Новости партнеров

Мобилизовать сетевой "крауд"

Интервью с создателем проекта "Карта помощи"

Краудсорсинговые проекты к концу 2000-х годов стали постепенно доходить и до России. Одним из самых известных активистов краудсорсинга в России является Григорий Асмолов, который сделал "Карту Помощи" пострадавшим от пожаров, а также "Карту Холодов", "Карту Радиации" и Атлас Помощи "Виртуальная рында" (rynda.org). "Лента.ру" решила выяснить у Григория Асмолова, что он понимает под краудсорсингом.

"Лента.ру": Григорий, что такое краудсорсинг?

Краудсорсинг - это если говорить буквально, использование "ресурса толпы" для решения тех или иных задач. Правда слово "толпа" на русском имеет некоторую негативную коннотацию, поэтому более корректно говорить об использование ресурса сетевого общества, которое включает в себя всех пользователей Интернета объединенных единой сетью. Это своего рода новая реальность, в рамках которой те или иные организации или структуры могут использовать потенциал широкой публики чтобы решать поставленные задачи.

То есть если аутсорсинг - это когда та или иная фирма те или иные функции передает другим структурам и используют ресурсы может быть в другой стране или в другом конце света, то краудсорсинг - это новая модель партнерства между той или иной структурой, организацией которая имеет некоторую цель и широкой публикой, которая может быть ресурсом помогающим эту цель достигнуть.

Интернет становится инструментом краудсорсинга, так как предоставляет инструменты посредничества между той или иной группой людей или организацией, которые преследуют ту или иную цель и непосредственно широкой публикой, которая может помочь достичь этой цели. Интернет позволяет создавать платформы, на которых эти цели обозначаются, работают механизмы вовлечения через которые люди организуются, а дальше механизмы координации благодаря которым люди работают вместе над выполнением этой цели.

В контексте журналистики у краудсорсинга есть более конкретные приложения, а именно когда люди приобщаются к сбору информации. В данном случае читатели это не только потребители информации, но и потенциальный ресурс для сбора информации, особенно в ситуациях где событий много, например выборы или стихийные бедствия.

То есть если мы говорим в данном случае о СМИ как организации, которая преследует цель собирать информацию, и ситуации когда помимо сети журналистов к сбору информации привлекается также большое количество людей, то есть появляется новый ресурс и создается новая модель партнерства между потребителями и производителями информации. Дальше начинается разговор о платформах, которые позволяют реализовывать эти задачи.

У меня один маленький вопрос. Вы сказали, что вы осторожно подбираете слова. А если бы вас попросили дать неосторожное определение краудсорсинга, каким бы оно было?

Осторожное определение в данном случае касается не природы самого явления, а того кто в нем задействован. Это не обязательно организация которая задействует широкую публику. Если мы берем историю с пожарами, то это может быть просто группа волонтеров, которая организуется, и, по сути, краудсорсинг может замыкаться сам на себя. То что по-английски называют крауд ту крауд. То есть по сути публика при помощи краудсорсинга мобилизует свои собственные ресурсы, имеет место самомобилизация.

Здесь не обязательна иерархическая модель, когда есть какая-то организация, которая задействует людей для того чтобы достичь своей цели. Речь идет о том, что сегодня люди благодаря информационным технологиям получили новые инструменты для того, чтобы организовываться вокруг той или иной цели.

Скажите, как появился сам термин "краудсорсинг" и был ли краудсорсинг до термина?

Если я не ошибаюсь, термин был введен где-то в 2006 году, появился он в журнале Wired, в котором вообще много всего нового появляется (например знаменитая теория "длинного хвоста"), в статье, которая была написана несколькими авторами. Но концепция краудсорсинга рождалась немного в другом контексте - экономическом, в контексте новых бизнес моделей, в рамках которых фирмы могут привлекать потребителей к производству и модификации товаров. В моем же случае, я занимаюсь прежде всего социальными, политическими и гражданскими аспектами краудсорсинга, прежде всего механизма мобилизации ресурса сетевого "крауда" для решения тех или иных социальных проблем, или сбора информации для СМИ. Как мне кажется, в России краудсорсинг наиболее ярко проявился именно в этих социальных и гражданских аспектах.

