Тысяча и один пленник

Израиль и палестинцы договорились обменяться заключенными

Палестинское движение ХАМАС и правительство Биньямина Нетаниягу заключили сделку по обмену пленными. За одного старшего сержанта ЦАХАЛа, захваченного боевиками еще в 2006 году, Израиль освободит 1027 палестинских заключенных, попавших в тюрьмы в разное время и по разным обвинениям, в том числе - тяжелым.

Военнослужащий армии обороны Израиля Гилад Шалит (тогда еще в звании капрала) был захвачен палестинцами в июне 2006 года. Боевики прокопали тоннель из сектора Газа на израильскую территорию, после чего совершили неожиданный налет на армейский пост. В ходе скоротечного боя четверо израильских военных получили ранения, двое погибли и один попал в плен. Ответственность за это нападение взяла на себя ассоциированная с ХАМАСом группировка "Комитеты народного сопротивления".

Израиль отреагировал на произошедшее очень бурно. Сектор Газа был взят в плотное кольцо, к нему стянули войска, начали бомбить и обстреливать. Десятки палестинцев, так или иначе связанных с исламистскими организациями, были арестованы, в тюрьмах оказались и многие депутаты палестинского парламента от ХАМАСа.

Тогдашний израильский премьер Эхуд Ольмерт потребовал немедленно освободить Шалита, пригрозив палестинцам настоящей войной, если сержант не окажется на свободе. Кроме того, Ольмерт напрочь отверг тут же поступившее от палестинцев предложение обменять солдата на сотни их заключенных. Премьер-министр тогда высказался в том духе, что его страна людьми не торгует.

Однако, как выяснилось, в своих оценках он погорячился. Спустя полтора месяца после похищения Шалита Израиль столкнулся с новой бедой - на северной границе ливанская группировка "Хизбалла" похитила еще двоих военнослужащих. Началась война, которая стоила сторонам сотен жизней и завершилась, по сути, вничью. Неоднозначность ее итогов и военная бездарность правительства Ольмерта в результате привели к его падению, новым выборам и продолжению политической борьбы. О 19-летнем капрале, чье имя было у всех на устах летом 2006 года, многие подзабыли, его судьба превратилась в одну из многих проблем Израиля, вокруг которых различные партии сражаются за голоса избирателей.

Когда стало очевидно, что просто так палестинцы Шалита не отдадут, начались сначала тайные, а затем и почти открытые переговоры о его обмене на заключенных. Поскольку израильские чиновники напрямую говорить с лидерами ХАМАСа по понятным причинам не могут, посредническую миссию взял на себя Египет. Порой, правда, и другие страны предпринимали попытки поучаствовать в процессе, однако никаких успехов они не достигли.

С годами, на фоне многочисленных ближневосточных неприятностей, бед и несчастий переговоры об обмене приобрели вялотекущий характер. Не успокаивались лишь родители несчастного сержанта и сочувствующие им люди. Они встречались с политиками, дипломатами, деятелями культуры и просто авторитетными людьми, прося их заступничества. Иногда в этом деле появлялись проблески надежды, но до последнего времени все было тщетно.

Новые возможности для компромисса открылись в 2011 году, когда по арабским странам прокатилась волна революций. Изменения затронули не только Тунис, Египет и Ливию, но и Палестинскую автономию. Народ пришел в неприятное для политиков движение, требуя перемен.

Махмуд Аббас, управляющий Западным берегом, сориентировался быстро. Для желудков подведомственных ему палестинцев был предложен уверенный экономический рост. Для умов и сердец - концепт быстрого построения независимого государства - не очень реалистичный, но зато захватывающий. Народ, в целом, доволен - цель перед собой видит, какую-никакую заботу правительства ощущает.

При этом в секторе Газа ситуация куда мрачнее. Авторитарно-теократический режим, экономическая блокада, нищета, перенаселенность, нехватка всего на свете и полная безнадега на горизонте. При этом в идеологическом смысле ХАМАС предлагает своим подопечным перспективы, по своей реалистичности напоминающие "построение коммунизма к 1980 году". Если быть точным, имеется в виду полное уничтожение еврейского государства и построение на его месте счастливого исламского общества, живущего по законам шариата.

Тем временем население сектора бедствует уже годами, да и с джихадом получается примерно то же, что и с построением коммунизма. Жители Газы начали задумываться о том, что Аббас, возможно, не так уж и не прав, предлагая деньги и независимость взамен на нищету и бесконечную войну за "полное освобождение Палестины". Такие мысли для ХАМАСа - хуже горькой редьки. Так и до бунта недалеко.

В общем, исламистам надо было срочно показать, что и они кое на что годятся. Тут-то они и вспомнили о Шалите, которого уже пять лет маринуют в каком-то бункере. По данным израильских СМИ, ХАМАС вдруг стал очень покладистым и отказался от требования выпустить всех наиболее одиозных заключенных. Более того, общее число палестинцев, на освобождении которых настаивали радикалы, также пошло вниз. Израильтяне это почувствовали и еще немного надавили, после чего сделка стала возможной.

В результате на свободе окажутся не 60, как настаивал ХАМАС, а лишь 15 особо опасных боевиков, отбывающих срок по статье о терроризме и убийствах. Но и это не все. Иерусалим добился, что части освобожденных палестинцев будет запрещено покидать свои города, другие будут депортированы в сектор Газа, а третьи - в те страны, которые согласятся их принять.

В общем, Израиль едва ли мог выторговать более приемлемые условия освобождения своего солдата. Большинство жителей страны полностью одобрили сделку, несмотря на то, что в числе освобождаемых палестинцев есть убийцы и террористы. История Шалита, попавшего в плен в 19 лет и отметившего там четвертьвековой юбилей, равнодушных не оставила. Его освобождения ждали все.

В то же время и ХАМАС, как водится, объявил о своей "великой победе над сионистами". В целом, палестинское общество сделку так и восприняло. Там своих шалитов - несколько тысяч. Родные и друзья точно так же ждут их возвращения домой, как и близкие пленного старшего сержанта. Радость по поводу освобождения тысяч заключенных вылилась в народные гулянья на улицах палестинских городов. При этом на израильских площадях примерно так же отмечали вызволение одного человека.

Израильтяне, правда, опасаются, что освобожденные палестинцы пополнят ряды террористов, угрожающих их стране. Однако намного хуже ситуация станет едва ли - в ХАМАСе никогда не было сильного кадрового голода. На смену арестованному террористу всегда с готовностью приходили трое новых. Тысяча туда, тысяча сюда - в данном вопросе это не критическое число.

Сейчас радикалы на коне. Палестинцы действительно благодарны ХАМАСу за освобождение своих друзей и родственников. Однако принципиально ситуация не изменилась. Сектор Газа по-прежнему остается бедным и безыдейным, а Западный берег - относительно зажиточным и смотрящим вперед.

В этом смысле ХАМАСу придется искать дополнительные источники вдохновения для жителей осажденного сектора. Как показала практика, похищение израильтян в этом смысле работает безотказно.