Удальцов привычно занял свободную шконку

Лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов в спецприемнике. Фото Павла Елизарова

Активиста "Солидарности" Павла Елизарова арестовали 5 декабря после митинга на Чистых прудах. Некоторое время Елизаров провел в одной камере вместе с Сергеем Удальцовым - там перемешались люди, задержанные на разных акциях.

"Ленте.ру" Елизаров рассказал о своих наблюдениях за настроениями среди офицеров полиции и о том, как относятся к Удальцову охранники в спецприемнике.

Павел Елизаров:

5 декабря нас задержали после митинга на Чистых прудах, я оказался в одной группе с Ильей Яшиным и Алексеем Навальным. Кроме них, было много новых лиц, большинство работали наблюдателями на прошедших накануне выборах и первый раз вышли на митинг, возмущенные массовыми фальсификациями.

Полицейские, которые двое суток до суда сопровождали нас в автобусе, неожиданно активно выражали солидарность - чем дальше, тем больше. В какой-то момент офицер сопровождения сказал, что еще через день работы в таком режиме им придется "перейти на сторону восставших".

Осужденного Ольгой Боровковой на нетрадиционные семь суток ареста, меня вместе с другими арестантами привезли к спецприемнику на Симферопольском бульваре, у которого выстроилась очередь из автобусов с новыми узниками.

В камере спецприемника в ходу тюремный сленг. Это, конечно, не полноценный воровской жаргон, но некоторые слова быстро привязываются. Привыкаешь называть верхний ярус кроватей "пальмой", а нижний - "шконкой". Туалет (дыра в полу) в углу камеры - это "дальняк", а сама камера называется "хатой".

Мы, в свою очередь, тоже воздействовали на неполитических арестантов - они поддерживали наши акции со скандированием, стуком в дверь, вывешиванием плакатов. Многие обещали по освобождении выйти на митинг протеста. Я вспоминал истории советского времени о том, как тюремное общение диссидентов и уголовников влияло на поведение и тех, и других.

Пока мы ждали в автобусах встречи с Боровковой, Петя Верзилов успел научить меня некоторым премудростям городского партизана: я смог пронести в камеру телефон и зарядку, спрятав их в сапогах. Опытный в тюремных делах сокамерник Саня помогал заряжать аппарат без розетки. Так что мы иногда развлекались фотографированием тюремных сцен с выкладыванием результатов в твиттер, получилось даже сделать групповое фото арестантов из разных камер в гостях у Навального.

Это привлекло внимание полицейского руководства, и упитанные оперативники из Центра "Э" несколько раз наведывались к нам со "шмоном". Судя по всему, опыта у них в этом немного, а тюремные охранники им не помогали. И мне, и Верзилову удавалось спрятать свои устройства, о чем я сразу писал радостный твит. Позже к обыскам привлекли ОМОН, но и они смогли найти разве что одну из зарядок.

Конечно, мало приятного в том, что тебя сажают за решетку. Но оказалось, что в хорошей компании это превращается в жизненное приключение, в котором больше смешного, чем страшного. Встреча друзей в автозаке, карикатурные судьи и "свидетели", беседы с охранниками - все это создает ощущение фарса. Причем этот фарс осознают все его участники. Разве что судьи, выносящие приговоры "по звонку", и представители МВД, лжесвидетельствующие на заседаниях, пока не осознают, что им придется за это ответить.

Провожая меня в камеру, полицейский предупредил, что мне повезло сидеть в камере №1 - "любимой камере Удальцова". Во время нашего заселения Сергея, державшего тогда сухую голодовку, в тяжелом состоянии увезли в больницу. Через несколько дней по-прежнему голодающий Удальцов вернулся и привычно занял свободную шконку. Вокруг него сразу собрался кружок политарестантов, которым он начал яростно продвигать левую идею.

Меня давно беспокоило отношение Удальцова к сталинизму: в программе его движения АКМ образца 2004 года Сталин назывался "великим учителем". Сергей объяснил нам, что это было много лет назад и он успел пересмотреть свое отношение к Сталину. Теперь он не может однозначно одобрять его действия, хотя по-прежнему видит положительные стороны. Вообще, из-за того, что не все сокамерники разделяли позицию Удальцова, разговор получался интересный, особенно на фоне тюремного однообразия.

Кстати, охранники тюрьмы его уважают как постоянного клиента и обращаются к нему не иначе как "Сергей Станиславович".

Мечтатели.

История протеста: от Чистых Прудов до Нового Арбата

Обсудить
Другие материалы
Таиландские раболовы
Гигантские флоты с экипажами из рабов губят индонезийскую экономику
Георгий Толорая: Что ответит Пхеньян
Почему ядерное оружие у КНДР не станет залогом мира на Корейском полуострове
Фантастические культы и где они обитают
Странные верования от Америки до Индии
Бой за печень исламиста
Филиппинские военные с помощью иностранцев добивают боевиков в Марави
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве