Протест города Питера

Оппозиция Санкт-Петербурга не может договориться с горожанами

Санкт-петербургская оппозиция оказалась еще более разрозненной, чем в Москве. И это привело к тому, что митинги "За честные выборы" то и дело дублировали друг друга, разгонялись полицией или же собирали несколько десятков участников. Начатая в декабре акция выдыхается, программы единых действий у лидеров оппозиции нет. Зато она есть у тех, кто, по их собственному признанию, "проснулся" лишь после 4 декабря. Рядовые участники митингов готовят свои гражданские проекты. Этих людей объединяет нелюбовь к власти и готовность противостоять ей не только в день выборов, но практически ежедневно.

Вечером 4 декабря студент Санкт-петербургского госуниверситета Даниил Клубов пришел домой от друзей и включил компьютер. На выборах в Госдуму он не голосовал, а вся его политической деятельность сводилась на тот момент к публикации на своей странице "Вконтакте" пары демотиваторов. Даниил - отличник и претендует на красный диплом. "Я увидел какой-то нереальный поток сообщений о фальсификации, обмане, подтасовках. С фотографиями, копиями протоколов, где за "Единую Россию" были совсем не те цифры, о которых говорили по телевизору, - рассказывает Даня. - Наверное, у меня произошел срыв. Я от злости сидеть не мог". Клубов создал группу "Вконтакте" с призывом выйти 5 декабря к Гостиному двору. "Я умом понимал, что это - несанкционированный митинг, только меня это не волновало, - говорит он. - Мне хотелось выйти и кричать: вы гады, вы обманули!". Через час после создания в группе была тысяча человек, к утру - больше трех тысяч. К вечеру все они вышли на митинг, полиция задержала около трехсот манифестантов. Но акция продолжалась ежевечерне еще несколько дней.

На площади у Гостиного двора в Питере проводятся несанкционированные акции в рамках "Стратегии-31". Их организатор, глава Санкт-петербургского отделения "Другой России" Андрей Дмитриев вечером 5 декабря ужинал в компании советского диссидента и активиста питерской "Солидарности" Александра Скобова. Они грустно обсуждали, что народу и в этот раз будет все равно, никто не поднимется. "В этот момент мне позвонили и кричат: "А это твои там на Гостинке? Тут толпа!" - рассказывает Дмитриев, - Я сразу туда. Еще ничего не понимаю, но еду довольный. Не зря нас там два года били и винтили. Намолили место".

Организаторы зимних протестных акций в Москве получили в свой адрес полно насмешек от рядовых участников этих митингов. Шутка "хочешь запороть хорошее дело - создай оргкомитет" преследовала оппозиционеров, еще когда они мучительно согласовывали с мэрией митинг на Болотной площади 10 декабря. Но по сравнению с питерскими несогласными столичные выглядят карьерными дипломатами и миротворцами. Организаторы митингов в Санкт-Петербурге слишком часто были недоговороспособны. Уже к концу декабря в городе было создано сразу два оргкомитета протестных действий. "Гражданский комитет" объединил "Другую Россию", националистов и "Объединенный гражданский фронт". Комитет "За честные выборы" охватил системную оппозицию и "Солидарность". 24 декабря, когда в Москве на проспекте Сахарова собралось 100 тысяч человек (по данным организаторов), в Питере прошло сразу два митинга, и ни один не собрал больше трех тысяч.

Проводить совместные акции иногда получалось, но картинка с таких митингов выглядела успехом "сурковской пропаганды". 4 февраля, Конюшенная площадь, видны флаги "Справедливой России" и КПРФ. На сцену выходит неизвестно кем приглашенный представитель ЛГБТ-сообщества Игорь Кочетков. Он произносит умиротворительную речь с посылом "все мы разные, но все против Путина". Ему свистят, звучат оскорбления. На трибуне появляется националист Николай Бондарик, существенным фактом биографии которого является вынесенный ему в 1994 году семилетний приговор за нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. "Противно выступать после педераста, но я скажу", - начинает свою речь Бондарик, и его тоже освистывают.

Камень преткновения для организаторов - националисты. В "Яблоке" и "Солидарности" их называют "хамоватыми и агрессивными". В националистических кругах указывают, что все заслуги демократов первой волны остались в 80-х годах прошлого века. "Наши националисты агрессивнее московских. Освистали приезжавших к нам Виктора Шендеровича в декабре, потом Бориса Немцова", - негодует сопредседатель местного отделения "Солидарности" Иосиф Скаковский. "Мы мирные люди, наша цель - мирная передача власти", - настаивает председатель совета "Русского клуба Санкт-Петербурга" Дмитрий Сухоруков.

