Новости партнеров

Признание мастеров

Главные "Золотые маски" вручили Могучему и Серебренникову

Вечером 16 апреля на сцене Большого театра прошла церемония вручения крупнейшей театральной премии в России "Золотая маска", которую в этом году присуждали в восемнадцатый раз. Результаты конкурса, длившегося более двух месяцев, обнадеживают - драмтеатр уверенно продолжает двигаться в сторону авангарда, жюри открыто к новациям интеллектуальных режиссеров и даже к театру с твердой гражданской позицией. Печалит хоть объективное, но явное отставание регионов, а также цензура, процветающая по всей стране.

Церемония награждения лауреатов вернулась на историческую сцену ГАБТ после восьмилетнего перерыва, что, конечно, придало всему мероприятию особую торжественность и значимость. Большому родная площадка помогла мало - театр лидировал по числу номинаций, претендовав на 24 награды, но взял всего пять, и то не основных. Среди прочего ГАБТ унес приз критики за балет Chrome, за лучшую мужскую роль в балете (Денис Савин, "Herman Schmerman"), а также за музыку Леонида Десятникова для балета Алексея Ратманского "Утраченные иллюзии".

Прошедшая "Золотая маска" легко выявила самые разные стороны многогранной театральной действительности. В частности, и то, что у грандов вроде Мариинки или Большого есть более чем достойные конкуренты, а они сами пребывают в поиске и сопутствующем ему некотором замешательстве. Авангардные оперные постановки вроде "Золотого петушка" Кирилла Серебренникова (ГАБТ) и "Мертвых душ" Василия Бархатова (Мариинка) оказались неоцененными и остались не у дел в основных номинациях. Первая опера, правда, взяла награду за работу художника по свету (Дамир Исмагилов), вторая - за сценографию (художник Зиновий Марголин), что было вполне ожидаемо. Выставить на сцену огромные колеса брички Чичикова - довольно радикальное и необычное решение.

В самых "высоких" жанрах жюри предпочло "золотую середину" - симбиоз прекрасной техники и смелости. На данный момент ближе всего к этому подступился столичный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, который явно находится в своей лучшей форме. Музыкальный театр получил премию за оперную и балетные постановки - за "Сказки Гофмана" режиссера Александра Тителя и "За вас приемлю смерть" Начо Дуато, испанского хореографа, возглавляющего сейчас балетную труппу Михайловского театра.

Кроме того, Театр имени Станиславского унес награды в номинациях "Лучшая работа дирижера" в опере (Евгений Бражник), в балете (дирижер Феликс Коробов), а также "Лучшая женская роль" в балетной постановке - премию присудили танцовщице Анне Хамзиной. Она исполнила главную роль в балете Джона Ноймайера "Русалочка", необычайно сложную, не в последнюю очередь из-за костюма. Балерина признавалась, что долгое время не могла привыкнуть к русалочьему хвосту - струящимся длинным и широким брюкам.

Насколько триумфальным был этот вечер для Московского музыкального театра, настолько же провальным он оказался для жанра "Оперетта-мюзикл". Члены жюри не смогли выбрать ни одного победителя в четырех номинациях, в которых этот жанр был представлен. Подобное в истории "Золотой маски" случается редко и обычно свидетельствует о, мягко говоря, чрезвычайной слабости номинантов - в этом году за премию боролись "Граф Люксембург" (Музыкальный театр, Иркутск), "Летучий корабль" (Театриум на Серпуховке, Москва) и "Черная курица" (Музыкальный театр республики Карелия). Интересно, что именно в "Оперетте-мюзикле" конкурсанты остались без наград и в 2004 году.

Традиционно основные награды драматической части "Золотой маски" остаются в Москве и Санкт-Петербурге - так случилось и на этот раз. Своеобразным реверансом регионам можно считать, например, победу Светланы Замараевой в номинации "Лучшая женская роль", подчеркнуто провинциально сыгравшую провинциальную актрису Елену Кручинину в "Без вины виноватые", которые идут на сцене ТЮЗа в Екатеринбурге. Аналогичный приз среди мужчин достался Евгению Миронову за роль Калигулы в одноименном спектакле, поставленном на сцене мироновского Театра Наций. Таким образом, актер стал трехкратным лауреатом "Золотой маски".