Как для вас начался краудсорсинг, почему вас привлекла именно эта область, почему именно краудсорсинг?

Впервые я столкнулся с этой темой в Университете Джорджа Вашингтона в Вашингтоне, где я делал магистерскую по глобальным коммуникациям. Одним из первых примеров краудсорсинга, с которым я столкнулся, была в рамках учебы была платформа Ushahidi ("свидетельство" в переводе с суахили). Тогда она только набирала обороты, после того как ее разработали в Кении в конце 2008 года для мобилизации ресурса простых кенийцев для сбора информации о насилии после спорных выборов. Причем там это работало в первую очередь на базе мобильных телефонов, а не Интернета. И уже кенийский случай показал, что мобилизация гражданского ресурса через специальные платформы дает то, что не давала ни традиционная журналистика, ни социальные медиа - информации было больше, она было более полной, а главное она отражала ситуацию на самых первых этапах развития инцидентов, а не постфактум когда что то случилось, что позволяло говорить о краудсорсинге как механизме раннего предупреждения.

Дальше, когда я работал в центре Беркмана по изучению Интернета и общества гарвардского университета, в России случились пожары, и видя как активно российский интернет пользователи подключились к борьбе с кризисом, я предложил использовать Ushahidi не только как инструмент мобилизации гражданского ресурса для сбора информации, но прежде всего как инструмент для мобилизации ресурса взаимопомощи и координации оказания помощи. То есть здесь через сеть гражданский ресурс напрямую подключился к борьбе с кризисом, но при этом те кто задействовали этот ресурс были сами граждане, многие из которых блоггеры, конечно в партнерстве с рядом неполитических организаций - благотворительные НКО, Гринпис, Синодальный фонд церкви и другие.

Вы создали, инициировали или ведете несколько проектов. Это был проект про пожары "Карта помощи", "Карта радиации" была, Холода.инфо и, наконец, один из последних - это "Виртуальная рында".

Все точно.

Расскажите, пожалуйста, о них чуть подробнее. Почему именно эти темы, успешны эти проекты, в смысле, насколько большая толпа их поддерживает?

Вернемся, к определению краудсорсинга - использование ресурсов народа. В ситуации, которая возникла в России в 2010 году летом, когда были пожары, мы видели, что возник некий национальный кризис, с которым, видимо, государство не очень справлялось.

С другой стороны, мы видели что у людей была очень сильная мотивация участвовать в решении этой задачи, в том числе и потому что государство показало, что не может быть достаточно эффективным. То есть здесь россияне, российское сетевое общество, потому что в первую очередь мы говорим о тех, кто самоорганизовался через интернет, выступили как очень сильно мотивированный ресурс для того чтобы решить эту задачу, причем необязательно в рамках партнерства между собой и государством, которое не очень проявляло желание развивать такое партнерство, а прежде всего рамках партнерства между собой и собой, так как параллельно был некий кризис доверия по отношению к государству.

Эта деятельность активно продолжалась и в социальных сетях, и в блогосфере. И вот, когда стало видно, что возник такой достаточно сильно мотивированный ресурс в российском сетевом обществе и он уже активно работает, появилась идея о том, чтобы предоставить инструмент, который делает краудсорсинг, то есть использование ресурсов сообщества боле эффективным, а кроме того позволяет мобилизовать дополнительные гражданские ресурсы не обязательно из среды блогеров, а также помогает координации и партнерству с НКО, экологами, церковью всеми кто хочет помогать.

Платформа Ushahidi позволяет это все оптимизировать и сделать более эффективным. И так достаточно спонтанно возникла идея, мой коллега Алексей Сидоренко собрал группу программистов-волонтеров и буквально через сутки платформа уже работала. Среди первых кто развивал платформы были и Анастасия Северина, и Марина Литвинович, и очень много людей замечательных добровольцев, которых участвовали в работе платформы, ну а другие добровольцы пользовались платформой чтобы помочь нуждающимся.

