Новости партнеров

Против монополии

Зачем "Итера" и "Роснефть" объединяют газовые активы?

В конце февраля "Итера" и "Роснефть" договорились создать совместное предприятие, куда войдут газовые активы компаний. На первый взгляд, сделка выглядит не слишком крупной - объединяются производители газа, суммарная добыча которых не составляет и 10 процентов от добычи "Газпрома". Однако на самом деле за объединением "Итеры" и "Роснефти" может крыться атака на монополию госкомпании.

По условиям сделки, "Итера" передаст в совместное предприятие 49 процентов "Сибнефтегаза", 49 процентов "Пургаза", 67 процентов "Уралсевергаза-НГК" (поставляет газ потребителям в Свердловской области) и "некоторые другие активы". "Роснефть", в свою очередь отдаст газовые месторождения Кынско-Часельской группы, а через некоторые время и "другие активы". В целом совместное предприятие в ближайшее время намерено добывать около 40 миллиардов кубометров газа.

Официальное сообщение от "Итеры" и "Роснефти" оставляет много "белых пятен". Так, пока непонятно, как будут распределены доли в совместных предприятиях. Forbes со ссылкой на анонимные источники пишет, что госкомпании достанется 51 процент газового актива. В таком случае "Роснефти", правда, придется "Итере" доплачивать, ведь последняя дает в СП больше - как по запасам, так и по развитости проектов (подробные расчеты можно посмотреть, например, тут). Однако эта доплата - лишь предположение деловых СМИ, и вполне вероятно, что "Роснефть" может оплатить свое участие в СП за счет тех самых "других активов" из пресс-релиза.

Заявленная добыча на уровне 40 миллиардов кубометров газа не сделает совместное предприятие даже второй по величине газовой компанией страны. Государственный гигант "Газпром", напомним, ежегодно добывает почти 510 миллиардов кубометров газа, а идущий на втором месте "Новатэк" - 53 миллиарда кубометров (данные ЦДУ ТЭК).

И все же сделка кажется исключительно важной: и потому, что "реанимирует" "Итеру", сильно подрастерявшую свои позиции с 1990-х годов, и потому, что включает в число лоббистов газовой отрасли нового серьезного игрока: государственную "Роснефть".

"Итера" возвращается

"Итера" в 1990-х годах была исключительно сильным игроком на рынке. По словам ее главы Игоря Макарова, к 2001 году "Итера" оказалась третьей компанией в мире по продажам газа - в основном, за счет контрактов с Туркменией и активного сотрудничества с "Газпромом". В 2001 году руководство в газовой монополии сменилось (на место Рэма Вяхирева пришел Алексей Миллер), после чего "Итера" потеряла значительную часть своего газового бизнеса.

Постепенно на первое место среди частных компаний вышел "Новатэк", который всего за несколько лет увеличил добычу более чем в два раза, а по величине доказанных запасов вошел в десятку мировых лидеров. При этом в "Новатэке" не скрывают, что развиваются в том числе и за счет тесных связей с "Газпромом" - руководители компаний нередко встречаются, у "Новатэка" и "Газпрома" есть общие интересы в ряде регионов, прежде всего на Ямале. Наконец, "Газпрому" принадлежит миноритарный пакет акций "Новатэка", что позволяет газовой монополии участвовать в обсуждении всех важных вопросов в "Новатэке".

"Итера", пока "Новатэк" наращивал свое присутствие на газовом рынке, искала себе партнера для объединения. То, что этим партнером не станет сам "Новатэк", стало понятно еще в начале 2000-х годов. Игорь Макаров на прямой вопрос "Коммерсанта" о том, почему слияние двух крупнейших независимых производителей газа сорвалось, в 2011 году ответил: "В том числе потому, что на макроуровне рынок был не готов к появлению в то время частной газовой суперкомпании. Кто-то из политиков поддержал эту идею, а кто-то нет. Просто не было консолидированного мнения".

