Новости партнеров

Это не повышение

Демьян Кудрявцев рассказал о своей новой работе и будущем "Коммерсанта"

В конце апреля 2012-го гендиректор ИД "Коммерсантъ" Демьян Кудрявцев покинул свой пост. Этого события ждали: Кудрявцев подал прошение об отставке еще в 2011-м, после увольнения главного редактора журнала "Коммерсантъ Власть" Максима Ковальского за публикацию фотографии избирательного бюллетеня с неприличной надписью в адрес премьера Владимира Путина.

Кресло руководителя ИД занял его бывший коммерческий директор Павел Филенков. При этом Кудрявцев стал гендиректором компании "Коммерсантъ-Холдинг", которая владеет обществами, входящими в издательский дом. В интервью "Ленте.ру" Демьян Кудрявцев рассказал, в чем теперь будет заключаться его работа, а также поведал, что "Коммерсантъ" ждут серьезные административные и редакционные реформы.

"Лента.ру": Ваша нынешняя официальная должность - гендиректор компании "Коммерсантъ-Холдинг". В чем разница между гендиректором компании "Коммерсантъ-Холдинг" и гендиректором издательского дома? Нет ли в этом назначении лукавства? Вы ведь все-таки обещали подать в отставку, а получается, что вас повысили.

Демьян Кудрявцев: Разница состоит в том, что ИД, или "Коммерсантъ-ТВ", или "Коммерсантъ-FM" - все это операционные компании. Это компании, которые занимаются реальной деятельностью. Холдинг - компания, которая занимается исключительно стратегией, корпоративными решениями, возможно, покупкой и продажами разных медийных активов. Неважно какую должность ты получаешь в штабе, - если ты долго был на передовой, то это не повышение.

Когда ты ежедневно занят операционной деятельностью, к тебе стянуты все нити управления. Когда ты начинаешь заниматься стратегией организации, отрываясь от реального дела, ты перестаешь быть главным, независимо от того, как ты реально называешься. Помните, как говорил Медведев? Человек не должен работать на одной должности больше четырех-шести лет подряд. Он вот отработал четыре, а я уже целых шесть.

В холдинге есть другая работа, которую невозможно делать, находясь внутри, невозможно делать ее, будучи скованным непосредственно управлением подразделениями, в том числе потому, что управление подразделениями - это не только власть, но еще и постоянная ответственность. Реальный начальник - человек зависимый. Я хотел получить большую независимость и в каком-то смысле я ее получил.

Надолго? Какая длина вашего контракта?

Не стоит загадывать. Пока моя работа устраивает акционера.

Как практически будет устроена редакционная работа в холдинге? Михаил Михайлин назначен главным редактором холдинга - что это значит? Для него это тоже не повышение?

Безусловно, повышение. И расширение. Круга обязанностей и возможностей, но и ответственности. А в целом - посмотрим. Для российской медиа не самое простое время. Акционеры хотят, чтобы все наши проекты были как газета "Коммерсантъ" - устойчивы, влиятельны, профессиональны.

Соответственно, Михаил Михайлин будет шеф-редактором холдинга. Он, параллельно издавая газету, будет качество бренда и качество работы журналистов распространять на все другие наши сферы деятельности. Акционеры считают, что это укрепит структуру. Михайлин становится шеф-редактором холдинга, при этом одновременно он выпускает газету, ему подотчетны все редакционные подразделения холдинга. Азер Мурсалиев обеспечивает взаимодействие всех печатных изданий, он остается шеф-редактором издательского дома, то есть печатных изданий. Дмитрий Солопов будет заниматься и занимается объединенной новостной редакцией радио и телевидения. На сегодняшний день структура выглядит так. Изменения в ней, как и персональный состав - прерогатива акционера.

Пока телевидение было исключительно новостное. Оно работает только с новостным материалом - и в каком-то смысле родственник новостных агрегаторов. Но уже в следующем сезоне, то есть с осени, эта жесткая новостная структура телевидения должна начать укрепляться и расширяться за счет классических телевизионных форматов, в которых будут принимать участие журналисты ИД. В том числе для того, чтобы усилить деловую и аналитическую составляющую канала.

Это выстраивание горизонтальных связей коснется только изданий, которые выходят под брендом "Коммерсанта" - или других изданий, которые вы тоже выпускаете? Например, "Огонька".

"Огонек", разумеется, тоже.

С 2008 года "Коммерсантъ" издает "Огонек", и много раз отмечалось, что у вас появился доступ к уникальному фотоархиву. Что происходит с его оцифровкой?

Он весь оцифрован.

А как его можно будет посмотреть?

Теперь наступил второй этап. Его надо качественно описать. Нужно создать хорошие аннотации к каждой из этих сотен тысяч исторических фотографий и придумать форму выкладки их в сеть, которая будет удобна и позволит в этом огромном массиве что-то находить. Одним способом для частных лиц, другим образом - для коммерческих организаций. Все-таки это продукт, который для коммерческих целей будет платным, разумеется. Поэтому все это требует усилий, программирования, но мы движемся в этом направлении и первое важнейшее действие - полная оцифровка - сейчас закончилось.

Возвращаясь к холдингу. "Газета.Ру", будет интегрирована в эту новую структуру?

У "Коммерсанта" и "Газеты", частично, общие акционеры. Я взаимодействую по маркетинговой активности и вообще по коммерческим проектам с "Газетой.Ру", однако она не является частью холдинга.

Вы сказали, что телевидение может развиваться в сторону более классических форматов. Означает ли это, что тем, как выглядит сейчас "Коммерсантъ-ТВ", вы не вполне довольны? К "Коммерсантъ-ТВ" предъявляется масса понятных, в общем, претензий, хотя вы сделали именно то, что обещали сделать - "немой телевизор".

Да, мы сделали ровно то, что обещали, и оно ровно так и сработало. Но сейчас мы доросли до обслуживания аудитории вне рамок этой модели. Говоря просто, наше телевидение является поставщиком новостной информации на рабочее место. Оно позволяет тебе узнавать новости быстро, понятно, в полном цикле, со звуком и без. Именно поэтому за очень короткий срок мы достигли очень неплохих показателей по Москве. Они, безусловно, пока несравнимы с показателями наших давно работающих конкурентов, но они лучшие из всех похожих каналов, как по темпам роста, так и по монетизации. Мы уже собираем достаточно значимое количество рекламы для первого года существования.

Сейчас у нас появилась возможность подумать о том, что первоначальная модель не покрывает всего дня нашей аудитории. Днем человек работает в офисе, но вечером-то он не в офисе. Или, например, в выходные он иногда тоже не в офисе. Некоторые, не дай бог, еще и ночью не спят. И вот для них, не ломая общей сетки, будет постепенно появляться дополнительный контент. Больше культуры в выходные дни - основываясь на том, что делает журнал "Weekend". Или, что для делового мира очень важно, вечером наши аналитики-журналисты готовы давать прогнозы на завтра и предлагать какие-то модели поведения для финансового сектора, например. Это очень трудно оформить как текстовые строки, потому что тут вопрос доверия к тому, кто эти советы дает, очень важен. Поэтому должны все-таки появиться лица. Конкретными форматами займется редакция, у них уже есть идеи.

На уровне стилистики, подачи, языка - это все-таки будет больше похоже на интернет-телевидение? Или это будет по лекалам "большого телевидения" делаться?

Я не знаю, что такое интернет-телевидение. Интернет - это транспорт. По нему и "Первый канал" показывают. Если вы говорите о том, что интернет-телевидение обычно очень дешево выглядит, то я с вами, скорее, соглашусь, но это не только интернет-телевидение - плохо выглядят и некоторые вполне себе кабельные или спутниковые каналы. Это свойство бедности или дурновкусия. Мы этого себе позволить не можем. Вряд ли мы будем так прекрасны технологически и визуально, как каналы "первой тройки", у нас просто нет таких денег. Но, безусловно, как и все, на чем стоит "Коммерсантъ", это должно быть с точки зрения продакшна качественно, выверено, технологически надежно, и над этим, разумеется, должны работать лучшие люди. Вероятно, у нас не будет вертолетов, корреспондентов в каждой точке страны, и в этом смысле это не будет по лекалам "большого телевидения". Но уже даже сейчас видно, что наш дизайн соответствует нашим задачам. И отличается от всего того, что есть на рынке, потому что в это вложено много сил и денег.

Про синергию. Сейчас в некотором смысле примером синергии является сайт "Коммерсанта", который в себе тоже объединяет электронные версии практически всех изданий, входящих в холдинг.

Это не синергия. Давайте не путать... Вот на столе продукты все тоже лежат вместе. Но в супе они приобретают новое качество. Сайт - это не в полной мере суп пока.

Но на салат уже похоже. И что будет происходить с сайтом? Эти вот структурные изменения каким-то образом отразятся на нем?

Сайт - это такая вещь, которая должна жить, экспериментировать, все время меняться, создавать, пробовать новое. Меняются компьютеры, экраны, разрешения, технологии, стоящие за этим. Не всегда надо бежать первыми впереди паровоза, но пробовать какие-то вещи надо, люди этого хотят.

Другой путь - максимальный консерватизм, вот "Лента.ру" практически без изменений технологических и внешних (только с содержательными) прожила свои 12 лет. Это другая крайность. Зато она дает спокойствие и предсказуемость читателю. "Коммерсантъ" уже пошел по первому пути, по пути экспериментов, создания взаимосвязей в вэбе, и поэтому он будет меняться всегда. Как и сайты "Уолл Стрит Джорнал", "Таймс онлайн".

Сейчас сайт очень запутывает отношения между всеми изданиями холдинга.

Я-то считаю, что это правильно. Потому что когда человек читает в интернете, ему в каком-то смысле все равно, из какого издания эта статья. Ему важно, что эта статья из надежного источника, из издательского дома "Коммерсантъ", и статья конкретного автора. Наши авторы пишут в разные наши издания. На сайте материалы группируются по темам, по важности. Если читатель хочет почувствовать конкретный журнал как цельный и отдельный от остальных продукт - он купит его в киоске или скачает в айпеде, или нажмет на сайте специальную кнопку.

А что касается радио? По рынку упорно ходят слухи, что вы его собираетесь продавать.

Кто же будет продавать радио, которое называется "Коммерсантъ"?

Понятно, я имею в виду частоту.

А частота стоит значительно дешевле, чем популярное радио, которое мы создали. Безусловно, к нему есть разные претензии, это радио будет развиваться, меняться, расти, потому к тому, чем оно было интересно год назад, люди привыкли. Люди поняли, как слушать радио сквозных новостей без выпусков. Сейчас они это поняли, и можно добавлять какие-то новые идеи, которые редакция будет придумывать. Более того, сейчас вот это объединение редакций, то, что Михайлин стал шеф-редактором и радийной деятельности, конечно, позволит более активно отдавать радиостанции журналистские силы из газеты. Появится возможность новых форматов, новых программ. Новости должны стать более аналитичными, радио сможет позволить себе какие-то деловые блоки внутри эфира. Будут двигаться и в сторону бизнеса тоже, а не только в сторону общественно-политических новостей.

Что касается других проектов - что-то будет закрыто или продано?

"Коммерсантъ-Холдинг" состоит из четыре крупных узлов, которые дальше управляются их менеджерами. Это радио, телевидение, интернет и принт, которыми холдинг "владеет", но не принимает за них операционных решений. Их акционеры продавать не намерены сейчас. Если внутри традиционной деятельности интернет захочет прикупить себе что-нибудь, или принт захочет одно издание закрыть, другое запустить, или телевидение начнет записывать свои программы на DVD и продавать, то это в каком-то смысле их дело, в рамках бизнес-плана и стратегии.

Это, в общем-то, вопрос не для галочки, потому что стратегия синергии, о которой вы говорите, как раз подразумевает, что необходимо избавиться от всего лишнего и сосредоточиться на том, что по-настоящему приносит успех.

Не всегда понятно, что приносит успех, не очень понятно, что такое успех, и потому не всегда ясно, что такое лишнее. Ну да, есть продукты, которые, может быть, не так известны, или не на острие внимания аудитории находятся. Но зато они приносят деньги. Мы стараемся не делать убыточных продуктов, но есть продукты, которые приносят меньше денег, однако создают новые возможности, открывают двери и т. д.

В общем, капитализируют холдинг.

Да. Но решения по поводу конкретных продуктов, особенно в принте, пусть принимает новый директор издательского дома. Не я.