От AAR до "Яндекса"

Чем запомнится 2011 год в бизнесе

Российский бизнес, по устоявшейся за время президентства Дмитрия Медведева традиции, был в 2011 году модернизационным и инновационным. Среди общей массы инноваторов и модернизаторов, тем не менее, были люди, которые отличились особо. "Лента.ру" решила вспомнить тех, кого можно назвать лицом российского бизнеса-2011.

Опять драка!

В начале года громко напомнил о себе регулярно попадающий в деловые новости концерн AAR (Альфа-Групп Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и "Ренова" Виктора Вексельберга). Не успел утихнуть конфликт российских и британских акционеров ТНК-BP 2009 года, как партнеры снова поссорились. В этот раз причиной раздора стало несостоявшееся стратегическое партнерство с "Роснефтью". В начале года ВР подписала с крупнейшей российской нефтяной компанией соглашение о совместных проектах в Арктике, а также об обмене солидными пакетами акций. В свою очередь, AAR посчитал, что это наносит ущерб ТНК-BP, так как по акционерному соглашению BP обязался решать все вопросы через совместное предприятие. В результате AAR заблокировал сделку в международных судах.

Но этого российским акционерам ТНК-BP оказалось недостаточно. Некоторые из них решили, что если бы британцы сделали предложение "Роснефти" через ТНК-ВР, то все устроилось бы наилучшим образом к взаимной выгоде. А раз так не случилось, то миноритарий Андрей Прохоров подал в суд на материнскую компанию и менеджмент ТНК-BP с требованием многомиллиардной компенсации. Судебный процесс начался в августе 2011 года, и пока до его завершения еще далеко.

В свою очередь, "Роснефть" недолго переживала по этому поводу и заключила договор о стратегическом партнерстве с американской ExxonMobil. Менеджмент ТНК-BP, похоже, также не сильно расстроился и продолжал заниматься развитием компании - покупал месторождения во Вьетнаме и открывал сеть кофеен.

Между тем "Альфа групп" Михаила Фридмана в течение года успела ввязаться в еще один корпоративный конфликт. В сентябре авиакомпания "Авианова", владельцами который являлись A1, принадлежащая "Альфа-групп", и американский инвестиционный фонд Indigo Partners, оказалась на грани банкротства. Россияне обвиняли американцев в некомпетентности, те, в свою очередь, утверждали, что их лишили контроля над компанией. Итог прост - одна из самых популярных авиакомпаний с недорогими билетами потеряла лицензию Росавиации и прекратила существование.

Битва за банк

В прошедшем году история со сменой руководства в Банке Москвы, которая началась после отставки Юрия Лужкова с поста мэра столицы, достигла своего логического завершения. Президента финансовой организации Андрея Бородина и его заместителя Дмитрия Акулинина обвинили в причастности к мошенничеству и сначала отстранили от руководства, а потом превратили в фигурантов уголовного дела. Правда, к тому времени оба уже находились за границей - предположительно, в Лондоне.

Поводом для отстранения Бородина от руководства банком стала незаконная, как считает следствие, выдача кредита в размере 13 миллиардов рублей структурам жены бывшего мэра Елены Батуриной. Всего же, по официальной версии, бывшее руководство довело банк до такого состояния, что для его санации потребовалось почти 400 миллиардов рублей. Эта сумма стала рекордной за всю историю российской банковской системы: никогда еще государство не тратило на спасение одной финансовой организации столько средств.

Впоследствии Бородин продал принадлежавшие ему 19,91 процента акций Банка Москвы. Через полгода после сделки он изложил подробности этой купли-продажи, в которой, по его словам, от имени российского президента действовал бывший министр энергетики Игорь Юсуфов. Пресс-служба Кремля в ответ на это заявила, что случаи, когда недобросовестные предприниматели прикрывают свои действия ссылкой на интересы Дмитрия Медведева, в последнее время стали нередки.

Игорь Юсуфов, в свою очередь, утверждает, что в этой сделке он действовал по собственному усмотрению. По его словам, о возможности покупки акций ему рассказал его сын Виталий, который в итоге и выкупил долю (сам Игорь Юсуфов, на тот момент занимавший государственную должность, не мог участвовать в коммерческой сделке).

