Я являюсь самозванцем

Участник шествия "За честные выборы" 4 февраля 2012 года. Фото "Ленты.ру"

В ходе переговоров с мэрией о маршруте шествия 4 февраля Сергей Пархоменко убеждает чиновников, что если его согласуют на окраине города, туда все равно никто не придет, а в центре столицы пройдет массовая несанкционированная акция. Ему и другим переговорщикам удалось убедить мэрию провести шествия по Якиманке, а не в "Лужниках", как того хотелось столичным властям.

В интервью "Ленте.ру" журналист вспоминает, что согласование Якиманки стало "актом признания новой философии переговоров с мэрией".

"Лента.ру": Почему февральское шествие согласовывалось так долго, муторно и тяжело?

Сергей Пархоменко: Потому что оргкомитет откровенно говорил, что от раза к разу, от события к событию будет происходить некоторая эскалация. Вот у нас был небольшой митинг на Чистых Прудах. Потом, побольше, еще побольше. Теперь будет шествие, а в следующий раз мы еще чего-нибудь интересненькое придумаем. И когда чиновники из мэрии нам говорили: "А что, в следующий раз еще чего-нибудь затребуете?" - мы говорили: "Да, конечно". По одной простой причине: это не мы требуем, а люди.

Обычно всякий человек, который ведет переговоры, стремится убедить своего контрагента в том, что он контролирует ситуацию. Принцип любых переговоров заключается в том, что стороны предъявляют друг другу свои полномочия и стремятся, чтобы объем этих полномочий был как можно больше. А мы вели эти переговоры ровно наоборот. Мы говорили: послушайте, мы не отвечаем ни за что. Мы не контролируем ничего, мы вообще никто. Мы просто ставим вас в известность о некоторых событиях. Вы плохо знаете, что происходит, а мы - лучше вас. И отдайте себе отчет, что вы в мэрии можете уговорить нас на что угодно, договориться с нами о чем хотите, но если это не устроит людей, от имени которых мы выступаем, они вас просто проигнорируют.

И эта наша линия была понята. В мэрии в какой-то момент поняли, что мы их не обманываем, что так на самом деле и есть.

В частности, был такой момент, когда мы вели переговоры по шествию, я принес экземпляр аналитического доклада, который был подготовлен для мэрии некоторой группой каких-то политологов, социологов, аналитиков, которых они наняли в 20-х числах декабря, то есть перед митингом на Сахарова. И я сказал: послушайте, вот ваш доклад. Его для вас сделали накануне 24 декабря. Почитайте его теперь, когда вы знаете, что произошло. Сколько народу пришло, как было дело, кто выступал, как на это реагировали - теперь все известно. А вот теперь смотрите, что вы думали об этом за два дня до того. А там написано, что придет семь тысяч человек, что оппозиция совершенно раздавлена и деморализована вбросами аудиозаписей с телефона Немцова, что все разос**лись, что все друг друга ненавидят, что все эти всякие писатели, актеры и прочие прекратили всякое участие в протестной активности.

Я говорю: смотрите, вот так вы представляете себе действительность. Вот это степень вашего понимания того, что происходит вокруг. Вы окружены уродами, которые вам составляют такого рода доклады, а вы им еще деньги за это платите. Более того, вы им еще и верите. И мы им доказывали, что действительность сложнее, люди настроены серьезно, они хотят пройти шествием, причем в достойном месте.

Изначально заявленный нами вариант шествия не прошел потому, что вице-мэр Александр Горбенко понял, что такую большую вещь он не может организовать по правилам, чисто технически. Потому что нужно осмотреть все подвалы и чердаки, нет на свете столько барьеров, сколько надо расставить вокруг Садового кольца - по этим правилам. Надо перекрывать движение и останавливать общественный транспорт, а он этого не хочет и боится брать на себя ответственность.

Кроме того, он понимает, что мы занимаемся эскалацией. И это нормально, это и есть политическая борьба. Мы немножко от нее отвыкли, но она ровно в этом и заключается. У нас разные политические задачи. Наша задача – эскалировать протест, их задача - задушить, утихомирить и успокоить. Они были бы рады запретить шествие вообще. Мы им говорили: не получится. Вы можете запретить, но оно все равно произойдет. Да, людей на несанкционированную акцию придет меньше. Раз в пять. То есть 20-30 тысяч. С нашей точки зрения, этого мало, но вы все равно отдайте себе отчет, что такое 20 тысяч человек, которые пришли на несанкционированный митинг. Вы когда-нибудь имели дело с таким количеством людей? Нет. Вы знаете, что делать, когда 300 человек, 500, тысяча. Один раз у вас было две тысячи человек в 2002 году, когда произошел футбольный матч между Россией и Японией - они разгромили весь центр. Вы помните, что такое две тысячи человек? Это очень неприятно. А это ведь только две тысячи, не 20.

Якиманка стала компромиссным вариантом?

Да. Она стала актом признания той философии переговоров, о которой я говорил. Когда мы говорили: вы разговариваете не с нами, мы вас тут только консультируем, не более того. Мне было очень смешно читать всякие возмущенные комментарии: "Вот они, самозванцы, почему они пришли, почему они?" Да мы ничего не решаем. Я сам был первым, кто говорил, что являюсь самозванцем.

Мечтатели.

История протеста: от Чистых Прудов до Нового Арбата

Обсудить
Другие материалы
Неудачное начало
Чем запомнятся первые 100 дней правления Дональда Трампа
Каждое третье убийство
Центральную и Южную Америку захлестнула волна насильственных преступлений
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
Владимир Путин и Синдзо Абэ«Мы с Владимиром хотим идти рука об руку»
Из десятков намеченных планов Абэ и Путин пока готовы реализовать только один
Приоткрытый авангард
Почему выдающееся искусство XX века нужно искать в провинции
Талантливый мистер Демме
Фильмы, которыми запомнится режиссер Джонатан Демме
Искатели растерянных женщин
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Затерянного города Z» до «Идеаля»
Придумали тоже
Gorillaz и другие группы, которых не было
«Скотина тупая! Я тебя больше не знаю»
Как на радио швыряются стаканами и обмениваются оскорблениями
Не брат ты мне...
Как популярные интернет-сервисы унижают чернокожих и азиатов
Пацан к успеху шел
Обиженный на весь мир школьник изобрел идеальное оружие против Sony и Microsoft
Три алмаза за клубничку
Азиаты тратят последние деньги на трансляции с обнаженными дамами
Брить или не брить
Поклонницы натуральной красоты массово отказываются от эпиляции
CULVER CITY, CA - NOVEMBER 12: Founder, Snapchat Evan Spiegel (L) and model Miranda Kerr attend the Fifth Annual Baby2Baby Gala, Presented By John Paul Mitchell Systems at 3LABS on November 12, 2016 in Culver City, California. (Photo by Tommaso Boddi/Getty Images for Baby2Baby)Триумф ботана
Самый престижный жених современности — IT-магнат
«Американцы — радостный народ»
Рассказ москвича, переехавшего в Сан-Франциско
Мама — марихуана
Зачем американки совмещают употребление наркотиков с воспитанием детей
Очеловеченный фургон
Длительный тест стильно-пассажирского VW Multivan
ОСАГО надо?
Автомобильные аварии, превращенные в искусство
Самые крутые локомобили
Машины, которые ездят по рельсам
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности