Новости партнеров

Миры Вайбеля

На Московскую биеннале привезли собак-смертниц и пакеты с водой

В 2011 году Московская биеннале проходит в четвертый раз, однако по насыщенности и многообразию программы можно было бы сказать, что у главного столичного смотра современного искусства куда более длинная история. Организаторы и кураторы выставки подчеркивают, что Москва за столь недолгое время сумела занять достойное место на мировой арт-сцене. Если место это определяется количеством художников и мало постижимых сразу, но "глубоких" идей - то слова их точно правдивы.

23 сентября открылся основной проект биеннале под названием "Переписывая миры", который курирует немецкий художник, концептуалист и знаток медиаискусства Петер Вайбель. Проект, созданный более чем 70 художниками из 33 стран, разместился на двух главных площадках – на пятом этаже элитного торгового центра столицы ЦУМа и в галерее Artplay. Вайбель пригласил как уже именитых мастеров, например, китайского диссидента Ай Вэйвэя, так и совсем неизвестных художников.

Российских участников куратор выбирал по портфолио – в этом году их было около 300. Чтобы попасть на биеннале, нужно было предъявить проекты, которые, с одной стороны, никогда не выставлялись, а с другой – соответствовали главной концепции. Основная идея "переписывания миров" кроется в понимании того, что современное искусство отражает постоянно меняющиеся системы (политические, финансовые, культурные и другие), переосмысляя и переоценивая их. Петер Вайбель, например, считает, что процесс "глобализации" правильнее было бы называть "переписыванием": так, одна культура не то чтобы смешивается с другой, а переосмысляется под чужим влиянием.

Кроме того, "миры переписываются" с помощью новых медиа, без которых современное искусство представить уже нельзя: цифровые технологии, аудио-, видеоинсталляции сосуществуют с классическими формами – живописью и скульптурой. На Московской биеннале куратор, по его собственным словам, пытался "справедливо" представить все медиа, которые бы наиболее полно отражали состояние и возможности искусства.

На биеннале выставляется не один художник с мировым именем. Ай Вэйвэй, притесняемый за свои политические взгляды на родине, представил видео 2005 года "Пекин: второе кольцо", где художник снял одну из основных магистралей города. В видео демонстрируются изменение городского облика и технологические метаморфозы.

В галерее Artplay можно, например, увидеть две работы "отца поп-арта" Ричарда Гамильтона, на одной из них сравниваются карты Палестины и Израиля с разницей в 50 лет – художник показывает, насколько за полвека уменьшилась палестинская территория. В Москву также привезли проекты немецкого классика Герхарда Рихтера и немецкой художницы Ребекки Хорн, мастера механических инсталляций. В столице покажут новый фильм Хорн "Лунное зеркальное путешествие" о самых значимых ее перфомансах за последние 25 лет, которые художница фиксировала на пленку.

Одним из самых ярких проектов, выставленных в ЦУМе, стали фигуры собак-смертниц индийского художника Т.В. Сантоша, затронувшего таким образом проблемы войн и терроризма в современном мире. В Artplay можно увидеть на первый взгляд совсем простые карандашные пейзажи Лады Наконечной – открытки, сделанные по фотографиям с помощью проектора; художница же их рассматривает как документальные свидетельства о тех местах, где она бывала. Там же можно увидеть карту мира аргентинской художницы Каталины Бауэр, которая выложила континенты из полиэтиленовых пакетов, заполненных водой.

На обеих площадках выстроены разного рода сооружения, то круг внутри квадрата, то зеркальные панели, то интерактивный куб. Последний представляет собой музыкальную шкатулку со скрипичными струнами, которые при прикосновении начинают вибрировать.

"Самой интерактивной" инсталляцией оказался "Сад заблуждения и упадка" Михаэля Белицкого и Камилы Б. Рихтер, размещенный в ЦУМе. На стену проецируется поток различных анимированных значков, среди которых порой угадываются и лица известных политиков. Напротив стены расположен джойстик-кнопка, нажимая на него, можно "выстрелить и убить" кого-нибудь или что-нибудь. Однако все тонкости замысла выясняются только из описания проекта в каталоге – поток значков зависит от ленты сообщений в сети Twitter, если пользователи активно обсуждают Обаму, появится Обама. Последствия же выстрела определяются индексом международного фондового рынка: если он растет, то в анимированном мире после выстрела наступит настоящий мир, и зло будет повержено; если индекс падает, то "выпущенная пуля", вне зависимости от того, куда она попадет, приведет к катастрофам.

Проекты биеннале настолько разнообразны по темам и средствам выражения, что обобщить их и систематизировать достаточно трудно: рядом с "искусством будущего" соседствуют привычные фотографии, а политически ангажированные проекты перемежаются бесполезными штуковинами. В целом же бытует мнение, высказанное в частности, на страницах журнала "Артхроника", что такого рода масштабные темы ("Переписывая миры", "Против исключения" - тема Московской биеннале 2009, "Примечания: геополитика, рынки, амнезия" - 2007, "Диалектика надежды" - 2005) смысла, конечно, не лишены, но чересчур расплывчаты. Из-за этого под девизом биеннале могут объединиться почти любые проекты.

Помимо основного проекта кураторы подготовили около 70 специальных, среди которых встречаются даже более необычные и интересные. Арт-объекты из спецпрограммы размещены на лучших площадках Москвы - Третьяковка, "Винзавод", "Красный октябрь". Однако в этом году столичная биеннале не ограничивается только российским арт-пространством - специальные проекты можно увидеть, например, в Киеве и Лондоне. И вновь в программе произведения Семена Файбисовича, Ильи Кабакова, Олега Кулика стоят рядом с работами совсем не известных столичной публике художников. Так, например, галерист Марат Гельман привез в Москву в рамках специального проекта "Искусство против географии: Культурный альянс" новых художников из 10 городов.

Один из московских спецпроектов, напротив, разместился в непривычно отдаленном от культурной жизни мегаполиса месте - в Южном Бутово. Там организаторы проекта "Дом художника 'Южное Бутово' – Спальный район' " решили выстроить интерактивный дом -инсталляцию из строительных вагончиков, тем самым обратив внимание на отсутствие галерей и музеев за пределами центра Москвы. Павильоны органично интегрируются в спальный район, а в них творят "гастАРТбайтеры" и жители района. Такого рода инсталляции выросли из стрит-арта: аудитория арт-объектов значительна, а художественное пространство не ограничивается музеем.

Зрителю, далекому от современного искусства, понять замысел тех или иных арт-проектов достаточно непросто. Суть же нынешней биеннале заключается в демонстрации того, что именно реакция и возникновение интереса у публики формируют и наполняют смыслом художественный объект. Более того, ответное действие, которое предусматривается интерактивностью проектов, само по себе является арт-жестом: зритель из простого стороннего наблюдателя, пусть даже рефлексирующего над произведением искусства, становится равноправным участником и соавтором проекта, словом, художником.

По мнению Петера Вайбеля, художником может быть каждый, и, в сущности, так оно и есть. Появлению многочисленного числа "творцов" способствует и то, что меняются взаимоотношения между "художником и реальностью". Если раньше художник создавал некую систему координат, то теперь он отталкивается от нее: а в нынешней реальности отправными точками являются интернет, мультимедийность и технические достижения в целом. Главное же сводится к тому, чтобы вычленить, что из созданного является просто современным, а что действительно актуальным, как по концепции, так и по средствам воплощения. Московская биеннале, по сути, пытается манифестировать наступление новой эпохи актуального искусства – и публика должна ей в этом помочь.

Культура00:0312 ноября

Люби, молись, ешь

Потайной театр предлагает эротические танцы в душе, исполнение желаний и ужин