Что позволяет платформа Ushahidi, почему она является эффективным инструментом краудсорсинга? Она позволяет не только мониторить ситуацию с пожарами, то есть где что горит. Тут был второй и более значимый элемент использования краудсорсинга, использования сетевого ресурса, а именно, люди не только сообщали о том, где что горит и где какие кризисы, но и о том, чем они готовы помочь и где нужна помощь. В данном случае, благодаря такому инструменту, который наносит на карту сообщения о том, где нужна помощь и о том, где находятся те, кто хочет помочь, раскладывает по категориям все формы помощи, которая нужна и в которой люди нуждаются.

Люди могли посылать на "Карту" информацию о том, где какая помощь нужна и о том, кто готов помочь, эта информация наносилась на виртуальную карту и систематизировалась по базе категорий. Дальше, тот кто хотел помочь, мог посмотреть, где ближе всего к нему есть человек, который нуждается именно в той форме помощи, которую он может предложить. И наоборот - те, кому нужна была помощь, могли получить информацию, где ближе всего ее могут предоставить. Также работал волонтерский координационный центр, который на базе карты связывал нуждающихся с теми, кто может помочь. Но что важно, "Карта Помощи" была просто механизмом, который помог реализовать потенциал краудсорсинга как ресурса взаимопомощи в кризисной ситуации.

Таким образом, речь идет о структурировании и создании эффективной базы данных по ресурсам людей: где какие ресурсы нужны и где какие ресурсы люди могут предоставить.

Это, по сути, классическая краудсорсинговая платформа именно потому, что она не только является использованием ресурсов информационного сбора информации, но именно что создает базу данных ресурсов и позволяет людям координировать, как применить оптимально эти ресурсы между теми, кто готов предоставить эти ресурсы, и теми, кто в них нуждается.

Поэтому Ushahidi выступила именно инструментом мониторинга, сбора информации, координации во всем, что касалось людских ресурсов. Что такое ресурсы? Когда у человека появляется свободное время, и он готов на своей машине отвезти пострадавшему одежду, то он сам становится этим ресурсом. Когда человек готов просто отдать эту одежду, он тоже является ресурсом. Если человек готов поехать и присоединиться к команде Гринписа, какой-то другой организации или добровольцев, которые тушат пожар, они тоже являются ресурсом.

То есть здесь есть действительно классическое понимание краудсорсинга как использования ресурсов людей для решения тех или иных задач. А Ushahidi - это платформа, которая позволила максимально эффективно скоординировать использование этих ресурсов без задействования каких-то крупных организаций, а между самими людьми.

А есть какие-то еще популярные платформы, или Ushahidi на сегодняшний день является лидером?

На самом деле все зависит от контекста применения, потому что Ushahidi - это геолокационная платформа. То есть Ushahidi хороша для тех ресурсов, событий, типов информации, которые имеют какую-то географическую привязку, потому что там все так или иначе идет через карту.

Есть очень много разных платформ, которые просто позволяют людям обмениваться информацией. Сегодня все больше и больше платформ, которые занимаются сетевой кооперацией, когда люди открывают проекты вместе, расписывают между собой задачи.

В качестве краудсорсинговых платформ могут использоваться просто группы: Google Groups, группы на Facebook и так далее. Но здесь действительно важна степень охвата платформы, то есть сколько людей они знают и сколько людей могут ей воспользоваться. С этой точки зрения карты Ushahidi очень открытые.

Надо разделять конкретную реализацию принципа геолокационной краудсорсинговой платформы вроде Ushahidi, и возможность создания других платформ, реализующих те же задачи, но обладающие дополнительным функционалом. То же самое с разными СМИ, я знаю, когда они, например, делают краудсорсинговую платформу по сбору информации это не обязательно Ushahidi… Например, я вот видел недавно очень удачную платформу "Карта нарушений", которую сделала Газета.ру. Это опять же, геолокационная краудсорсинговая платформа, которая задействует население как ресурс для сбора информации в тех или иных ситуациях.

"Википедия" тоже является краудсорсинговым проектом, потому что она задействует ресурс знаний всего человечества. Поэтому "Википедия", безусловно, тоже относится к этим примерам. И вообще Вики как платформа это платформа краудсорсинга, потому что они используют ресурс знаний для того чтобы вместе работать над формированием оптимальной информационной страницы о том или ином явлении.