Сын бывшего министра энергетики подтвердил, что действительно приобрел у Бородина 19,91 процента акций Банка Москвы, но утверждал при этом, что купил их для себя, хотя СМИ вовсю обсуждали другую версию - якобы покупатель действовал в интересах ВТБ. Последний на тот момент владел 48,48 процента акций банка.

Впоследствии инвестор Юсуфов все же продал свои акции ВТБ. Как подсчитала "Газета.ру", на сделках с акциями Банка Москвы сын бывшего министра мог заработать более 5 миллиардов рублей.

Вообще отец и сын Юсуфовы немало сделали в этому году для российского бизнеса. Совсем недавно их имена были не так известны, но за короткий срок бывший министр сникал славу посредника, который готов урегулировать практически любой конфликт между властями и предпринимателями. Его имя фигурировало в том числе и в списке желающих купить аэропорт "Домодедово", который в течение последних семи лет, а в этом году особенно, находится в немилости у властных структур.

Суровая Прибалтика

В этому году в Лондоне обосновался еще один российский банкир - Владимир Антонов. Компанию бизнесмену составил его литовский партнер Раймондас Баранаускас. Предпринимателей разыскивают правоохранительные органы Литвы и Латвии, которые обвиняют их в присвоении имущества в крупных размерах, подделке документов и ведении "черной бухгалтерии".

Антонов и Баранаускас до недавнего времени были акционерами литовского банка Snoras. Финорганизацию национализировали в середине ноября, обнаружив в ее балансе дыру в размере 289 миллионов евро. По официальной версии, банк выводил средства вкладчиков за рубеж.

Банкиры утверждают, что стали жертвами государственного рейдерства, и не хотят возвращаться - даже паспорта отдали в Лондонский муниципалитет. Однако суд британской столицы вскоре после этого их арестовал, хотя потом, правда, отпустил под залог. Вопрос об экстрадиции Антонова и Баранаускаса, как ожидается, будет решен к лету будущего года.

Елена без "Интеко"

Деятельность Елены Батуриной, так же как и всех прочих лояльных бывшему мэру предпринимателей, в этом году во многом определял факт отставки Юрия Лужкова. По крайней мере, сразу же после того, как на Тверскую, 13 въехал Сергей Собянин, на рынке заговорили о желании супруги предыдущего столичного градоначальника продать свой основной актив - группу компаний "Интеко". Сама Батурина в интервью телеканалу "Дождь" отвергала связь между собственными финансовыми успехами и положением мужа.

Владелица "Интеко" опровергала, в том числе, и слухи о якобы высказанном ею желании продать свою компанию. Скорее, по ее словам, банки хотели "забрать" себе ее холдинг. В частности, супруга бывшего мэра в феврале жаловалась на ВТБ, который "заходы делал". Также Батурина сетовала на "раскулачивание", которое "никуда не делось". Весь год периодически появлялась информация о взыскании долгов с "Интеко", об исках в отношении компании и об обращениях в суд самой группы.

Как стало известно позднее, Батурина начала переговоры о продаже холдинга уже в марте, а договорились стороны только к сентябрю. Покупателями выступили владелец Бинбанка Михаил Шишханов и государственная кредитная организация - не ВТБ, который упоминала миллиардерша, а Сбербанк. По разным данным, Батурина выручила от продажи "Интеко" от 600 миллионов до миллиарда долларов.

Сам себе бренд

В то время как отдельные российские компании активно продают за рубеж нефть и газ, некоторые решают "экспортировать" свои управленческие качества. Осенью 2011 года крупнейшая частная компания мира по объемам выручки - ритейлер Wal-Mart пригласила на пост вице-президента экс-главу X5 Retail Group Льва Хасиса. Последний недолго раздумывал и принял предложение. Тем более что родные "Пятерочку", "Перекресток", "Карусель" и "Копейку" он покинул почти за полгода до этого - в апреле 2011 года.

Заняв почетное место в элите мирового бизнеса, Хасис решил зарегистрировать себя как товарный знак, что и сделал в октябре 2011 года. Ну что же, действительно, российских менеджеров приглашают в управление крупных компаний США не так часто.

