Новости партнеров

Профессия: фотокор

Чулпан Хаматова сыграла работающего в горячих точках фотографа

В рамках фестиваля "Черешневый лес" на сцене театра "Современник" сыграли премьеру по одной из самых популярных американских пьес последних сезонов Time stands still Дональда Маргулиса. У нас ее озаглавили "Скрытая перспектива" - по названию книги знаменитого военного фотографа Роберта Капы. Это первое знакомство с драматургом в России и вторая работа в "Современнике" израильского режиссера Евгения Арье. И снова он избрал на роли любовников прекрасно сыгравшийся дуэт Чулпан Хаматовой и Сергея Юшкевича.

Вспомните первые кадры кинофильма Антониони "Профессия: репортер": Джек Николсон (западный репортер) увязает на своем джипе в африканских песках. Пустыня безмолвствует, туземцы не понимают его языка, проводник отказывается вести его в лагерь повстанцев. Но главное, он сознает бессмысленность своего дела - наблюдать чужую борьбу, риск и смерть со стороны, в гуще событий держать наготове свой диктофон и несколько дежурных вопросов. Мир не вступает в контакт с отстраненным наблюдателем, реальность хитрее, сложнее и трагичнее его вопросов. Тогда из наблюдателя он решает превратиться в участника.

В пьесе американского драматурга и профессора Йельского университета, специалиста по драме Дональда Маргулиса, посвященной журналистам, работающим в горячих точках, речь идет о тех же вещах, но с другой точки зрения - перед нами уже не экзистенциальный, а этический ракурс вопроса. Можно ли превращать ужасы войн и катастроф в красивые кадры? "Сильный кадр!" - говорит о матери, стонущей над умирающим ребенком, Ричард, редактор популярной газеты. Допустимо ли зарабатывать на этом имя, славу и деньги? Главная героиня пьесы Сара Гудвин, знаменитая фотокорреспондентка, убеждена: она - не безучастный наблюдатель, ее снимки - не бесстрастная фиксация, а попытка что-то сделать для бесчисленных и безгласных жертв при помощи того орудия, которым она владеет, фотоаппарата. В конце концов, сенсационные кадры добываются ценой смертельного риска. Сама Сара в начале первого действия возвращается из немецкого госпиталя, где ее собирали по кусочкам после подрыва на мине в Ираке.

И глубиной решения затронутых вопросов, и своим построением (довольно простеньким) "Скрытой перспективе" далеко до фильма Антониони. По разговорам в антракте и сдержанным аплодисментам в конце становится очевидно, что "проклятые вопросы" репортерской профессии оставляют зал равнодушным. А ведь на премьере по обыкновению полно журналистов и каждый второй зритель знаком с ними не понаслышке. Во многом это объясняется тем, что пьеса Маргулиса - никакая не драма идей, а по-бродвейски сентиментальная мелодрама из жизни "нью-йоркских интеллектуалов". В центре внимания здесь оказывается не противостояние позиций, а коллизии личных отношений между двумя парами главных героев. Диалоги местами остроумны, но чаще предсказуемо банальны. Автор не слишком умничает и не утомляет зрителей разговорами о политике.

Как бы ни пытались замечательные актеры "Современника" - а они изо всех сил вытягивают пьесу - заострить проблемное звучание этой истории, все в ней сводится к ходульному конфликту героической самоотверженности Сары и стремления к покою и благополучию всех прочих героев. Для них идейность, присущая героине Чулпан Хаматовой, - дело десятое. Александр Филиппенко, играющий ее редактора, остроумный, эксцентричный и в то же время трогательный, блестяще попадает в образ. Сергей Юшкевич - журналист Джеймс Додд, ее муж, покоряет сочетанием брутальности и нежности. Молодая актриса Дарья Белоусова в роли простодушной и позитивной Мэнди, подружки редактора, очень убедительно отстаивает женские добродетели перед неистовой, бескомпромиссной Сарой. Та вначале едва замечает спящего в слинге у Мэнди младенца, но потом, разглядывая его, все же расплывается в умиленной улыбке. И еще неизвестно, на чьей стороне в их конфликте автор, так старательно угождающий чадолюбивой американской публике.

Режиссера Дэниела Салливана, ставившего этот текст на Бродвее, прежде всего интересовало то, как эмоциональные потрясения Сары и Джеймса, связанные с их работой, исподволь расшатывали их многолетнюю связь. Евгений Арье оставляет подсознательное в стороне, ему интереснее попытка пронять публику. Для этого он не брезгает и запрещенными приемами. Так, в конце первого действия на задник крупным планом проецируются фотографии искалеченных детей, якобы отснятые Сарой. Среди них мелькают и знаменитые беслановские снимки.

Но что, действительно, хорошо удается режиссеру - это живописать среду. В спектакле "Враги. История любви", предыдущей работе Арье в "Современнике", то были еврейские эмигранты, уцелевшие после войны, теперь - богемные обитатели бруклинских лофтов. Художник Семен Пастух выстраивает на сцене неприбранную квартиру с грязными стеклами во всю стену, где всегда полутьма, тихо наигрывает джаз и без конца наливают виски, а за окном сеет меланхоличный дождь. Здесь зубоскалят над мещаночкой Мэнди, страдают от ночных кошмаров, плюют на состояние здоровья, работают и любят, но лишь до тех пор, пока любовь не препятствует самовыражению. Сценография спектакля очень точно передает это безликое, но свободное пространство сегодняшнего человека.

Арье принадлежит к той породе режиссеров, которые "умирают в артисте". Он мастерски выстраивает роли каждому из участников этого квартета. Чулпан Хаматова появляется в гипсе, бритая наголо, в шейном корсете, внешне ослабшая, но не теряющая иронии, а внутренне каждую минуту готовая к самозащите. Даже от любимого мужчины она охраняет свое право на свободу, на смертельный риск и даже на измену. Какой хрупкой и ранимой может быть Чулпан, мы знаем давно, но для этой роли она находит новую краску - жесткую принципиальность, умение постоять за свои убеждения. В этом она видит подлинный талант журналистки Сары Гудвин. В походных башмаках, с коротко остриженной челкой, по-мужски деловито пакующая чемодан для очередной командировки, актриса становится в финале почти некрасивой. И этого не боится.

Очевидно, что в этом спектакле, вышедшем под конец театрального сезона, Чулпан Хаматова сыграла не просто хорошую роль, но роль для себя сегодня очень важную. "Современник" же заполучил режиссера, сотрудничество с которым становится для театра с одной из самых сильных актерских трупп в Москве все интереснее и плодотворнее.

Культура00:0211 сентября

«Это результат цензуры, больше ничего»

Главный российский художник научился выживать при тоталитаризме. Но уехал в США