Таким образом, у "Итеры" оставались два варианта: либо объединить усилия с другой частной компанией поменьше, либо поискать партнеров среди нефтяных гигантов. "Итера" выбрала второй вариант, и вплоть до 2011 года обсуждала возможность слияния с ТНК-ВР. К ноябрю переговоры были официально приостановлены: стороны не смогли договориться об условиях сделки. Впрочем, вполне вероятно, что если бы она и состоялась, то не принесла бы "Итере" значительной выгоды: лоббистский ресурс ТНК-ВР, когда дело заходит о месторождениях, весьма ограничен. В качестве примера можно привести хотя бы ситуацию с Ковыктинским месторождением, которое ТНК-ВР пришлось уступить "Газпрому" из-за того, что последний никак не хотел вести к нему трубопровод.

Между тем, и сама "Итера" страдала от аналогичных действий "Газпрома". В начале 2000-х годов компания полностью владела "Сибнефтегазом", но из-за отсутствия доступа к трубе ей пришлось продать 51 процент акций актива Газпромбанку, который потом уступил эти ценные бумаги все тому же "Новатэку".

При этом нельзя сказать, чтобы отношения "Итеры" с "Газпромом" в 2000-е годы совсем уж не клеились. "Пургазом", например, стороны до сих пор владеют вместе, что, кстати, привело к любопытному казусу. По данным деловых СМИ, одной из причин срыва сделки с ТНК-ВР стало именно сотрудничество "Итеры" с "Газпромом": государственная монополия должна платить со своих активов больше налогов, чем частники, а "Пургаз" - по крайней мере формально - считается компанией "Газпрома".

В лице "Роснефти" "Итера" получила то, чего добивалась - крупного лоббиста, который так просто не уступит свои интересы в аппаратной борьбе с "Газпромом". Ради этого компания могла даже пойти на уступки "Роснефти" по цене активов.

"Роснефть" наступает

До СП с "Итерой" "Роснефть" добывала немногим более 10-11 миллиардов кубометров газа в год - этот уровень соответствует уровню крупнейших нефтяных (негазовых) компаний России. На что-то большее "Роснефть" в отрасли претендовать не могла. В 2000-х годах государственный капитализм в нефтегазовой отрасли развивался таким образом, что "Роснефть" получала лишь нефтяные активы, а "Газпром" - газовые. Этим компаниям государство давало преференции (например, они могут получать без конкурса стратегические месторождения), но изначально условия для них были разные: если "Газпром" мог вкладываться в нефтяные активы (в частности, купил "Сибнефть" у Романа Абрамовича), то"Роснефть" газовых месторождений не получала.

При этом "Роснефть", судя по данным деловых СМИ, была бы не прочь нарушить монополию "Газпрома" по продаже топлива за рубеж - например, при (потенциальных) поставках в Китай. Для этого, впрочем, компании неплохо было бы сначала нарастить газовые мощности. Учитывая, что "Новатэк" попадает в сферу интересов "Газпрома", "Итера" была главным активом на рынке, приобретение которого позволяло "Роснефти" сразу увеличить добычу газа в несколько раз.

И все же переоценивать потенциальное состязание "Газпрома" и "Роснефти" на газовом рынке не стоит. До сих пор компаниям успешно удавалось разделять "сферы интересов", а представители "Роснефти" и "Газпрома" публично никогда не намекали на возможность конфликта. Гораздо важнее тут другое: если учитывать, что "Новатэк" находится в сфере интересов "Газпрома", а "Итера" фактически теряет статус независимой газовой компании, получается, что в России не останется ни одного частника, который готов отстаивать интересы отрасли не с позиции государства. И пусть формально правительство и взяло курс на расширенную приватизацию, в некоторых отраслях экономики государство не только не снижает своей доли, но и наоборот всячески укрепляется.

Экономика00:0216 октября

Задолжали

Сколько нужно денег, чтоб прожить в России без кредитов?
Экономика08:00 8 октября

История одного букета

Ремесленничество пробивает себе дорогу с помощью новых технологий
Экономика00:0314 октября

Ледяная дерзость

Эта страна запугивала НАТО Советским Союзом, а теперь не платит долги