Из интернета на биржу

За рубеж потянулся и "Яндекс", который решил продать свои акции на американской бирже. В мае Аркадий Волож провел IPO "Яндекса" на Nasdaq. Этому размещению акций предсказывали, что оно станет одним из самых успешных на фоне IPO других российских компаний. В первый день ценные бумаги поискового сервиса выросли на 55 процентов. Но потом акции начали падать и опустились ниже цены размещения, составлявшей 25 долларов. Периодически стоимость ценных бумаг возвращалась на первоначальную позицию IPO, но о "рекордах" речи больше не шло. В течение декабря "Яндекс" торговался на уровне 18-20 долларов за акцию.

В целом 2011 стал годом бума IPO интернет-компаний, и "Яндекс" занял в нем достойное место. Его выход на биржу стал вторым в истории по объемам привлеченных средств в интернет–сегменте после Google. "Яндекс" заработал в ходе IPO 1,4 миллиарда долларов, в то время как Google в 2004 году собрал 1,9 миллиарда. В 2011 году на биржу вышли также крупнейший скидочный сервис Groupon, сеть для бизнес-контактов LinkedIn, сервис по продаже недвижимости Zillow, онлайн-риелтор HomeAway, онлайн-радио Pandora. Приятно, что "интернет-бум" на бирже не обошелся без "наших".

Он летает

Для российского авиастроения, о возрождении которого говорится очень много, 2011 год также был знаковым. Первый гражданский самолет, разработанный в России с 1991 года - Sukhoi SuperJet 100 - поступил в апреле первому заказчику, авиакомпании Armavia. В июне региональный лайнер также получил и "Аэрофлот", правда с опозданием почти в два с половиной года.

До этого проект сильно затягивался. В то время как изначально датой поставок назывался 2008 год, в августе 2008-го Sukhoi SuperJet 100 только впервые поднялся в воздух. Тогда же было объявлено о задержке поставок, которые начались лишь в 2011 году.

Настоящим успехом для Sukhoi SuperJet 100 стал Московский международный авиакосмический салон, прошедший в августе этого года. В ходе него было заключены контракты на поставку более ста новых российских региональных лайнеров. Всего к концу года было подписано более 170 контрактов на поставку этого самолета, многие из которых - с западными компаниями.

В связи с этим успехом "Объединенная авиастроительная корпорация", возглавляемая Михаилом Погосяном, начала строить новые планы развития проекта: это и "удлиненная" версия авиалайнера, и сборка самолетов в Индии, и, естественно, массовый выпуск версии люкс - Sukhoi Business Jet. За год, правда, "Сухой" собрал только четыре самолета, но в 2012-м обещает ускориться. В России планируется производить по 2-3 лайнера Sukhoi SuperJet в месяц.

Дело из "лихих" 90-х

Борис Березовский и Роман Абрамович в этом году не особенно отличились каждый по отдельности, а вот их совместные выступления в Лондонском суде многим показались достаточно любопытными. Особенно запомнится этот процесс юристам Великобритании - первый раз в истории британского права решается вопрос, является ли "krysha" формой делового партнерства? Кроме "крыши", участники процесса заставили переводчиков поломать голову над таким понятиями, как "кинуть", "замочить" и "разводка".

Бизнесмены, на самом деле, решают серьезный деловой спор - Березовский утверждает, что Абрамович угрозами заставил его задешево продать акции "Сибнефти" и "Русала". Последний пытается доказать, что Березовский всего лишь оказывал ему политическое покровительство, но никогда не владел акциями этих компаний.

Березовскому и Абрамовичу пришлось откровенно рассказать о российском бизнесе и, в частности, поведать подробности нескольких крупных сделок. Ни один, ни другой не раскрыли особенно сенсационных деталей, однако же слушать истории о реалиях "лихого" десятилетия гораздо интереснее из уст непосредственных участников событий. В особенности любопытными могут показаться "мемуары" Абрамовича - представленные суду свидетельские показания. В тексте на 101 странице бизнесмен подробно излагает, как в 90-е годы в России строились отношения едва зародившегося бизнеса с руководством страны. Процесс в Лондонском суде, приковавший внимание российской и иностранной прессы, продолжается. Будет за чем следить в 2012 году.