Нефть решает

Правительство рассказало об экономических успехах прошлого года

Сразу после новогодних праздников правительство России отчиталось об экономических итогах года. Гордиться чиновникам есть чем: инфляция впервые в истории России оказалась на хоть сколько-нибудь приемлемом для крупной экономики уровне, ВВП вырос на вполне пристойные четыре процента, наполнение бюджета и профицит торговли оказались выше прогноза. Правда, большую часть показателей удалось выполнить за счет высоких, аномально высоких, если учитывать долговой кризис в ЕС, цен на нефть. Которые, впрочем, не смогли привести к притоку капитала в страну.

Много цифр

Бюджет 2011 года, принятый в позапрошлом декабре, виделся правительству таким: при инфляции в 6,5 процента рост экономики должен был составить около 4,2 процента, а расходы страны - превысить доходы на 1,8 триллиона рублей (3,6 процента ВВП). При этом нефтегазовые доходы должны были составить почти половину от всех: 4,1 триллиона рублей при базовом прогнозе по общим доходам в 8,8 триллиона рублей. Бюджет верстался исходя из цен на нефть в 75 долларов за баррель Urals.

Уже зимой 2011-го стало понятно, что по крайней мере один прогноз не сбудется: цены на нефть ушли за отметку в 100 долларов за баррель и так оттуда и не вернулись до конца года. Таким образом, правительству пришлось переделывать бюджет и изменять прогнозы по большинству основных параметров.

Так, доходная часть бюджета была резко увеличена, что позволило нарастить и расходы. В общем итоге, как заявил 12 января премьер-министр России Владимир Путин, профицит бюджета составил 0,8 процента ВВП. Данных по тому, какую часть из доходов составила прибыль от продажи нефти и газа, а также работы нефтегазовых компаний, пока нет, но очевидно, что она будет гораздо больше 4,1 триллиона рублей. Только таможенники за неполные 12 месяцев направили в бюджет 5,8 триллиона рублей, а ведь основная часть этих денег - экспортная пошлина на сырьевые товары. Изначально предполагалось, что таможенники соберут 5,4 триллиона рублей за весь год.

Удивительно при этом, что высокие цены на нефть не дали серьезного толчка ни для роста экономики, ни для увеличения золотовалютных резервов. По оценке Путина, ВВП России в 2011 году вырос на 4,2 процента, то есть ровно на столько, на сколько и предполагало правительство, оценивая нефть в 75 долларов за баррель.

Промышленное производство в стране, по предварительным данным, выросло на 4,7 процента. Это намного меньше, чем в 2010-м (8,2 процента) и существенно меньше, чем в середине года (по итогам января-августа промпроизводство выросло на 5,3 процента по сравнению с тем же периодом годом ранее; в отдельные месяцы рост составлял более шести процентов), но это все равно больше, чем во многих развитых странах мира, на которые ориентируется Россия.

Зато на торговый баланс нефть, как и ожидалось, оказала сильное влияние: за 11 месяцев 2011 года профицит внешней торговли вырос на 24,4 процента почти до 190 миллиардов долларов. При этом рост импорта по-прежнему опережает рост экспорта - 35,7 против 30,9 процента соответственно. Если бы цены на нефть были меньше, то разница была бы существенно выше: экспорт углеводородов в натуральном выражении, по данным ЦДУ ТЭК , в страны дальнего зарубежья сократился на 3,9 процента, на Украину - на 21,8 процента. И только по Белоруссии цифры впечатляющие: рост более чем на 40 процентов.

Если экономические показатели России сравнивать с Европой и США, то получится, что страна показывает выдающиеся успехи. Однако и структура российской экономики, и сам ее статус ("развивающаяся") делают эти сравнения в большей степени популистскими, нежели объективными. Ведь если быть объективным, то придется вспоминать, что в кризисном 2009 году экономика России обвалилась на 7,9 процента, в то время как в США, которые и спровоцировали кризис, ВВП сократился "только" на 2,6 процента.

В целом развивающимся экономикам свойственны большие падения и взлеты, а уж экономике, которая напрямую зависит от цен на нефть на мировом рынке - тем более. Если же сравнивать Россию с другими развивающимися странами, то результаты получатся блеклыми: ни к Индии, ни к Китаю по темпам экономического роста приблизиться не удается. И это при том, что Индия и Китай являются импортерами углеводородов, то есть их траты на сырье в 2011 году существенно увеличились. Не слишком впечатляюще ВВП России выглядит и на фоне других сырьевых гигантов: в Саудовской Аравии, например, рост должен, по предварительным данным МВФ, составить 6,5 процента.

