Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Смена лиц

В борьбе республиканцев за Белый дом появился новый лидер

Среди республиканцев, которые борются за выдвижение в президенты от своей партии, появился новый лидер. Согласно последним опросам, больше всего шансов победить на первичных выборах в Айове 3 января имеет бывший спикер Палаты представителей Конгресса Ньют Гингрич. Главной угрозой его избирательной кампании стали обвинения в лицемерии.

Выборы в Айове - первые в череде подобных мероприятий, в ходе которых республиканцы определятся с кандидатом от партии на президентский пост. Обычно эти выборы задают тон всей кампании, поскольку с них она начинается. Однако вовсе не обязательно, чтобы их победитель оказывался и победителем всего процесса выдвижения кандидата. Как бы то ни было, опросы свидетельствуют, что Ньют Гингрич уже заручился голосами 33 процентов тех, кто собирается голосовать в Айове. Экс-губернатор Массачусетса Митт Ромни и конгрессмен Рон Пол отстают заметно - у них по 18 процентов. И совсем невелики шансы у губернатора Техаса Рика Перри (11 процентов).

Когда борьба за выдвижение кандидата в президенты от республиканцев только начиналась, Гингрич на фоне Перри и Ромни был почти неразличим. А после того как в лидеры вышел Херман Кейн, казалось, что Гингричу в этой компании места вовсе уже не найдется. Вышло, однако, иначе. Быстро выяснилось, что способности Перри к публичным дискуссиям оставляют желать лучшего. В ходе предвыборных дебатов он не смог вспомнить название одного из трех ведомств, которые обещал ликвидировать в случае прихода к власти. На достигнутом он не остановился и позднее перепутал дату выборов, а также возраст, с которого американцы имеют право голосовать (он почему-то думал, что это 21 год, а не 18).

С Кейном история получилась куда более печальная. Сначала четыре женщины обвинили его в сексуальных домогательствах, происходивших, по их словам, в 1990-е годы. Рейтинг Кейна после этого снизился, однако политик старался держаться бодро и надежды не терял. Последний удар нанесла жительница Атланты Джинджер Уайт (Ginger White), рассказавшая о 13-летнем романе с политиком. Кейн женат, а супружеских измен республиканский электорат отнюдь не приветствует. Политик все отрицал - и про домогательства в 1990-х, и про роман. Однако признал все же, что оказывал материальную помощь Уайт, не ставя об этом в известность супругу. И хотя сторонников у него оставалось немало, он решил приостановить кампанию, ожидая, быть может, времени, когда страсти поулягутся.

Кампания Митта Ромни таких катастрофических ударов не испытывала, его рейтинг остается стабильно высоким (в опросах он редко опускался ниже второго места). Тем не менее, в его положении есть большой изъян. Консервативная часть республиканцев отказывается видеть в нем настоящего однопартийца, считая его политиком излишне либеральным. В своем штате Ромни провел реформу здравоохранения, похожую на ту, которую в масштабах страны осуществил президент-демократ Барак Обама. Эта реформа - наиболее ненавистное для республиканцев нововведение Обамы, и они намерены ее отменить (если этого не сделает Верховный суд). Попытка Ромни стать "поконсервативнее" обернулась другой проблемой - его новые заявления начали противоречить старым, что популярности политику также не прибавило.

Именно недоверие, которое консерваторы испытывают к Ромни, как считается, и стало причиной роста популярности Гингрича (хотя и он для правых республиканцев отнюдь не идеал). Ведь прежние консервативные альтернативы экс-губернатору Массачусетса - Перри и Кейн - поблекли. Гингричу, по-видимому, в основном и переходят голоса тех, кто до недавнего времени поддерживал Кейна: их роднит экономический консерватизм. Впрочем, автоматическим этот переход не будет. За Кейном, среди прочих, шли те, кто устал от вашингтонских политиков (сам Кейн политиком, по сути, не был), а Гингрич как раз принадлежит к вашингтонскому истеблишменту. Кроме того, в Кейне привлекал его предпринимательский опыт, поэтому часть его сторонников может переметнуться к другому человеку с подобным опытом - Митту Ромни.

Впрочем, теперь, когда к Гингричу привлечено всеобщее внимание, избирателям напомнят о его прегрешениях. Именно так случилось с Кейном - до того, как он стал лидером предвыборной гонки, его похождения никого не интересовали. Да и проблемы у них похожие. Гингрич тоже изменял жене (причем нынешняя супруга у него уже третья по счету). Измены эти происходили в то самое время, когда он, будучи спикером Палаты представителей, добивался импичмента Билла Клинтона после истории с Моникой Левински. Однако это не новость и само по себе покончить с кампанией Гингрича вряд ли сможет.

Женщинами проблемы Гингрича, впрочем, не ограничиваются. Его, как и Ромни, обвиняют в смене взглядов на ключевые проблемы. Раньше он считал, что правительство может обязать граждан покупать медицинскую страховку. Однако после того, как подобную реформу провел Обама, Гингрич передумал. Передумал он и бороться против глобального потепления, хотя было начинал.

Ущерб репутации Гингрича нанесла и другая история. На дебатах в октябре он заявил, что конгрессмена-демократа, который возглавлял комитет по финансовым услугам, надо отправить в тюрьму за плохой надзор за ипотечной компанией Freddie Mac (ее вместе с Fannie Mae пришлось национализировать в 2008 году, чтобы спасти от краха). Однако вскоре появилась информация о том, что эта компания выплатила Гингричу за консультации примерно 1,6 - 1,8 миллиона долларов. По данным одного из источников Bloomberg, Гингрича наняли как человека, который должен был наладить отношения компании с республиканцами в Конгрессе. Гингрич пытался защищаться, признав, тем не менее, что консультирование было масштабным.

Идей у Гингрича немало (The Washington Post насчитала больше 70). В частности, он намерен узаконить пребывание в стране нелегалов и поощрять детский труд. Гингрич считает, что подросткам из бедных кварталов пошла бы на пользу, например, работа уборщиками в школе. Это, по мнению политика, приучило бы их к труду. В бедных районах работать не привыкли, и брать пример с родителей не получается. Впрочем, о перспективах реализации этой богатой программы говорить еще рано. Обвинения в лицемерии вполне могут поставить Гингрича в такое же положение, в каком оказался Кейн.

Мир00:0216 октября

Пришел и остался

Как военная операция в Сирии делает Путина новым хозяином Ближнего Востока
Мир00:0314 октября

«Мое будущее уничтожено»

Миллионы беженцев перебрались в Турцию. Теперь от них хотят избавиться