Премьер, или Туда и обратно

Владимир Путин рассказал о возвращении в Кремль

Премьер-министр Владимир Путин дал интервью руководителям трех федеральных телеканалов. Он рассказал, почему идет на президентские выборы, сравнил себя с Франклином Делано Рузвельтом и поделился планами на третий срок. Начав говорить, как премьер-министр, Путин на время перевоплотился в президента, а к концу беседы снова вернулся в образ главы правительства.

Давать интервью Константину Эрнсту, Олегу Добродееву и Владимиру Кулистикову придумал Дмитрий Медведев. Обычно президент в разговоре с руководителями крупнейших СМИ подводил итоги года. Собственное правило глава государства нарушил в сентябре, через несколько дней после того, как стало известно о его отказе от президентских амбиций. Медведев попытался объяснить, почему, собственно, действующий руководитель государства, не завершив уйму начатых реформ, добровольно взял на себя роль хромой утки.

Спустя пару недель после разговора с президентом три главных телевизионщика страны отправились в Ново-Огарево, задавать вопросы премьер-министру.

"Зачем вы возвращаетесь в Кремль?" - с ходу спросил премьера Константин Эрнст. Ответ вышел крайне смазанным и многословным. Рассуждения Путина свелись к тому, что стать президентом в третий раз ему необходимо, чтобы "довести дело до логического завершения", ну или хотя бы "привести это дело к максимальному эффекту". При этом он отметил, что к должности президента никогда не стремился, а в 2008 году даже не стал менять Конституцию ради очередного срока ("Хотя мог, легко!").

Теперь же никаких юридических препятствий для его возвращения в Кремль не осталось. Тем более, как утверждает Путин, "простые люди" не раз говорили ему, что "хотели бы, чтобы события развивались именно таким образом". Медведев, со слов премьера, против рокировки тоже не выступал. "Мы много лет назад - еще четыре года, договорились о том, что такой вариант событий вполне возможен", - заявил старший по тандему, не уточнив, когда было принято окончательное решение. Не исключено, что окончательным оно стало еще в 2008 году.

"Это в принципе абсолютно естественное дело, это не какой-то междусобойчик и какой-то сговор двух или трех человек (в данном случае двух). Это абсолютно нормальное дело в политической жизни и практике, когда люди создают какие-то политические альянсы, политические союзы, договариваются о принципах совместной работы и поведения", - настаивал Владимир Путин, вопреки широко распространенному мнению, что рокировка все же выглядит именно как "сговор" и "междусобойчик".

Несмотря на обилие "простых людей", которые хотят видеть Путина президентом, ему еще предстоит выиграть выборы, на чем премьер несколько раз акцентировал внимание. "Одно дело, когда я слышу где-то положительные сентенции на этот счет и предложения от граждан в конкретных регионах, а другое дело, когда вся страна придет на голосование", - заметил Путин. Он отверг утверждение критиков рокировки, что его выдвижение автоматически означает победу. "Для рядового гражданина всегда есть выбор, - подчеркнул премьер. - Мы предлагаем вот такую конфигурацию, а граждане страны на избирательных участках скажут, согласны они с этим предложением или нет. Выборы решают все!"

Ровно то же самое в своем интервью говорил Медведев. "А если люди откажут в доверии Медведеву и Путину? Любой политический деятель может "пролететь" на выборах. Никто ни от чего не застрахован. Какая предопределенность?" - горячился президент.

В день записи интервью Путина, Медведев, выступая перед своими сторонниками на "Красном октябре", обещал уже "не отдавать власть, а работать". "Сейчас я вижу свой долг, личную обязанность в том, чтобы продолжать трудиться, продолжать трудиться на благо нашей страны, наших людей", - говорил Медведев. Он рассчитывает, что достойная смена подрастет лет через 10-15. Пока же, считает президент, выдвигаться должен политик, чей рейтинг выше, а выше он у Путина.

С точки зрения премьера, которая не меняется вот уже много лет, России нужен "период стабильного развития". Тем не менее, в случае возвращения на президентский пост, отменять либеральные начинания Медведева он не собирается. "Нам приходилось 'закручивать гайки', прямо говоря, и вводить определенные жесткие механизмы регулирования в политической сфере... Сейчас ситуация немножко другая", - заявил Путин.

По словам премьера, опасаться "брежневского застоя" также не стоит. "Я что-то не припомню, чтобы послевоенное советское руководство, лидеры советские послевоенные так же интенсивно работали, как это делаю я или действующий президент Медведев Дмитрий Анатольевич", - подчеркнул Путин, отметив, что и в те годы "было много позитивного". Правда, сравнивает он себя все равно не с Леонидом Ильичом Брежневым, а с Франклином Делано Рузвельтом, который четырежды избирался на пост президента. До принятия 22-й поправки Конституция США позволяла гражданам баллотироваться на пост главы государства неограниченное число раз.

Помимо Рузвельта, Путин признался в симпатиях к Шарлю де Голлю, после чего разговор переключился на внешнюю политику. Если раньше Владимир Путин неоднократно повторял, что эта сфера находится в компетенции главы государства и отсылал таким образом к Медведеву, то сейчас он высказался без всяких отговорок. На середине интервью премьер заговорил как президент.

Первый вопрос касался Китая. Владимир Путин назвал КНР надежным стратегическим партнером и подчеркнул, что угрозы со стороны китайской республики нет, а товарооборот между странами растет с каждым днем. "Главная борьба идет за мировое лидерство, и здесь мы с Китаем спорить не собираемся. Здесь у Китая другие конкуренты. Вот пусть они между собой и разбираются", - намекнул он на западные страны.

Далее Путина попросили прокомментировать обвинения в имперских амбициях, последовавших за публикацией его статьи о Евразийском экономическом пространстве. По замыслу Путина, оно должно быть создано на основе Таможенного союза и Единого экономического пространства. "Мы же не говорим о каком-то политическом объединении, о возрождении Советского Союза, да Россия даже и не заинтересована в этом сегодня", - отмел обвинения премьер. "Что касается наших критиков из-за рубежа, именно критиков, которые говорят о наших имперских амбициях... я могу сказать: знаете что, займитесь своими делами - боритесь с возрастающей инфляцией, с растущим государственным долгом, с ожирением в конце концов, - займитесь делом", - рекомендовал Путин, отметив, что уровень интеграции в Евросоюзе выше, чем был в СССР.

Касаясь темы отношений с Европой, Владимир Путин пообещал идти на компромиссы, однако заверил, что "во внешней политике мы должны чувствовать себя уверенно и всегда должны понимать, где находится наш национальный интерес". Тем не менее, "натягивать" на Россию "кафтан какой-то супердержавы" он отказался: "Корчить из себя мирового жандарма нам ни к чему".

Прокомментировав далее революции в арабских странах, Путин стал возвращаться в образ премьер-министра. Речь зашла об обысках в европейских офисах "Газпрома", проведенных антимонопольной службой. Премьер уличил Европу в желании покупать газ дешевле, чем продает Россия, и выступил против "третьего энергопакета", призванного уменьшить зависимость Евросоюза от РФ.

После вопроса про "Газпром" Эрнст перевел тему на внутреннюю политику, спросив, поможет ли Общероссийский народный фронт победить единоросам на выборах. "Конечно, мне очень хочется, чтобы 'Единая Россия' на выборах победила", - признался премьер.

По словам Владимира Путина, "Единая Россия", список которой на выборах в Думу возглавляет Медведев, по итогам выборов должна остаться "ведущей политической силой" в Госдуме. Сказав это, он нарушил избирательное законодательство. По закону должностные лица не имеют права агитировать за или против какой-либо политической силы, а интервью Путин давал в должности премьер-министра.

В целом же он хочет, чтобы Дмитрию Медведеву, которому предстоит стать премьер-министром, достался "работоспособный парламент". Очевидно, что в устах Путина здесь подразумевается конституционное большинство "Единой России". По его словам, главное, чтобы в Госдуме не было слишком много партий. "Посмотрите, что в Штатах. Там много партий?" - поставил он в пример американский двухпартийный парламент. При этом будущий президент пообещал не копировать западные политические системы, а строить свою.

На предсказании победы "Единой России" и рассуждениях о конфигурации политического устройства России интервью Путина и закончилось. В эфире федеральных каналов разговор показали не целиком, в частности, вырезали фразу о "закручивании гаек" и почти все внешнеполитические вопросы. Телезрители же, которые посмотрели полную версию на "России-24", наверняка заметили, как по ходу интервью Путин перевоплощается из премьера в президента и обратно. И играть роль последнего ему нравится намного больше.