Лидер местного Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова без лишней скромности говорит, что ее называют "петербургским Навальным". Оппоненты по оппозиции называют ее также "провокатором" и "агентом Смольного". Курносова об этом знает, и ей это смешно. "Националисты показали себя наиболее пассионарными. Они - локомотив, нельзя это отрицать, - говорит она. - И делайте вы скидку: если Бондарик со сцены призывает посадить Путина на кол, то это не значит же, что он так и сделает".

Политические оппоненты - другоросс Дмитриев и либерал Скаковский - говорят, что организационные неудачи объясняются еще и тем, что в Питере не нашлось таких людей, как Леонид Парфенов, Борис Акунин или Людмила Улицкая, чье участие в московских акциях примирило всех и заставило поверить: митинги - это не для маргиналов. "А как же Басилашвили, Борис Стругацкий?" - начинал вспоминать корреспондент "Ленты.ру". "Еще назовите Александра Сокурова - и все, больше нет, - со смехом перебивает Иосиф Скаковский. - Им всем за 70 лет, какие оргкомитеты". Вспоминаем еще Юрия Шевчука, но представить себе лидера ДДТ, участвующего в согласовании порядка выступления ораторов или же ищущего альтернативные маршруты шествия, совсем невозможно.

Группа "Вконтакте", созданная Даниилом Клубовым еще 4 декабря, была переименована в "Санкт-Петербург за честные выборы" и сейчас насчитывает 15 тысяч человек. Все эти месяцы группа была основным источником информации о митингах и шествиях в городе. Однако даже по самым оптимистичным подсчетам столько людей вышло на улицу лишь 24 февраля, когда в Питер приезжали московские оппозиционеры Алексей Навальный, Сергей Удальцов и Гарри Каспаров. Да и то, уже на следующий день "системная оппозиция", отказавшаяся идти на один митинг с националистами, проводила свое шествие.

Митинг 5 марта вообще не удалось согласовать с властями. Губернатора Полтавченко здесь называют полностью несамостоятельным человеком, а в комитете по законности, который выдает согласования, работают те же люди, что и при Валентине Матвиенко. Все согласования шли очень трудно. Продолжавшиеся до последнего переговоры не привели ни к чему. Бардак был такой, что кто-то из обычных участников думал, что идет на санкционированный митинг, кто-то - на встречу с депутатом, кто-то заранее готовился к задержанию. На Исаакиевской площади собралось не меньше 4 тысяч человек, после первого же поднятого плаката начались задержания. По данным полиции, в автозаках оказались 270 человек, оппозиционеры говорят о 400-500 задержанных.

Там же задержали и Ольгу Курносову, Андрея Дмитриева, еще многих. Дмитриев не скрывал, что опасался идти на несанкционированную акцию - он с двенадцатью соратниками обвиняется в организации экстремистского сообщества по статье 282 УК РФ. Экстремистское сообщество - это запрещенная судом Национал-большевистская партия. Он боялся, что ему изменят меру пресечения с подписки о невыезде на арест. Но обошлось, мы сидим в кафе, Дмитриев с удовольствием зачитывает вслух выдержки из уголовного дела. "Находясь на Большом проспекте, выражал политические взгляды экстремистской организации путем воспрепятствования дорожному движению. Или вот: публично выражал взгляды НБП, выкрикивал лозунги и выражался нецензурной бранью... Интересно, вот что я кричал? Пошли все на хер, слава НБП, что ли?"

О появлении на улицах "обычных людей" профессиональные оппозиционеры говорили с восторгом, но предложить им они смогли очень мало. "Политическая" карьера молодого малого предпринимателя Александры Крыленковой началась с того, что она 7 декабря пришла на очередной несанкционированный митинг и следующие сутки провела в полиции. Ее обвинили в сопротивлении полиции, что грозило 15-ю сутками ареста, только вот повестка в суд ей так и не пришла. "Со мной мальчик в автозаке сидел, он произнес слова, которые запали мне в душу. Он сказал: хорошо бы найти себя и правильное дело для себя в этой движухе". Александра по своей инициативе поехала в Москву, пообщалась с участниками проекта "Гражданин наблюдатель". Взялась координировать работу независимых наблюдателей на президентских выборах в своем районе. В процессе поиска людей как-то само собой выяснилось, что она координирует уже весь город. Откликнулось 3,5 тысячи человек, до подсчета голосов 4 марта сумели продержаться меньше тысячи - остальных не пустили или выгнали. "Еще было обидно, когда появились фальшивые участки. Например в Львиный переулок пришел наблюдатель и видит какой-то ЖЭК, на замок запертый. Звонит в ТИК, а ему говорят: все нормально, там идет голосование. В этом Львином переулке Путин 91 процент получил", - вспоминает она.

