Новости партнеров

Тянуть за язык

ЦИК Латвии занялся подготовкой референдума по русскому языку

В Латвии продолжается сбор подписей в поддержку инициативы общества "За родной язык", действующего под руководством нацбола Владимира Линдермана, о присвоении русскому статуса второго государственного языка республики. И хотя первоначальные 10 тысяч подписей, необходимых для того, чтобы инициировать процесс, сторонники Линдермана собрали еще в апреле, финальные перспективы референдума представляются не слишком радужными. По мнению некоторых русскоязычных политиков, он способен скорее навредить делу постепенного закрепления за русским официального статуса.

Латвия - это сразу две страны, живущие в параллельных мирах на одном географическом пространстве. На бытовом уровне отношения между латышами и русскоязычными почти всегда добрососедские и ровные, но на самом деле общины живут обособленно, каждая со своими СМИ, традициями и праздниками, нередко вступающими в противоречие друг с другом. Тут как нигде подходит замечательное брайтонское "мы к ним не ходим". Но то, что скрыто под маской вежливости при встрече с соседом на лестничной клетке, становится явным в бурные электоральные периоды, когда языковые копья преломляются так, что затмевают собой скучные экономические вопросы.

С разделенной страной трудно справиться, и власти Латвии, понимая, что русскоязычные сами собой никуда не денутся, проводят последовательную программу, направленную на то, чтобы они активнее интегрировались в латышское общество. И делать это, по их мнению, нужно через латышский язык, который для этого должен оставаться единственным государственным, иначе он просто перестанет существовать, не выдержав конкуренции со стороны великого и могучего, а главное более распространенного (в Латвии на русском говорят более 80 процентов населения, а родным считают немногим более трети) и все более востребованного при бизнес-контактах.

В реальной жизни русский в Латвии распространен настолько, что многие российские туристы в Юрмале или Риге недоумевают: если все говорят по-русски, то зачем же писать вывески на латышском? Гегемония госязыка по сути ограничивается лишь государственной службой и официальной сферой, поскольку вся документация ведется только на нем. В Латвии есть русскоязычные школы и детские сады. На русском можно получить и высшее образование, но, правда, только в негосударственных вузах. При приеме на работу знание русского является заметным конкурентным преимуществом, что делает выпускников русских школ, одинаково хорошо владеющих как русским, так и латышским, более востребованными, чем их моноязычные конкуренты, сохранившие верность госязыку.

Де факто русский и так является вторым языком Латвии. Властям остается добиваться лишь того, чтобы те, кто повседневно общается на русском, хотя бы просто знали язык страны, в которой они живут. К тому же в последнее время от многих латышей все чаще можно услышать слова сожаления, что мол перегнули палку со своей языковой непримиримостью, когда в первое постсоветское время демонстративно разучились понимать русский. Да и вообще, как-то нехорошо получилось с русскоязычными, ведь они боролись за независимость Латвии от СССР вместе с латышами, а их потом оставили за бортом жизни страны, выкинув как неграждан.

Однако радикальные латышские националисты таких сантиментов на разделяют. Не для того они сияющим мечом Лачплесиса гнали советских оккупантов прочь со своей священной земли, чтобы теперь слушать, как русская речь оскверняет просветлевшие от независимости улицы Риги. Совсем недавно они попытались провести свой референдум с тем, чтобы запретить образование на негосударственном языке, но потерпели неудачу - утомленные бурным национальным пробуждением первых лет независимости латыши не поддержали эту затею.

Теперь настало время ответного удара, и вот уже не менее радикальное общество "За родной язык" под предводительством нацбола Владимира Линдермана, больше известного в России под псевдонимом Абель, собирает подписи для того, чтобы провести референдум о присвоении русскому статуса второго государственного языка Латвии. Первые 10 тысяч подписей в поддержку этой инициативы уже собраны. Дальнейший сбор подписей теперь идет уже за государственный счет, на что в кризисное время выделено 600 тысяч евро. Референдум состоится, если удастся собрать больше 155 тысяч подписей. Вернее, в этом случае на вопрос референдума сначала предложат ответить парламентариям. Если они дадут положительный ответ, то поправки, уравнивающие латышский и русский языки, будут внесены в конституцию без дорогостоящего плебисцита, а вот если Сейм выскажется отрицательно, то тогда да: референдум.

В сущности, если отвлечься от латвийской реальности и закрыть глаза на острую политизированность этого вопроса, то было бы и неплохо закрепить status quo и подтвердить официальные позиции родного языка трети населения страны. Но если глаза обратно открыть, то становится очевидной совершенно безнадежная бесперспективность этого референдума. Он нужен как знамя русскоязычного сопротивления, которым Линдерман сможет яростно размахивать, обмениваясь гневными взглядами с лидерами латышских радикалов с противоположной стороны воображаемых баррикад.

Подписи, вероятнее всего, собрать удастся, но от самого референдума ждать сенсаций не приходится. Какими бы сентиментальными ни сделал латышей кризис, они все же помнят, кто они есть и где они живут. О чем свидетельствует хотя бы то, что при новом президенте Андрисе Берзиньше в Латвии снова возрождается комиссия по госязыку. Поэтому серьезной поддержки от латышей сторонникам предложения сделать русский вторым государственным ждать пока не стоит. Голосов одних русскоязычных для победы не хватит, даже если к избирательным урнам принесут грудничков и немощных старцев.

Да к тому же и многие русскоязычные намерены проголосовать на этом референдуме "против". Те, кто натурализовались и уже ощущают себя в большей степени латвийцами и европейцами, чем жителями отколовшейся российской провинции, нередко призывают последовать их примеру своих менее расторопных соплеменников. Таких очень много среди молодежи, для которой все эти лингвистические битвы уже принадлежат истории и существенного влияния на их двуязычную повседневность не оказывают. Даже политическое объединение "Центр согласия", вокруг которого в последнее время консолидируется русскоязычная община, выступил против проведения этого референдума. Если результат плебисцита будет отрицательным, - а, по мнению лидеров "Центра согласия", таким он и будет, - это положит конец всем их усилиям добиться для русского хотя бы статуса "языка межэтнического общения народов Латвии", закрепив за ним хоть какие-то официальные функции.

Рано или поздно русский язык обязательно получит официальный статус в Латвии, как бы ни хотели латышские радикалы избавиться от него да и от значительной части говорящих на нем земляков. Только случится это не в результате будущего референдума, а тогда, когда этот вопрос постепенно утратит свою пламенеющую яркость и станет возможным снять его, как обыкновенное бытовое неудобство.

Бывший СССР00:02 5 августа
Александр Лукашенко

Поперек Батьки

Они готовы были сесть в тюрьму за союз Белоруссии с Россией. Их посадили