Я же наблюдатель, мне нельзя

Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Елена Панфилова. Фото РИА Новости, Александр Уткин

Перед митингом на Болотной площади директор центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Елена Панфилова стала одним из инициаторов создания группы общественных наблюдателей. В нее вошли члены президентского совета по правам человека, Общественной палаты. Группа вела параллельные с организаторами митинга переговоры с ГУ МВД и убеждала полицию не применять силу.

Елена Панфилова:

Организаторы митинга со всеми переносами места его проведения и вопросом о безопасности людей устроили настоящий апокалипсис. Митинг на площади Революции был согласован на 300 человек, в социальных сетях на него записалось больше 10 тысяч. Организаторы впадали в истерику и обвиняли друг друга в предательстве. При этом было 6-е число, где людей били и задерживали - и страх, что ситуация может повториться, был огромным.

Причем организаторы слово "безопасность" как-то странно трактовали. Как-то в целом, хотя безопасность - это каждый конкретный человек. Мы два дня перед этим митингом сидели в Transparency, придумывали памятки, как вести себя при задержании, думали, где и как их лучше распространять. Примерно тогда мне и стало понятно, что рядовым участником этого митинга я не буду - и ужасно жаль, что так.

Через наш совет при президенте удалось договориться о встрече с Виктором Бирюковым. Он в ГУ МВД за связь с общественными организациями отвечает. Накануне ночь сидела в твиттере, с ужасом читала все эти сообщения: давайте здесь организуем прорыв, нет, давайте лучше здесь. 10-го в дикую рань еду в маршрутке на совещание в полицию. Пока ехала - позвонил Олег Кашин. Говорит: ты выступишь на митинге? А я отвечаю: Олег, да против коррупции-то выступить в очередной раз - это, конечно, святое. Но вот приоритеты у меня другие сейчас, совсем другие.

Приехала в ГУ МВД и вижу на этом совещании ну просто огромное количество дорогих мне и приятных лиц - правозащитников, разных общественных активистов. Разговор жестковато начался - мы сразу начали настаивать: хотим здесь стоять, а не где вы скажете. Дайте людям пройти нормально с площади на площадь. Но по ходу беседа как-то смягчилась, полиция нам навстречу пошла, и мы прямо там распределили обязанности. Алексей Венедиктов с Тиной Канделаки прямо с совещания поехали на площадь Революции, человек 15 - на Болотную. Я с коллегами стояла у Большого Каменного моста. Он был перекрыт, мы были рядом с оцеплением, и полиция вежливо говорила: обойдите, металлоискатели с другой стороны. Потом начались волнения по поводу Лужкова моста: он легкий, а на нем толпа стоит. Попросили ораторов со сцены сказать, чтоб часть людей ушла оттуда.

Стою, и меня этическая проблема мучает. Володя Рыжков машет руками со сцены - мол, иди выступай, а я же наблюдатель, мне нельзя. С другой стороны, Навальный сидит, и о коррупции сказать некому. В итоге вышла на сцену, свои 30 секунд получила, но с тех пор для меня дилемма решена: ты или наблюдатель и над схваткой, либо ты участвуешь. Не надо смешивать.

Впоследствии так и получилось. У меня бейджи общественного наблюдателя со всех последующих митингов. Полная коллекция. На работе на стене висит.

Мечтатели.

История протеста: от Чистых Прудов до Нового Арбата

Обсудить
Другие материалы
Таиландские раболовы
Гигантские флоты с экипажами из рабов губят индонезийскую экономику
Георгий Толорая: Что ответит Пхеньян
Почему ядерное оружие у КНДР не станет залогом мира на Корейском полуострове
Фантастические культы и где они обитают
Странные верования от Америки до Индии
Бой за печень исламиста
Филиппинские военные с помощью иностранцев добивают боевиков в Марави
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве