Новости партнеров

Братья меньшие

Почему в региональной прессе чаще происходят скандалы

В последнее время на страницах федеральных изданий стали относительно часто появляться статьи о скандалах, связанных с региональными СМИ. Из последнего можно вспомнить публикацию в газете "Аргументы и факты - Урал. Дайджест" фальшивой фотографии Навального и Березовского, предложение тувинских властей на федеральном уровне ввести цензуру в СМИ, поводом к которому стали слишком "фривольные" статьи в местной оппозиционной газете "Риск", появление в регионах многочисленных поддельных газет, как известных (например, МК и АиФ), так и местных брендов.

Подобные "чудеса" встречаются, разумеется, не только за пределами МКАД, но по размаху и частоте использования "черных" медиатехнологий Москва значительно уступает другим субъектам федерации. Чаще всего региональные битвы с использованием СМИ разворачиваются за блага местного значения, поэтому до столицы долетают отголоски только самых крупных из этих сражений.

"Когда медийное пространство маленькое, любые напряженности на нем вылезают ярче" – объясняет повышенную частоту скандалов в региональной прессе медиа-аналитик Василий Гатов. "Провинциальный медиарынок живет очень скучно - основные события там обычно не выходят за уровень 'кто с кем спит, кто с кем развелся, кто на ком женился'. Поэтому истории вроде вмешательства власти в акционерный конфликт или участия местной прессы в федеральных разборках - всегда сенсация, и люди, соответственно, возбуждаются".

При этом региональные издания освещают преимущественно местные события - и это принципиальная позиция. Более того, слишком пристальное внимание к московским делам считается признаком непрофессионализма. "У нас в Екатеринбурге вещает местное "Эхо Москвы", и они все время рассказывают о том, что происходит в Москве. Зачем? Мы живем в городе-миллионнике, у нас есть доступ ко всем ресурсам, вплоть до телеканала "Дождь", и новости о происходящем на федеральном уровне доступны и так", - недоумевает сотрудник базирующегося в Екатеринбурге информационного агентства Ura.ru Михаил Вьюгин.

Иван Колпаков, более десяти лет проработавший в пермских изданиях, формулирует ситуацию так: "Федеральные дела региональные СМИ интересуют мало, потому что все регионалы живут как бы в отдельных параллельных вселенных - их волнует только то, что происходит конкретно у них, а Москва и другие регионы практически полностью выпадают из сферы их интересов".

Возросшая политическая активность в столице практически не находит отражения в региональной прессе. Зато местные выборы или выборы в Госдуму, когда по спискам проходят местные кандидаты, "отрабатываются" по полной. "'Джинсы' и ''заказухи" очень много", - констатирует главный редактор кировской газеты "Вятский наблюдатель" Сергей Бачинин.

"Ну, конечно, мы ощущаем давление", - отвечает на вопрос о возможности сохранять независимость Вьюгин. "Все СМИ принадлежат либо местной власти, либо бизнесу, отсюда и "заказуха", и умолчание некоторых тем". Бачинин уточняет, что давления как такового нет - по той простой причине, что выполнение команд владельцев и есть основной метод работы всех местных изданий. "Основные хозяева кировской прессы - различные коммерческие структуры. Местные власти тоже могут владеть какими-нибудь СМИ, но зачастую бизнесмены этих же чиновников и содержат".

Помимо региональных финансово-промышленных групп, которые используют СМИ как орудие для борьбы друг с другом, и местных властей, прессой "распоряжаются" рекламодатели - хотя и в меньшей степени. "Если солидное московское издание потеряет одного, пусть и крупного, спонсора, то особой беды в этом не будет. А когда серьезный спонсор уходит от местной газеты, то он запросто "уносит" с собой треть ее бюджета", - объясняет Колпаков.

По сравнению со столичным региональный рекламный рынок очень мал, и к тому же он все время падает. Местные издания не являются рыночными - без денег, которые дает владелец, они банально не выживут. Особенно это касается бумажной прессы с ее существенными затратами на печать и дистрибуцию. "Отсюда и зависимость. А люди, создающие СМИ, очень живо вмешиваются в местную политику - собственно, для этого они и заводят себе газеты", - говорит Бачинин.

Иногда издатели все же пытаются сохранять объективность и пишут о своих "благодетелях" не только в превосходных тонах. Подобные проявления вольнодумия очень быстро пресекаются: "Я работал в одной газете и как-то поставил материал, не очень приятный для "Уралкалия". В тот же день мне позвонили из пресс-службы и спросили: "Сколько?" В смысле - сколько стоит снять публикацию. Я ответил, что это невозможно - и на том конце провода очень сильно удивились", - рассказывает Колпаков.

Еще один путь обуздать "распустившиеся" СМИ - купить их. "Ровно такая история произошла в Екатеринбурге со знаменитым 'Четвертым каналом', отличавшимся заметным вольнодумием, - рассказывает Вьюгин. - Его купил "Монетный щебеночный завод", канал превратился в ГУП и у него сразу изменилась редакционная политика - например, съемочные группы стали ездить освещать инициированные областными властями поводы, на которые раньше не ездили".

И все же редкие оппозиционные издания в провинции существуют, но коллеги сомневаются в их абсолютной независимости. "В Екатеринбурге есть газета "Ведомости Урал". Ее возглавляет Леонид Андреев, который создал организацию по борьбе с коррупцией - антикоррупционный комитет по Свердловской области. Он бесплатно распространяет газету в судах, прокуратуре и так далее, и в ней публикует компромат на разных людей. У Андреева есть связи в прокуратуре, в "Ведомости Урал" уходят работать бывшие работники оттуда. А вот мелкие бизнесмены постоянно обвиняют Андреева в вымогательстве и шантаже", - рассказывает Бачинин.