Я любую Вики имею в виду, необязательно "Википедию". Здесь кстати важно разделить между краудсорсингом как механизмом мобилизации физического ресурса (добровольцы которые могут что то сделать или отдать вещи например) и ресурса интеллектуального, то мобилизации ресурса того что по-английски называют wisdom of crowd - мудрость толпы.

Безусловно очень яркий пример краудсорсинга - это Open Street Map где мобилизуя человеческий ресурс, люди создают карту мира, которая точнее и подробнее многих профессиональных карт, в том числе в ряде мест и карты Гугла. И здесь как и в случае Википедии мы видим, как вокруг краудсорсинговых платформ возникает большое сообщество со своими нормами и своей идеологией. То есть в какой то степени этот гражданский человеческий ресурс структурируется и становится более эффективным.

Еще одна краудсорсинговая платформа - это наш новый проект, который вы упомянули, - "Виртуальная рында". Это не Ushahidi, а платформа взаимопомощи в которой будет помимо краудсорсинга элементы социальной сети и персонализации, которые помогут сделать использование "ресурса крауда" более эффективным, быстрым и адекватным. Многих этих функций у Ushahidi нет. Отдельным направлением краудсоринга является также работа с мобильными телефонами и мобильными приложениями, потому что очень важно расширять круг потенциально вовлекаемых ресурсов за пределы Интернета и за пределы людей которые сидят у компьютера, а для этого краудсорсинг должен работать через аппликации или в более простых вариантах через СМС.

Сложно ли работать с этими платформами и надо ли хорошо разбираться во всем этом, если хочется инициировать собственный краудсорсинговый проект? Обычно происходит что-то очень серьезное, и надо запустить это в течение нескольких часов, чтобы отслеживать сообщения. Ну, так, как с авариями какими-то или с теми же пожарами, когда в первый же день понятно, что надо что-то делать. Это сложно?

Есть разные типы платформ. Есть базисные платформы, которые можно запустить на базе Ushahidi за 15 минут. Сегодня создана программистами, которые работали с Ushahidi, платформа, которая называется Crowdmap.com и которая позволяет открыть такую карту где-то за 10 минут необученному пользователю. То есть какие-то базисные умения интернета должны быть, но не более того.

Например, "Карта радиации", которая занималась сбором информации об уровне радиации на базе счетчиков людей, была именно на базе Crowdmap.com, и ее открытие заняло минут 15. Естественно, чем проще платформа, тем более ограничен ее функционал. Для того чтобы развернуть Ushahidi как это было в случае с Картой помощи и Картой холодов, нужен уже программист и часов 4-5, чтобы все наладить.

Я так понимаю, базовая функциональность не только быстро доступна, но и фактически бесплатна.

Она бесплатна, она с открытым кодом, это часть идеологии тех, кто создавал Ushahidi. Поэтому, собственно, это очень доступные платформы.

Но при этом надо понимать, что дело тут не только в технологии. Патрик Меер, который является главой международной сети Crisis Mappers Net и одним из самых крупных специалистов по краудсорсингу в кризисных ситуациях говорит о том, что на всех платформах 20 процентов успеха - это техника, и 80 процентов - все остальное.

Конечно, технические элементы принципиально важны, без техники и без правильного создания платформы ничего не будет работать, но сам факт ее создания не является гарантией эффективности платформы. Успех платформы не только в том, чтобы ее быстро развернуть. Основная работа начинается потом. Так как создание таких платформ стало очень доступно их сегодня тысячи, но очень эффективными являются десятки.

Любой ресурс ограничен. Людской ресурс и сетевой ресурс тоже ограниченны. Платформе важно действительно эффективно задействовать эти ресурсы. Для этого нужно, чтобы люди узнали о том что платформа есть, чтобы они хотели статью частью этого ресурса, чтобы эта цель была им принципиально важна - для всего этого нужно чтобы как цель платформы так и ее работа отвечали целому ряду условий.