Недавняя студентка, искусствовед-культуролог по образованию, Елизавета Тилова была изумлена результатами декабрьских выборов настолько, что в марте возглавила штаб независимых наблюдателей в Петроградском районе города. По ее словам, на тех участках, где наблюдателям удалось продержаться до окончания подсчета голосов, Владимир Путин набрал 46-48 процентов голосов. Там, где наблюдателей удалили, победивший кандидат в среднем набрал 70 процентов.

5 марта Тилова пришла на Исаакиевскую площадь. "Когда все началась, меня и тех, кто стоял рядом, ОМОН сразу прижал к стене, а потом нас выводили под руки и по одному. До утра сидели в отделении, две барышни в одной камере, и 18 мальчиков в соседней. Потом повезли в суд, там еще часов шесть продержали. Выдали повестку в другой суд, в чем меня обвиняют, до сих пор не знаю. Я стояла спокойно и только кричала "Позор!", когда видела, как девушек или пожилых полицейские по асфальту волокли". Она говорит, что политики своей разрозненностью губят общую идею: "Надо идти с националистами, не надо - это такая ерунда. Мне они самой неприятны: я родилась на Кавказе, при этом по-русски говорю лучше, чем многие из этой публики. Только давайте сначала одно общее дело сделаем, но нет: оргкомитеты против".

После провала и массовых задержаний 5 числа сил на параллельный с Москвой митинг 10 марта в Питере ни у кого не нашлось. На площади Восстания стоял отряд ОМОНа и обычные полицейские в скрывающих лица шлемах. Задержали кого-то, кто раздавал листовки, и кого-то, кто поднял плакат. Журналистов больше, чем участников - все в лучших традициях поздней "Стратегии-31". В автозак отправились человек восемь. Он тронулся с места, один из задержанных с улыбкой позировал фотографам, держа в руках удостоверение прессы. Спустя десять минут по трамвайным путям Лиговского проспекта прошествовали три десятка антифа с красно-черными флагами. Они прошли метров восемьсот, встретили двух сотрудников ДПС, которые лишь проводили взглядом жгущую файеры колонну. И разбежались. Акция "За честные выборы" была завершена.

О каких-то следующих единых действиях питерской оппозиции говорить не приходится. Что дальше - никто толком не знает. "История борьбы за честные выборы закончилась, но все только начинается. Надо собираться вместе, надо предлагать программу и демонстрировать готовность взять власть", - настаивает Ольга Курносова. Другоросс Дмитриев предлагает учредить параллельный орган власти: Петербургский конвент, куда вошли бы несистемные оппозиционеры и отказавшиеся от мандатов оппозиционные депутаты заксобрания, которым и так на каждом митинге кричали: "сдавай мандат!". "Было бы интересно провести митинг тех, кто голосовал за Прохорова, это же совершенно разные люди", - размышляет Иосиф Скаковский. Националисты думают о майских акциях протеста, и все вместе приходят лишь к одному выводу: митинговать при минусовой температуре уже надоело.

Даниил Клубов говорит, что свою протестную активность он заканчивает: надо учиться, а не отвечать на триста сообщений в день в соцсетях. "Плюс еще 5 марта кто-то на Исаакиевской кинул в автозак коктейль Молотова, - объясняет он. - Задержали двух моих друзей. Их сначала подозревали, потом сделали свидетелями, но все равно продержали двое суток в изоляторе. И на вторые сутки мама одного из них - она знала, что это я зову на все митинги - позвонила мне. Можете представить, в каком состоянии она была и что она мне говорила".

"В этом году у нас муниципальные выборы, буду опять организовывать наблюдателей, - говорит Елизавета Тилова. - Это монотонная, неинтересная работа, но если ты ее не делаешь, тебя эта власть не заметит, тебя нет". Александра Крыленкова хочет сделать проект с наблюдателями, но на постоянной основе. Предполагается, что в свободное от выборов время они будут следить за тем, что происходит вокруг их дома. При попытке любых нарушений закона: от несанкционированной стройки до появления притона с наркоманами, информация об этом будет обнародоваться, а пострадавшие получат юридическую поддержку. "И еще я очень хочу найти как можно больше фальсификаторов этих выборов и обнародовать их имена, - говорит она. - А потом бойкотировать их, чтобы люди думали, в какой магазин ходить и в какую школу отдавать детей. Знаете, как в Италии на магазинах вешали таблички "я не плачу дань мафии". Вот я о таком же очень сильно мечтаю. Очень-очень".