Стоит признать, что в этом году интрига, сложившаяся вокруг драмчасти, оказалась необычайно интересной - причиной тому имена первого ряда среди номинантов-режиссеров. И вполне прогнозируемо и заслуженно премий удостоились большие художники, определяющие вектор развития отечественного театра.

Лучшим режиссером в большой форме жюри признали петербуржца Юрия Бутусова, поставившего "Чайку" в "Сатириконе", ставшую одним из главных событий прошлого театрального сезона. Бутусов, получивший первую "Золотую маску" еще в 1999 году за "В ожидании Годо", сделал очень авторский и авангардный спектакль, пронизанный размышлениями о природе театра.

В той же степени индивидуальным, сколь и ярким, стилем обладает лауреат главной премии "Лучший спектакль большой формы" Андрей Могучий (Александринский театр, Петербург), поставивший детский спектакль "Счастье" по мотивам пьесы Метерлинка "Синяя птица". Могучий впервые удостоился награды в главной номинации, хотя до этого его работы не раз отмечались "масками", но в других категориях. В театральных кругах многие предсказывали победу режиссеру - слишком уж необычной и визуально ни на что не похожей оказалась его версия "Синей птицы", созданная совместно с художником Александром Шишкиным (он также получил премию).

Удивительным в его работе кажется то, в какую авангардную форму он облекает вполне традиционный и в общем незамысловатый посыл; спектакль Могучего - прежде всего о любви, счастье, взрослении и смерти. Излишне говорить, что детский спектакль с яркими декорациями, масками и анимацией оказывается на деле достаточно серьезным, чтобы быть интересным и взрослому зрителю.

Достаточно странно, что еще один лауреат, а именно Кирилл Серебренников, получил "Золотую маску" впервые, хотя режиссер "Человека-подушки" и "Околоноля" считается одной из наиболее влиятельных фигур на российской сцене. Награда к нему ушла за студенческий спектакль "Отморозки", поставленный по его же пьесе, написанной вместе с Захаром Прилепиным по роману "Санькя", в номинации "лучшая малая форма". В спектакле прилепинских нацболов играют ученики Серебренникова из школы-студии МХАТ, отчаянные мальчишки, которые со сцены призывают к революции и требуют свободы. Готовясь к спектаклю, ученики Серебренникова ходили на "Марши несогласных" - сам же спектакль решено было ставить на фоне нарастающих оппозиционных настроений. Понятно, что Серебренников получил свою премию с учетом актуальности политических событий, развернувшихся в России между думскими и президентскими выборами.

Присуждение премии Серебренникову важно с нескольких точек зрения - как поддержка студенческого театра, с одной стороны, и как признание роли театра с активной гражданской позицией, с другой. В свете этого история, приключившаяся с Кириллом Серебренниковым на церемонии вручения, кажется просто нелепой.

Получая награду на сцене Большого театра, режиссер сказал, что хотел бы посвятить эту премию всем людям в России, которые борются за справедливость, тем людям, "которые делают это на площадях, сидят за нее в тюрьме, которые за нее голодают... Я уверен что Правда по-любому победит ложь, воровство, мрак...", - заявил режиссер. Однако его речь во время трансляции на телеканале "Культура" была сокращена, она заканчивалась на слове "справедливость", а все остальное, видимо, решили убрать, чтобы не испортить "праздник театра".

Восемнадцатая "Золотая маска" продемонстрировала готовность жюри и театрального сообщества принять и наконец-то премировать театр самобытный, авангардный и острый, чего не скажешь о российском телевидении. Совсем не хочется, чтобы искусство превращалось в большой политический проект, но, наверное, на российской сцене нужно поставить десятки спектаклей, подобных "Отморозкам", в разных формах и жанрах, чтобы к ним привыкли. Правда, есть опасения, что тогда трансляция сведется к танцевальным и вокальным номерам, изредка перемежающимся объявлением лауреатов главной театральной премии страны.