Есть очень большой ряд моментов, которые превращают платформу в эффективную, потому что она прежде всего зависит не от технологий, а от людского ресурса, от этого "крауда", который должен быть "сорсингом" для работы платформы. Поэтому если крауд на платформу не пойдет, если платформе не удастся задействовать людей, если она не будет отвечать на реальную потребность людей, если у людей не будет мотивации, если люди не будут знать о существовании этой платформы, то просто платформа останется балластом и мертвым грузом, но не будет эффективна.

В 2006 году появился краудсорсинг как термин. Говорили в основном о том, что интернет позволяет создавать большие "крауды", толпы. С другой стороны, мне краудсорсинг напоминает детский садик, в который ходит мой сын. У них там ежедневная выставка поделок, которые они выставляют, фактически кто-то инициирует каждый день проект по лепке или рисункам, а толпа в лице детей просто их делает. Потом это все выставляют. Может ли быть эффективным краудсорсинг в офлайне?

Я бы здесь не разделял офлайн и онлайн. Во-первых, мне кажется, что вообще сегодня эта реальность так сплетена друг с другом, что я не знаю, где начинается офлайн, где заканчивается онлайн. В особенности когда мы говорим о том, что все больше и больше интернет проникает в мобильные телефоны, все больше и больше краудсорсинг становится эффективным именно через мобильные платформы. И потом, краудсорсинг это часто мобилизация людей через сеть, но речь идет о реальных ресурсах, а не о виртуальных и цели тоже более чем реальные, которые ориентированы в первую очередь на оффлайн, опять же с той оговоркой, что провести сегодня границу между офлайном и онлайном становится все сложнее.

Так, например, будет работать платформа "Виртуальная рында", которая сейчас находится в разработке. Одна из вещей, которые там будут, - мобильное приложение, которое позволяет человеку идти по улице и знать, где он может быть необходим, где требуется помощь. Это абсолютно офлайн. Более того, я повторюсь, но проекты, которые не являются востребованными по своим целям, не могут быть успешными, потому что они не смогут мобилизовать "ресурс крауда".

Расскажу про другую краудсорсинговую платформу, сделанную в Соединенных Штатах. Приложение на базе мобильных телефонов. Это приложение, разработанное пожарной службой, может скачать любой человек, который умеет оказывать первую помощь. Это геолокационное приложение на базе карты.

Когда у кого-то случается сердечный приступ или кому-то требуется оказание первой помощи, пожарная служба посылает через приложение сообщение и те, кто находится рядом, получают информацию, что их ресурс как людей умеющих оказывать помощь, сейчас востребован. Соответственно люди, которые находятся близко к месту, где требуется помощь человеку, могут там оказаться через минуту, раньше, чем "Скорая помощь". Выигрываются драгоценные секунды а иногда и несколько минут, что может спасти человеку жизнь.

Как это работает: человек является потенциальным ресурсом оказания помощи. И очень часто мы не знаем, что кому-то нужна наша помощь. Может быть, даже поблизости, метрах в ста. Соответственно, благодаря мобильным платформам мы переносим онлайн в офлайновое пространство, и краудсорсинг работает везде. Каждый человек является потенциальным ресурсом для очень большого количества задач. В данном случае это вопросы жизни и смерти и обычно мотивация человека помочь в таких ситуациях высокая. Соответственно, здесь мы видим, как этот инструмент позволяет сделать краудсорсинг эффективным в физическом пространстве. Но я не знаю, где заканчивается офлайн и начинается онлайн здесь.

То же самое с разными видами помощи, - этим будет заниматься платформа "Виртуальная рында". Если кому-то нужна та или иная помощь, мы через это приложение можем узнать, что человеку в ста метрах от вас нужна помощь и готовы ли вы ему помочь. Опять же, это пример того, как краудсорсинг может работать, потому что это использование потенциальных ресурсов людей.

Правда, очень часто задачи, поставленные краудсорсингом, не отвечают мотивам людей и не отвечают реальным проблемам, которые людей беспокоят. Тогда схема, скорее всего, работать не будет, потому что просто не удастся задействовать достаточно людей в этой краудсорсинговой системе. Потому что даже если у людей будет ресурс что-то делать, для того чтобы решить поставленную задачу, у них просто на это не будет времени и желания.

Есть ли классы задач, и какие, если есть, где краудсорсинг не работает, или он вреден, или он сильно проигрывает обычным способам решения проблем?

