Трудовая реакция

Дело осужденных в Таджикистане летчиков переросло в международный скандал

После того, как 8 ноября в Таджикистане два летчика, россиянин Владимир Садовничий и эстонец Алексей Руденко, были приговорены к 8,5 годам тюрьмы, Россия стала активно проявлять интерес к этому делу и пригрозила выслать сто таджикских мигрантов из Москвы. Одновременно с этим в СМИ стали появляться конспирологические теории истинных причин конфликта.

Летчиков, напомним, обвинили в незаконном пересечении границы и контрабанде. 12 марта 2011 года два самолета компании Rolkan Investments Ltd (зарегистрированной на Виргинских островах и не имеющей российского сертификата на полеты) приземлились в аэропорту города Курган-Тюбе. Их экипажи тут же были задержаны. По версии летчиков, они совершали полет из Кабула в Россию и должны были совершить посадку для дозаправки в Курган-Тюбе, и диспетчеры со второй попытки дали им разрешение. При этом, так как самолеты совершали последний рейс из Кабула (контракт у Rolkan Investments, поставляющего грузы в Афганистан, истекал весной), на борту было техническое имущество, в том числе запасной двигатель. По версии таджикской стороны, летчикам разрешения на посадку не дали, так что те нарушили воздушное пространство Таджикистана. Кроме того, запасной двигатель был признан контрабандой.

Члены экипажей (два россиянина, два украинца и по одному гражданину Белоруссии и Казахстана) были отпущены "исходя из гуманистических соображений и их второстепенной роли". А командиров, Садовничего, принявшего решение о посадке, и Руденко, последовавшего за ним, судили по трем статьям Уголовного кодекса Таджикистана: 218 (нарушение правил международных полётов), 289, часть 3, пункт "г" (контрабанда путем прорыва таможенной границы ) и 335, часть 2 (незаконное пересечение государственной границы по предварительному сговору группой лиц). В итоге 8 ноября 2011 года суд приговорил их к 10,5 годам заключения, которые, согласно закону "Об амнистии", были сокращены до 8,5 лет.

"Политически ангажированный"

Критика со стороны России последовала незамедлительно. В тот же день МИД России распространил заявление, в котором назвал приговор Садовничему "крайне суровым и политически ангажированным". В заявлении также говорилось, что обвинение построено на "домыслах и необоснованных предположениях", а вся история в целом наносит отношениям между Россией и Таджикистаном "серьезный ущерб".

Продолжилась критика и на следующий день. 9 ноября спикер Совета федерации Валентина Матвиенко поговорила с председателем верхней палаты таджикистанского парламента Махмадсаидом Убайдуллоевым, который пообещал лично заняться судьбой летчиков и выразил надежду, что приговор не отразится на отношении двух государств. Тогда же Матвиенко говорила, что в случае необходимости сама полетит в Таджикистан. Уже на следующий день она заявила, что к Таджикистану необходимо применить суровые меры. Ничего о своих планах поехать лично спасать летчиков, увы, спикер больше не говорила.

9 же ноября по поводу приговора летчикам высказался и президент России Дмитрий Медведев. Впрочем, сделал он это не по своей инициативе, а в ответ на вопрос во время встречи с блогерами. "Решение по этому делу вызывает большое количество вопросов, как с точки зрения самого состава преступления, так и со стороны того, как этот процесс проходил", - заявил президент. Кроме того, Медведев сказал, что еще 8 ноября он дал поручение "всем государственным структурам заниматься этим предельно тщательно: и МИДу, и правоохранительным органам, Министерству юстиции".

В тот же день министр иностранных дел России Сергей Лавров поговорил со своим таджикским коллегой Хамрохоном Зафири. Он обвинил Таджикистан в том, что российская сторона не была проинформирована об аресте своего гражданина в течение положенных четырех суток, а также что во время встреч "с руководством компетентных ведомств Таджикистана" по поводу этого дела все доводы России были проигнорированы. Кроме того, Лавров заявил, что Россия поддерживает подачу адвокатами летчиков апелляции и настаивает на пересмотре дела.