Периодически региональные журналисты предпринимают попытки расширить сферу своего влияния на рынке и заодно преодолеть зависимость, объединяясь в относительно крупные издания - чаще всего в интернете. "Для этой цели создавались так называемые межрегиональные СМИ, которые были более свободными, потому что меньше зависели от местных властей и коммерческих структур. Кроме того, при такой схеме работы СМИ в бюджет шли вливания сразу из нескольких регионов. Но и им быстро приходилось вступать в интимные отношения с местными рекламодателями, соответственно, теряя независимость", - говорит Колпаков.

Некоторые издания пытаются сохранять относительную автономность, балансируя между интересами властей и объективностью. "Даже губернаторы не представляют всей картины в регионе - у них есть запрос на объективную информацию, на то, как живут люди, чтобы не вредить им. Поэтому с ними можно договариваться", - объясняет Вьюгин. Существуют негласные нормы: "Вы идете, скажем, на круглый стол, посвященный предвыборным статьям Путина, и пишете материал по его итогам, а мы закрываем глаза на ваши вольности в статьях". Примерно так, на условиях общественного договора существуют многие агентства - то же Ura.ru или "Новый регион". "Мы говорим: если вы нас придушите, то на наше место придут еще более оголтелые ребята, чем все остальные, и вы вообще не будете получать объективную информацию", - объясняет Вьюгин сложные отношения агентств с властью.

Аналитики отмечают, что ситуация с прессой сильно варьируется в зависимости от региона и делать какие-либо общие выводы о состоянии СМИ за пределами Москвы в целом нельзя. "В России есть регионы с очень высокой степенью свободы слова - например, Пермь, Карелия, Калужская область, Ростов, Алтайский край, Хабаровск", - перечисляет Гатов. По мнению эксперта, основным фактором, определяющим, насколько независимыми будут СМИ в том или ином субъекте РФ, является личность губернатора. "Свобода слова в регионе часто бывает связана с тем, что у губернатора нормальные взгляды на отношения со СМИ - хотя он при этом вполне может быть авторитарным. Такой губернатор лично не переживает по поводу того, что про него пишут в СМИ, - он просто отрабатывает московские задачи и к критике в свой адрес относится спокойно и без истерики".

Региональные журналисты согласны, что личность губернатора оказывает влияние на степень свободы слова в регионе, но не считают этот фактор определяющим, потому что "мочилово" главы региона составляет небольшую дозу в ежедневном рационе предлагаемой местным жителям печатной продукции. Кроме того, как поясняет Колпаков, зачастую издания ругают главу региона не по зову сердца, а по заказу тех же самых ФПГ.

По приблизительной оценке Гатова, объективные издания хорошего качества выходят примерно в 10 регионах из 86. Еще в 20 регионах помимо многочисленных плохих СМИ есть неплохие, но жестко подконтрольные властям издания. В остальных регионах представлены различные варианты ненормального состояния, когда по-настоящему профессиональных изданий нет вовсе или почти нет. Франшизы федеральных изданий чувствуют себя немного лучше, так как у них в любом случае больше свободы и местные власти относятся к ним с большим пиететом.

Простого способа улучшить положение прессы в регионах не существует. Дмитрий Медведев, обсуждая возможные пути решения этой проблемы, предложил приватизировать государственные региональные СМИ, однако многие медиа-эксперты не уверены, что подобная мера приведет к существенному результату. "Чисто" государственных СМИ в регионах не так уж и много - в субъектах федерации медиакомпании, в основном, создаются либо частными лицами, либо областной администрацией, которая, de jure не владеет своим "творением". Кроме того, как отмечает медиа-аналитик Андрей Мирошниченко, приватизация, вероятнее всего, будет проведена формально и в итоге СМИ окажутся в собственности "верных" людей.

Василий Гатов считает, что как минимум отчасти печальное состояние региональных СМИ происходят из-за того, что власть не соблюдает закон о СМИ в отношении редакций. "Здесь мы видим проявление общей для России беды: дело не в том, что законы плохие, дело в том, что они не соблюдаются. Свобода слова на местном уровне гораздо больше зависит от хорошего судьи, чем от хорошего редактора. Если в стране будет адекватный суд, то и СМИ будут чувствовать себя лучше и, соответственно, лучше работать".

Иван Колпаков называет еще одну возможную причину: тотальный непрофессионализм. "В одних редакциях сидят ветераны поздней советской журналистики, в конце восьмидесятых завладевшие своими "Заводскими гудками" и "Рабочими правдами", - и им невдомек, что послезавтра типографские станки перестанут выпускать. Другими редакциями владеют и управляют чуваки из девяностых в кожаных куртках, которые так в своих девяностых и остались - на интернет до сих пор таращатся, как на чудо техники. Если я и преувеличиваю, то не сильно. Лучшие журналисты стараются перебираться в Москву".

Отсутствие каких-либо действенных мер, направленных на исправление ситуации, вряд ли приведет в обозримом будущем к катастрофе - региональные СМИ, по-прежнему, будут существовать, потому что ни одно федеральное издание по определению не может конкурировать с ними по степени близости к местным элитам, вовлеченности в локальные процессы и заинтересованности в них. Однако ухудшающееся качество публикаций и телепрограмм будет способствовать оттоку лучших журналистов - многие из них не захотят тратить свое время на работу в непрофессиональных и неуважаемых редакциях. Установившаяся положительная обратная связь приведет к прогрессивному истощению этой ветви журналистики - а ведь именно ее плоды являются основными для большей части населения страны.

Интернет и СМИ00:02 9 декабря

«Уважаемый, я вызываю уголовную полицию!»

Малахов вверг телевидение в кромешный ад. Россияне отказываются это терпеть