Мне кажется, что есть классы задач, в которых требуется сотрудничество с какими-то организациями, зависящими от профессиональных навыков. Если мы, например, возвращаемся к ситуации с пожарами, предпочтительнее, конечно, было бы, чтобы краудсорсинг работал как система партнерства между пожарной службой и добровольцами, чтобы между ними было разделение функций.

Есть типы пожаров, которые могут потушить только профессиональные пожарные, а есть менее серьезные пожары или уже догорающий лес, где могут быть полезны добровольцы. В рамках краудсорсинга можно не только приобщать ресурсы, но и раздавать им разного типа задачи. Одни из них требуют более высокого профессионализма, другие - меньшего. Естественно, хотелось бы видеть какие-то модели партнерства, в котором есть разделение функций относительно той или иной степени обладания профессиональными навыками, и теми людьми, которые приобщаются через краудсорсинг.

Кстати, подобное партнерство не обязательно должно означать что государство не справляет само. В Израиле в исследовательском центре "Реут" разработали концепцию, которая показывает что в некоторых кризисных ситуациях, государство по определению не может справиться с кризисом само, без партнерства с негосударственным сектором и гражданскими ресурсами, но что важно - ответственность государства формировать механизмы партнерства и кооперации, на случай таких кризисов.

С другой стороны, возвращаясь к вопросу краудсорсинга и профессионализма, есть ситуации когда уровень профессионализма постепенно растет и среди сообщества, которое формируется на базе краудсорсинга. Например есть очень успешный, краудсорсинговый проект - это Лиза Алерт, вы знаете?

Да, конечно.

Лиза Алерт - проект, который использует, опять же, ресурс через интернет. Там нет Ushahidi, просто интернет-сайт, который формирует сообщество добровольцев и задействует это сообщество когда возникает необходимость, то есть пропал ребенок или пенсионер, и его надо искать. Люди туда могут добавляться, и когда пропадает ребенок, они получают СМС, либо сообщение на электронную почту, либо им звонят.

Здесь, опять же, задействуется потенциальный ресурс людей для поиска пропавших детей и пожилых людей, которые пропали в лесу или пропали в городской местности. Здесь, с одной стороны, вроде бы уровень профессионализма должен быть больше у профессиональных спасателей, но их всегда не хватает, и они не всегда на месте.

Но здесь мы видим интересную тенденцию: краудсорсинговая система постепенно формирует сообщество. И это сообщество постепенно приобретает какие-то профессиональные навыки, постоянно повышает уровень профессионализма. Потому что люди, которые приобщаются к поискам через краудсорсинг, начинают это делать на постоянной основе, начинают участвовать в каких-то учениях, которые сами организуют, и, таким образом, краудсорсинговая система формирует сообщество, которое постепенно приобретает и какие-то профессиональные навыки. И эффективность краудсорсинга повышается не только за счет расширения сети вовлекаемых и модификации механизмов мобилизации ресурсов, но и за счёт того что уровень профессионализма гражданских ресурсов растет.

Когда мы говорим про толпу, мы подразумеваем естественным образом, что толпа состоит из людей. Может ли толпа состоять, допустим, из каких-то исследовательских команд или более крупных единиц вроде организаций, которые совместно работают над какой-то проблемой, добровольно входя или выходя из этой системы?

Может, только это не совсем краудсорсинг, потому что краудсорсинг - это по определению именно ресурс крауда. Мне кажется, что в принципе интернет сегодня - мы видим это особенно в сообществе ученых - это инструмент сотрудничества в глобальном пространстве.

Все чаще происходит не только кооперация между разными учеными и университетами, но и есть кооперация когда люди делятся своими вычислительными ресурсами. Например, люди могут оставить свой компьютер включенным, подключить его к проекту, который занимается исследованием рака. Это тоже своего рода краудсорсинг, правда, здесь используется ресурс не человека, а машины, хотя в принципе это ресурс человека, потому что компьютер принадлежит человеку, но используется ресурс компьютера.

