую Шамба мобилизовал в ходе кампании и которую его конкуренты прозвали "Кмара" (в честь грузинской "Поры"), к штабу не пришла.

Иногда кто-то начинал вполголоса материться, а кто-то даже сказал: "Ну нас здесь много здоровых парней", но эта фраза, так и не превратившись в призыв, повисла в воздухе.

В самом штабе сидели мрачные руководители избирательной кампании Шамбы. Главный спонсор кампании бизнесмен Беслан Бутба только отмахнулся на просьбу об интервью. На следующий день руководитель избирательной кампании Шамбы Нугзар Аргба рассказал "Ленте.ру", что штаб Анкваба поработал лучше, а он допустил ряд ошибок.

На самом деле Шамбу сгубила история с интервью экс-министра обороны Грузии Тенгиза Китовани о сотрудничестве Анкваба с Грузией. Этот убойный компромат, который показали на площади в Сухуми, ударил бумерангом по Шамбе. "Если бы премьер зарегистрировался и ничего не делал вообще, он и то бы набрал более высокий рейтинг", - полагает политолог и главред газеты "Чегемская правда" Инал Хашиг.

В штабе Хаджимбы ночью, напротив, царил сдержанный оптимизм, и сам кандидат охотно общался с журналистами. Ночью он еще не терял надежды на второй тур. У дверей офиса Анкваба было многолюдно, ни сторонники вице-президента, ни сотрудники его штаба своего удовлетворения не скрывали.

Энтузиазм

План Шамбы и его политтехнологов (якобы российских) заключался в том, чтобы в случае небольшого отставания от Анкваба вывести людей на улицы под лозунгами "Долой фальсификации". Однако поражение премьера было настолько сокрушительным, что о каких-то революционных сценариях говорить просто не было смысла. Никто из кандидатов не заикнулся даже о нарушениях в ходе выборов, не говоря уже о фальсификациях.

Утром 27 августа глава ЦИК Батал Табагуа вышел к журналистам и заявил, что в ходе выборов к нему пришло две жалобы на действия избиркома в одном из сел Гальского района. Проверка показала, что они несущественные.

Кроме того, ночью прошла информация о вбросе 400 бюллетеней на участке в российском Черкесске (якобы в пользу Хаджимбы). Наблюдатели от Анкваба не подписали протоколы, но утром Табагуа на вопрос "Ленты.ру" о произошедшем в Черкесске заявил, что ничего не слышал об этом, и никаких жалоб в ЦИК не поступало.

Выборы в Абхазии действительно попытались сделать максимально прозрачными и демократичными. На каждом участке присутствовали по 2-3 наблюдателя от каждого кандидата, списки заверялись выбранными жребием членами избиркомов, урны были прозрачные, а отметку о прохождении голосования ставили избирателю в паспорт. Уровнем проведения выборов восхищался и российский сенатор (а также бывший министр труда и соцразвития) Починок. Он с миссией едва ли не государственной важности выехал на восток Абхазии, поближе к границе с Грузией. По дороге он рассказывал, что накануне был на готовившихся к выборам участках, и там царил "сумасшедший энтузиазм".

Еще больший энтузиазм (и это еще мягко говоря) был на участках и в день выборов. К их открытию в 8 утра в городе Гал (Гали) собралось все руководство города, а жители начали выстраиваться в очередь. К 9 утра у дверей скопились десятки избирателей, которые пытались побыстрее пройти внутрь и проголосовать.

Починок, инспектируя участки, восхищенно потирал руки, смеялся. Смысл его миссии, впрочем, остался непонятным. Заходя на участок, сенатор обозревал происходящее, радовался наличию урны, кабинок для голосования и наблюдателей, хвалил членов избиркома, те узнавали его и уважительно здоровались, после чего участок Починок покидал. Таким образом мы посетили 18 участков в Гале, Ткуарчале (Ткварчели) и окрестных селах.

Везде избиратели буквально ломились на участки, образуя столпотворение и отталкивая в сторону милиционеров, пытавшихся установить хотя бы видимость порядка. Немыслимый для России ажиотаж был достигнут даже без дешевых пирожков и бесплатных медицинских осмотров.

При этом яростно желавшие проголосовать жители отказывались признаваться, за кого они голосовали и почему. В Гале, где проживает преимущественно грузинское население, делали вид, что не понимают русского языка. В Ткаурчале, родном городе Хаджимбы, один из избирателей нехотя сказал, что голосовал за земляка как за "своего, честного и порядочного".

К полудню на большинстве участков уже проголосовало около 50 процентов, чему никак не мог нарадоваться Починок. Потом (когда сенатор уже вернулся в Сухуми) выяснилось, что все, кто хотел проголосовать, сделали это утром, и общая явка составила только 72 процента.

Триумфатор

В субботу днем Анкваб (после того, как председатель ЦИК объявил его президентом, а Шамба лично поздравил с победой) выступил перед журналистами в свежеотремонтированном пресс-центре. "Для нас сегодня важный день, погода хорошая, ожидания граждан сбылись: Абхазия может проводить выборы по международным стандартам. Борьба была не лишена шероховатостей, но мы их уже забыли", - сказал Анкваб и замолчал.

Шероховатости, замеченные президентом, были проигнорированы иностранными наблюдателями. Их в Сухуми приехало более 100 человек (как из Приднестровья, так и из Италии). Наблюдатели должны были подтвердить легитимность существования Абхазии, признанной лишь несколькими государствами.

В день выборов они, как и Починок, перемещались по участкам, после чего пели панегирики организации выборов в пресс-центре. Польский наблюдатель заявил, что не может не высказать критическое замечание. "Знаете, я как представитель страны-члена Евросоюза, должен отметить малое количество флагов и гербов на участках", - сказал поляк. Еще более подобострастно выступил японский наблюдатель Мицухиро Кимура. "Буш победил Гора нечестно, за счет махинаций в Калифорнии (на самом деле во Флориде - "Лента.ру"). В Абхазии же такие вещи исключены в силу идеальной организации выборов", - отметил японец. В таком же духе высказывались и остальные наблюдатели.

Чуть более холодный прием Анкваб встретил от журналистов на своей пресс-конференции. Его спросили, в частности, не намерен ли новый президент вводить в стране цензуру и диктатуру. "Что касается давления на СМИ и цензуры, то мы такими мелочами не занимаемся, - сказал Анкваб и тут же добавил. - Но есть разница между
свободой слова и разнузданностью". "Мы будем наводить порядок конституционно, и никаких диктатур в Абхазии не будет. Без порядка ничего не выйдет, вороватые чиновники и коррупционеры должны подпадать под метлу, на которую вы намекаете", - сказал Анкваб. При этом президент пообещал вскоре отменить должности вице-президента и премьера как излишние в абхазской системе исполнительной власти.

В ходе пресс-конференции Анквабу неожиданно вручили его собственный фотопортрет трехлетней давности. Президенту пришлось взять фотографию в руки и долго позировать журналистам. "Я здесь настоящий дуче", - попытался пошутить Анкваб, но вышло не смешно.

По мнению политолога Хашига, теперь Анкваб постарается собрать всю власть в свои руки. Он, действительно, шел на выборы с имиджем "сильной руки", которая наведет порядок. "Если он все замкнет на себя и начнет закручивать гайки, то общество может возмутиться", - считает Хашиг.

Проверить это можно будет скоро. Анкваб не собирается долго раскачиваться. По крайней мере, его молодые сторонники на площади, отпивая водку из горла, хвастались, что новый президент уже встретился с ними. "Прямо с завтрашнего дня начнем работать", - сказали они и уехали в ночь, размахивая флагами Абхазии из окон машин.