Последовала за приговором и реакция общественных организаций. Так, Общественная палата РФ выступила за отставку посла России в Таджикистане Юрия Попова, а "Конгресс русских общин" потребовал от "Единой России" ввести визовый режим с этим государством. Впрочем, ожидать иной реакции от последней организации было бы странно.

10 ноября генеральный прокурор Таджикистана Шерхон Салимзода провел пресс-конференцию, на которой озвучил официальную позицию по поводу претензий Москвы. Он заявил, что уголовное дело не имеет никакой политической окраски, а является "обычным преступлением". Салимзода отметил сомнительное происхождение и состояние самолетов, которые давно не проходили техосмотра и могут представлять угрозу для летной безопасности (прокурор не смог удержаться при этом от риторического вопроса: "При такой ситуации как поступили бы другие государства, какие бы они приняли меры?"). Кроме того, он сообщил, что арестовать самолеты и не допускать к ним летчиков просила афганская сторона. Обратил внимание Салимзода и на то, что большинство террористов проникает в Таджикистан из Афганистана. При чем здесь терроризм, если летчиков обвиняют в контрабанде авиационного двигателя, не очень понятно.

Кроме того, генеральный прокурор обвинил Россию с Эстонией в бездействии, сказав, что никаких официальных обращений по поводу Садовничего и Руденко никуда не поступало, если не считать обращения посольства РФ в Таджикистане в органы предварительного расследования (вероятно, имеется в виду обращение от 17 мая, приведенное на сайте МИДа РФ).

Здесь стоит вспомнить о том, что Москва также обвиняла в бездействии Таджикистан: летчики были задержаны 12 марта, обвинение им было предъявлено спустя два месяца, а официальное уведомление российская сторона получила только 31 мая. И то, по словам представителей МИДа, это последовало только за обращением российского посла. Впервые же уведомил Россию о происходящем генеральный директор компании, на которую летчики работали, 16 мая. Характерно, что по словам представителей Rolkan Investments, генеральному директору пришлось прождать три дня в консульстве РФ в Таджикистане, после которых его все равно не приняли. Обращение же от 17 мая было размещено на сайте только 11 ноября, после обвинений со стороны Таджикистана в бездействии.

В тот же день в СМИ и блогах появилась информация о том, что в Москве якобы задерживают на улицах таджиков в большом количестве, а Федеральная миграционная служба перестала выдавать трудовым мигрантам из этого государства разрешение на работу. К вечеру ФМС опровергла эти сведения, но уже утром 11 ноября официально выступила с заявлением, что из страны за правонарушения планируется выслать 100 мигрантов. Федерация мигрантов России раскритиковала решение ФМС, назвав его "грубейшим нарушением международных норм в сфере прав человека" и заявив, что простые таджики поддерживают российского летчика. Впереди всей страны, как всегда, оказалась Чечня: в Грозном 11 ноября началась масштабная спецоперация по выявлению нелегальных мигрантов.

Любопытно, что 10 ноября на встрече с Медведевым глава ФМС Константин Ромодановский, как передавало агентство РИА Новости, заявил, что самый высокий процент преступности среди мигрантов принадлежит именно таджикам: "По абсолютным цифрам лидером является Узбекистан, но если учесть, что граждан Таджикистана в два раза меньше, то это соотношение правонарушений к количеству находящихся".

Не осталось в стороне и телевидение: 11 ноября в передаче "Чрезвычайное происшествие" по НТВ был показан сюжет о таджикских мигрантах, в котором те были представлены отъявленными преступниками.

На следующий день после вынесения приговора, 9 ноября, представительство миграционной службы Таджикистана в России распространило обращение к трудовым мигрантам, как бы посвященное концу года. В нем говорилось о том, что таджики часто жалуются на ущемление их прав и свобод в России, но что нередко они сами становятся жертвами своего низкого уровня правовой грамотности. Представительство призывает мигрантов не забывать о необходимости иметь временную регистрацию и разрешение на работу, а в случае возникновения проблем обращаться в представительство за помощью.