Таким образом, вы подключаете свой компьютер к международной сети, в которой его вычислительные функции используются для того, чтобы более эффективно исследовать какие-то темы. Еще много интересных примеров краудсорсинга для науки - это, например, анализ перелета птиц, когда мобилизуются люди в разных странах помогающие отслеживать птиц и вносящие данные об этом в Интернет. Существуют очень большие базы данных, и люди через интернет в свободное время помогают расшифровывать эти данные. Есть краудсорсинговые проекты по анализу данных о Вселенной, когда люди смотрят снимки разных галактик и анализируют, им даются какие-то указания, как это делать. Совершенно потрясающе еще работает краудсорсинговый проект по анализу корабельных журналов кораблей XIX века, превращение их в единую базу данных и на базе этого создание картины погоды XIX века в рамках исследования погодных условий.

Тут важно отметить что есть понимание, что еще один ресурс - это свободное время людей, и можно этот людской ресурс мобилизовать и использовать если предложить им делать что то интересно и одновременно полезное, а если мобилизация "крауда" идет в глобальном пространстве, то есть по всей земле через Интернет, то шансов найти достаточно людей которым будет интересно отслеживать перелеты птиц как хобби намного выше .

Я еще хотел бы добавить к вашим примерам анализ данных WikiLeaks.

Безусловно, да. Конечно. Очень большая база данных, такое число документов не может быстро переварить ни одна организация, тем более когда речь идет о СМИ которых хотят найти что то интересное максимально быстро. Поэтому здесь опять же можно задействовать ресурс толпы. В каждом проекте надо понимать мотивы, почему люди готовы отдавать ресурс своего времени и умений. Почему человек X готов потратить время Y на то, чтобы работать на задачу N и использовать в рамках этого ту или иную платформу?

С WikiLeaks это наверное главным образом любопытство и ощущение, что ты приобщаешься к какой-то тайне. Но могут быть конечно и идеологические соображения. Но в каждом проекте очень важно проанализировать мотивационную основу человека, то, почему он готов отдать свой ресурс. Важно понимать, что хоть охват краудсорсинга широк и глобален, но все равно ресурсы ограниченны. Краудсорсинговые проекты в большинстве своем - это проекты волонтерские. В бизнес мире есть краудсорсинговые проекты на коммерческой основе, но здесь речь о том, что люди делают это, потому что они хотят это делать и поэтому важно понять, почему они готовы это делать.

Я помню краудсорсинговый проект по анализу белков. В нем ученые сделали игру, где надо было вращать части этих белков. И, собственно, если у них что-то получалось, этот уровень, который они прошли, открывался ученым, и таким образом было сделано, по-моему, одно или два открытия, потому что разум способен эффективнее, нежели суперкомпьютеры, решать некоторые классы задач.

Здесь есть еще одна очень интересная тенденция, которая называется gamification краудсорсинга. Одним из мотивов участия в краудсорсинге может быть игровая основа. Например в проекте про расшифровке данных корабельных журналов, люди соревновались, кто больше расшифрует, получали разные статусы: офицер корабля…возникло целое сообщество, которых в том числе объединила и игра.

Здесь действительно важно отметить две детали. Прежде всего, игры являются дополнительным элементом формирования мотивации для участия в краудсорсинге. Сейчас быстро развивается область, которая называется "серьезные игры" - например в области здравоохранения, в области науки, собственно, в других областях это может быть тоже. Второе, - успех краудсорисинговго проекта зависит в том числе и от того до какой степени ему удается сформировать вокруг себя сообщество.

У меня еще такой вопрос: со скольких членов группы начинается собственно толпа? Я объясню: допустим, у нас есть какая-нибудь крупная фирма, которая решает заняться краудсорсингом среди своих сотрудников, понимающих толк в том, где они работают, в том занятии, которым занимается фирма. Насколько большой должна быть фирма, чтобы это было эффективно? И вообще есть какие-то такие проекты успешные в области корпоративного краудсорсинга?

Если честно, не знаю, потому что корпоративные и коммерческие проекты - это не то, чем я занимался. Я могу сказать, что с точки зрения определения эффективности надо прежде всего смотреть помог ли краудсорсинг достигнуть поставленной цели или нет. А число здесь может очень меняться.