По инфляции картина чуть более радужная: от Китая Россия по-прежнему отстает, но зато уже не первый год опережает Индию и многие другие развивающиеся страны. Вообще показатель в 6,1 процента за год - весьма пристойный, и его, как в 2009-м, снижением потребления не объяснишь. Сказались, во-первых, и крайне успешный урожай (чуть меньше 100 миллионов тонн только по зерну), и усилия правительства: рост тарифов ЖКХ составил в среднем по стране 11,7 процента. Это, конечно, больше среднего темпа увеличения цен, но все равно намного меньше, чем в предыдущие годы. Так, в 2010 году тарифы ЖКХ поднялись на 13-15 процентов, а в 2009-м - почти на 20 процентов.

Наконец, на инфляции сказалось и движение избыточного капитала из России, но об этом премьер-министр в своей речи не упомянул.

О чем не сказал премьер

По данным Центробанка России, отток капитала из страны в 2011 году составил 84,2 миллиарда долларов. Больше было только в кризисном 2008-м (за 100 миллиардов), но в последние 12 месяцев на российском рынке никакого кризиса не было.

Правительство и ЦБ хотели бы сдержать отток в приличных рамках - уже несколько лет подряд чиновники сначала прогнозируют низкий отток, а к концу года поднимают свои оценки. Так произошло и сейчас: еще в июне в ЦБ считали, что в целом за год отток составит не более 35 миллиардов.

Действительно, отток капитала свидетельствует о ряде болезней экономики. Во-первых, она не может переварить прибыли, которые получаются от развития в России. Во-вторых, инвесторы не рискуют вкладываться в страну и предпочитают уводить деньги за рубеж при первом возможном случае. Наконец, большой отток свидетельствует о том, что значительная часть экономики находится в офшорах: как отмечают "Ведомости", значительная доля оттока приходится на кредитование де-факто российских компаний, де-юре зарегистрированных неизвестно где. По данным издания, больше всего офшоры кредитуют государственные банки - на их долю приходится до 80 процентов оттока всего банковского сектора.

Тем не менее, в конкретной ситуации 2011 года отток капитала оказался для правительства и благом тоже. "Лишние" деньги, как отмечает "Коммерсантъ", могли бы навредить работающей едва ли не на пределе своих возможностей сырьевой экономике. Например, они могли бы надуть пузырь на каком-нибудь из рынков, в очередной раз разогнать цены в недвижимости, строительном или другом секторе.

Кроме того, для вывода средств за рубеж банкам, компаниям и частным лицам необходимо перевести их в валюту. Выступая в качестве продавцов рублей, они способствовали "вымыванию" рублей из экономики, что благотворно сказалось на снижении инфляции - главной победе правительства 2011 года. В таких условиях Центробанк, если и выступал на валютных торгах, то вынужден был часто продавать, а не покупать доллары и евро. В итоге золотовалютные резервы страны на фоне высоких цен на нефть увеличились только на 19,3 миллиарда долларов и чуть-чуть не дотянули до отметки в полтриллиона.

По словам Владимира Путина, 2012 год будет сложнее для российской экономики, чем 2011-й. Может быть поэтому в бюджете на текущий год даны вполне аккуратные оценки и по инфляции (она должна быть снижена всего на 0,1 процентного пункта до 6 процентов), и по дефициту бюджета (1,6 процента ВВП, несмотря на прогноз по нефти в 100 долларов), и по темпам роста ВВП (3,7 процента).

Во многом экономическая ситуация в России будет зависеть от мартовских президентских выборов. Вне зависимости от их итогов экономика будет ждать от нового президента ряда реформ: в первую очередь, в налоговой и в пенсионной сферах. От качества проведения этих реформ (если не считать вечный фактор цен на нефть и внешней конъюнктуры вообще) будет в конечном итоге зависеть состояние российской экономики во второй половине 2010-х годов.

Экономика10:1115 июня

«Требуйте везде оленину!»

От развития оленеводства зависит жизнь коренных народов Севера