Высказалось по поводу происходящего и общероссийское общественное движение "Таджикские трудовые мигранты". В обращении, опубликованном на сайте организации 10 ноября, председатель движения Каромат Шарипов задается вопросом "Почему за незаконную коммерческую деятельность частных авиакомпаний и тех, кто у них арендует авиатехнику, должны страдать целые народы?". "Таджикские трудовые мигранты" видят в ситуации вокруг осужденных летчиков исключительно спекуляцию и провокацию со стороны националистов. "Для каждого, кто сохранил иммунитет ко всепроникающей лжи, способен мыслить и продолжает идти дорогой Истины, ясно, что сегодня националистические организации, возглавляемые радикальными, фашиствующими элементами, вслед за распадом СССР провоцируют распад уже самой России", - говорится в обращении.

Обвинения в провокации и спекуляции исходят и от представительства миграционной службы Таджикистана в России, правда, направлены они не на "радикальных элементов", а на средства массовой информации. Представительство просит журналистов быть дальновидными и осмотрительными и не использовать эту тему в целях самопиара. Оно отмечает также, что оно сотрудничает с ФМС в рабочем режиме, то есть "в духе товарищества и взаимопонимания". Наконец, представительство напоминает, что в конце трудового года всегда проводятся различные рейды и проверки, из-за чего и регистрируется больше правонарушений.

Шантаж, давление и заговор

Сразу после вынесения приговора в прессе упоминалось, что осужденного летчика Таджикистан может использовать в качестве рычага давления на Россию по ряду политических и экономических вопросов. Среди них был и вопрос о том, чтобы продлить срок действия работы российской военной базы в Таджикистане на 49 лет (нынешний договор истекает в 2014 году). 10 ноября в газете "Известия" появилась информация, что Россия выводит своих солдатов-срочников с этой базы, оставляя там только контрактников. Впрочем, одновременно с этим Россия, как и планировалось, передала Таджикистану полномочия председателя совета глав Торгово-промышленных палат стран СНГ.

Упоминались в СМИ и более конкретные причины осуждения летчика, нежели абстрактные "рычаги давления". Так, защита Садовничего и Руденко с самого начала настаивала на том, что если кто-то и виноват, то это компания, заложниками которой стали летчики. Сами представители Rolkan Investments уже после вынесения приговора заявили, что таджикские власти шантажировали компанию. По словам генерального директора Сергея Полуянова, власти требовали отдать им два самолета Ан-72, на которых прилетели Садовничий и Руденко, угрожая в противном случая осудить летчиков на 10 лет.

Вторая теория заговора связана как раз с преступлениями таджиков в России. В 2010 году, как напоминает "Комсомольская правда", в Подмосковье к 9,5 годам колонии были приговорены четыре гражданина Таджикистана, у которых при задержании было обнаружено 10 килограмм афганского героина. Одним из осужденных оказался Рустам Хукумов - сын начальника таджикской железной дороги и брат зятя самого президента Таджикистана. По мнению некоторых изданий, страны могут обменяться заключенными.

Ну и, конечно, не обошлось и без подозрений в участии США в этом деле. Постоянный представитель России в НАТО и неформальный лидер Конгресса русских общин Дмитрий Рогозин назвал действия Таджикистана провокацией и связал их с двумя другими громкими судами, проходящими над российскими гражданами в США, - Виктора Бута и Константина Ярошенко. По его мнению, это "некий тест на проверку, умеем ли мы защищать своих собственных людей, которые таким образом оказываются в тяжелейшем для себя положении".

P.S.

Как бы то ни было, адвокаты летчиков уже обжаловали приговор. А что касается вопроса высылки мигрантов, то нельзя в который раз не выразить сожаление, что на "национальный вопрос" власти обращают внимание только тогда, когда им это выгодно. В конце концов, нелегалов и прочих правонарушителей можно было бы высылать не только в рамках асимметричных санкций по отношению к той или иной стране.

А что касается реакции Эстонии, чей гражданин получил ровно такой же срок, что и россиянин, то она готова сотрудничать с Таджикистаном. Неудивительно, что в прибалтийской стране это дело не получило такой широкой огласки. Хотя по словам премьер-министра Андруса Ансипа, у двух стран есть "какие-то отношения", их явно недостаточно, чтобы организовать международный скандал.