Важно не количество людей, а есть ли какой-то результат или нет. Но понятно при этом, что эффективность любой краудсорсинговой платформы зависит от охвата потенциального населения, то есть сколько людей об этом знают. Если бы о "Карте помощи" люди не узнали через средства массовой информации, они бы ею не пользовались. Тогда она была бы не очень эффективным инструментом, это никому бы не было нужно, потому что это бы просто не работало. Здесь есть определенный критический порог по охвату аудитории и кол-ву участников, которые влияет на эффективность проекта, но как высоко этот порог находится зависит от контекста.

Например, социальным краудсорсинговым проектам очень нужна информационная поддержка, например социальная реклама, потому что если люди о них не узнают, даже если они очень хорошо придуманные проекты, если у них очень хорошие задачи, которые могут эффективно решаться, до тех пор, пока люди не будут о них знать, они работать не будут. И второй элемент, - эффективность этих проектов зависит еще и от того, до какой степени они создают вокруг себя сообщество.

Постоянные пользователи краудсорсинговых платформ рано или поздно - с Лиза Алерт это очень хорошо видно, но не только с ними - превращаются в некое сообщество людей, которые уже активно используют эту платформу. Если краудсорсинговой платформе удается переродить толпу, переродить широкую публику в какую-то более сплоченную единицу сообщества, которая заинтересована работать или действовать для того чтобы решить ту или иную поставленную задачу, - это тоже, безусловно, успех. Задача краудсорсинговой платформы - создать подобного рода сообщество, которое ориентировано на решение какой-то проблемы.

Поэтому например задача проекта "Виртуальная рында" это не только предоставить механизм взаимопомощи, но и помочь сформировать и сделать более стабильным сообщество взаимопомощи, которые будут помогать друг другу и при помощи Интернета, и без него.

Увеличить вовлеченность, другими словами?

Да. И сделать эту вовлеченность феноменом социальной реальности.

И последний вопрос. Возвращаясь опять к 2006 году и к термину "краудсорсинг". Пять лет уже прошло. Каково, по-вашему, будущее краудсорсинга?

На мой взгляд, будущее краудсорсинга заключается в двух аспектах. Во-первых, это дальнейший прогресс развития инструментов краудсорсинга, которые позволят оптимально задействовать те или иные ресурсы в тех или иных ситуациях. И здесь я, прежде всего, вижу большое будущее за мобильными платформами, за геолокацией - это то, о чем я говорил - и за геймификацией тоже как механизмом создания дополнительных мотивов для участия в тех или иных проектах.

Второй элемент - это рефлексия людей относительно того, что они являются ресурсом, который может быть очень важен, полезен, и что их свободное время, может быть, их профессиональный опыт может быть использован для решения каких-то проблем. В том числе это и им принесет какую-то пользу.

В принципе сегодня одна из новых тенденций - что мы от потребителей информации перерождаемся в сообщество производителей информации, сообщество, которое более активно задействовано в делании чего-то, то есть в производстве тех или иных действий, а не в том, что мы сидим просто перед телевизором и смотрим. И вот эта тенденция, когда люди более активны, будь то в интернете или в физическом пространстве, перевод этой тенденции из интернет-пространства в физическое пространство, мне кажется, приведет к тому, что люди больше будут себя осознавать как ресурс, который может быть задействован для достижения целей которые важны и им самим.

То есть краудсорсинговые проекты из отдельных историй, превратятся в неотъемлемую часть нашей социальной реальности. Каждый для себя будет иметь два-три любимых краудсорсинговых проекта, в которых он участвует, потому что он считает, что это важно: поиск детей, оказание помощи, исследование Вселенной и так далее. В Штатах, кстати, очень приветствуется подобная деятельность, и, может быть, в резюме люди будут писать, в каких краудсорсинговых проектах они участвуют. И в визитной карточке человека это появится.

То есть будет расти понимание людей, что они являются ресурсом, и понимание, что они могут в свое удовольствие участвовать в тех или иных проектах и при этом приносить пользу и себе и окружающим.

Интернет и СМИ00:0418 августа

Чуда не произошло

Больных раком убеждают пить отбеливатель и лечиться содой. Как псевдоврачи убивают людей