Америка взяла свое

Кандидат от США стал новым главой Всемирного банка

Итоги выборов нового руководителя Всемирного банка оказались предсказуемыми - американец Джим Ен Ким сменит американца Роберта Зеллика на этом посту. Во многом так получилось из-за неспособности крупнейших развивающихся стран сформировать "единый фронт". Стоит, однако, отметить, что впервые за долгое время эта техническая по сути процедура превратилась в настоящее политическое противостояние со скандалами, возгласами недовольства и жесткой критикой со стороны.

Когда в январе Роберт Зеллик объявил о своем уходе, мало кто сомневался, что Белый дом сможет "продавить" своего кандидата на пост председателя Всемирного банка. В конце концов, по традиции, существующей еще с тех пор, когда, после Второй мировой войны, были основаны ВБ и МВФ, фондом всегда управлял европеец, а банком - американец. История повторилась в минувшем году, когда пост директора-распорядителя МВФ перешел к бывшему министру финансов Франции Кристин Лагард.

Однако развивающиеся страны с таким раскладом оказались не согласны. Крупнейшие державы этой категории государств - Китай, Бразилия, Индия - считают, что их существенно возросший в последние десятилетия вес в мировой экономике дает им право ставить своих людей во главе ключевых международных финансовых институтов. В особенности на этом настаивали представители Китая, являющегося сейчас второй по своим размерам экономикой мира.

Американцы, однако, уступать не собирались. Причем первоначально предполагалось, что их кандидат может оказаться политической фигурой - например, Хиллари Клинтон. Но в конечном итоге выбор администрации Барака Обамы был остановлен на "технической" кандидатуре врача Джима Ен Кима, гражданина США корейского происхождения.

Ким получил известность не столько благодаря своей врачебной деятельности, сколько опыту работы в международных организациях. Так, в 1987 году он основал организацию Partners in Health, чьей задачей была борьба с инфекционными заболеваниями на Гаити (впоследствии деятельность организации распространилась и на Перу). В 2003 году он стал советником главы Всемирной организации здравоохранения, а в 2009-м возглавил одно из наиболее престижных учебных заведений США - Дартмутский колледж.

Кандидатура Кима была оптимальной для США с точки зрения пиара - врач-общественник, не связанный напрямую с политическими кругами или крупными финансовыми организациями. По крайней мере, такой выбор лишал оппонентов возможности порассуждать об американском империализме или всесильной элите с Уолл-стрит. Однако новые реалии оказались таковы, что любой кандидат Вашингтона в большой группе развивающихся стран был бы встречен в штыки.

У Кима объявились серьезные конкуренты - колумбиец Хосе Мария Окампо и нигерийка Нгози Оконджо-Ивеала, оба - министры финансов своих стран. Силы, стоявшие за этими претендентами, утверждали, что оба они обладают несомненно большим опытом работы в финансовой сфере в сравнении с Кимом. Соответственно, по своим заслугам кто-то из них и должен был получить пост, обеспечивающий лоббирование интересов развивающихся стран (к слову, поддержка развития бедных государств и является основной задачей ВБ).

Тем не менее, за сутки до голосования число кандидатов сократилось до двух. Окампо заявил, что покидает предвыборную гонку, поскольку ее итог определяется исключительно игрой политических интересов. Едва ли колумбиец открыл кому-то глаза, поскольку было бы странно ожидать преобладания каких-то иных критериев при назначении руководителя ключевой международной организации. Если, конечно, не интерпретировать его слова как возмущение тем, что политический перевес находится на стороне США и Европы. При этом Окампо рекомендовал голосовать за Оконджо-Ивеалу, которая до этого пользовалась поддержкой исключительно африканских государств.

В отсутствие колумбийца исход борьбы был полностью предрешен. У африканского кандидата банально не осталось времени, чтобы заручиться поддержкой где-либо за пределами Черного континента. Кандидатуру Кима, напротив, заранее поддержали такие державы, как Канада, Япония и Мексика. Что касается стран Старого света, то с их стороны ответная любезность в адрес США после поддержки последними фигуры Кристин Лагард в МВФ стала совершенно неизбежной.

Еще до схода с дистанции Окампо свою лепту в победу Кима внесла и Россия, заявившая о поддержке американского кандидата. Таким образом, РФ уже не в первый раз выступила против мнения других стран БРИКС по ключевым вопросам мировой экономики. С другой стороны, Москва с самого начала занимала в этом процессе выжидательную позицию, так что она вряд ли подвергнется жесткой критике за "штрейкбрехерство".

Ряд неправительственных гуманитарных организаций, сотрудничающих с Всемирным банком, еще до голосования в совете директоров выразили свое недовольство избирательным процессом. В частности, Джастин Форсайт, возглавляющий партнерство Save the Children, возмутился тем, что при выборе главы банка приоритет отдается гражданству кандидатов. "Организация призвана бороться с бедностью, однако те, кто имеет в этой сфере реальный опыт, лишены шанса руководить ею", - заявил он.

Ходят слухи, что ключевым развитым странам за молчаливое согласие при выборе главы ВБ предложили некие другие посты в международных организациях. Об этом, в частности, пишет The Guardian, ссылающаяся на источник в самом банке. О каких конкретно постах идет речь, скоро станет известно - если, конечно, слухи имеют под собой какую-то основу.

В любом случае, нигерийский кандидат не чувствует себя проигравшим. Хотя министр финансов крупнейшей африканской страны и посетовала на то, что итоги выборов определяются не способностями и умениями кандидатов, а политическим весом стоящих за ними государств, она подчеркнула свой моральный успех. "Мы показали, что Африка вполне способна вести борьбу в этой сфере и выдвигать достойных кандидатов на крупные международные посты", - заявила Оконджо-Ивеала. Стоит лишь порадоваться за такой перенос олимпийского принципа "главное не победа, а участие" в международный финансово-политический процесс.