Икона российской оппозиции

Навальный сделал серьезную заявку на политическое будущее

Алексей Навальный. Фото Reuters

29 мая блогер и общественный деятель Алексей Навальный объявил о запуске "Доброй Машины Правды" - механизма, с помощью которого он намеревается рассказывать россиянам о злоупотреблениях власти. А 30 мая созданный блогером Фонд борьбы с коррупцией с почти забытой в России дерзостью опубликовал список своих спонсоров. Тем самым Навальный сделал куда более серьезную заявку на свое политическое будущее, чем предыдущим участием в уличных протестах.

Проект "Добрая Машина Правды" (ДМП), по замыслу Алексея Навального, позволит оппозиции распространить свое влияние за пределы городского среднего класса и привлечет в ряды противников власти другие слои населения. Задача ДМП - показать россиянам, что Владимир Путин и его сторонники не пользуются поддержкой населения. "Нет никакого УралВагонЗавода и нет никакого начальника цеха, - уверен Навальный. - Есть просто люди, с которыми мы еще не поработали". Сама "машина" - это сеть добровольных агитаторов, каждый из которых доступными ему законными способами расскажет "о жуликоватом режиме всем добрым людям". При условии, что сеть эта окажется сколько-нибудь широкой (за образец тут, видимо, берется социальная сеть из интернета), любимый тезис Навального о том, что режим Путина представляет собой не что иное, как клептократию, имеет все шансы дойти до по-настоящему большой аудитории, сопоставимой с аудиторией одного из федеральных телеканалов.

Последние годы Навальный успешно удовлетворяет сложившийся в России спрос на реальную антикоррупционную политику. Запустив в интернете собственную антикоррупционную кампанию (эффективность которой, заметим, неспециалисту оценить довольно сложно), Навальный приобрел немалый политический капитал. Антикоррупционная риторика в стране, которая, по всеобщему ощущению, погрязла в казнокрадстве и взяточничестве, хороша для политика популистского толка. Но то, что Навальный вышел за рамки риторики и попытался сделать что-то реальное, свидетельствует уже не о популизме, а о серьезных политических претензиях.

События последних месяцев - массовые протесты в Москве против фальсификаций на парламентских и президентских выборах - придали начинающейся политической карьере Навального определенный импульс, но в то же время поставили перед ним и его сторонниками важные вопросы. К настоящему времени Навальный успел отбыть два срока административного ареста по 15 суток каждый и не пропустить ни одного крупного митинга за то время, пока не сидел в кутузке. Означает ли это, что Навальный переквалифицировался: из юриста-общественника превратился в уличного политика, взяв на вооружение методы Сергея Удальцова? Многие ли его сторонники готовы идти тем же путем?

Но пока уличные протесты не отвлекли Навального от поиска путей для мобилизации более привычной для него аудитории. Создание Фонда борьбы с коррупцией и связанных с ним проектов, таких как "РосПил" (контроль за закупками госорганизаций) и "РосЯма" (контроль за состоянием автодорог), позволили Навальному не только бороться с казнокрадами, но также собирать средства на собственно политические проекты, такие, к примеру, как "РосВыборы" (координация наблюдателей и борьба со злоупотреблениями на выборах). До сих пор Навальный пользовался помощью анонимных пожертвований, придумывая все новые способы "капитализировать" протест. Борец с коррупцией, например, объявил о намерении выпустить кобрендиговую дебетовую карту совместно с одним из российских банков, с тем чтобы процент от транзакций владельца такой карты перечислялся в бюджет Фонда. Но 30 мая Навальный сделал ход посильнее: "Фонд борьбы с коррупцией" впервые обнародовал имена спонсоров, пожертвовавших организации 4,4 миллиона рублей.

16 человек, среди которых присутствуют как бизнесмены и менеджеры средней руки, так и общественные деятели (и по совместительству писатели - Дмитрий Быков и Григорий Чхартишвили). Они пожертвовали организации 4,4 миллиона рублей и обещали пожертвовать еще четыре миллиона во второй половине года. Среди прочих, в состав спонсоров фонда Навального вошли вице-президент "Росгосстраха" Роман Борисович, директор по стратегическому планированию "Альфа-групп" Алексей Савченко, председатель совета директоров Национальной резервной корпорации Александр Лебедев и первый заместитель гендиректора ЗАО "Большой город" Артем Любимов.

Первые доноры, как пояснил сам Навальный, решили обнародовать свои имена, чтобы тем, кто пока не решился поддержать антикоррупционный фонд или какие-либо другие проекты Навального, было проще поступить аналогичным образом. В будущем имена доноров, скорее всего, раскрываться не будут, но решение 16 человек публично заявить о себе важно само по себе.

Несмотря на то, что доноры не связаны с фондом контрактами, а участвуют в проекте как частные лица, все прекрасно понимают, что подобная деятельность может стоить им как минимум карьеры. Так, бывший топ-менеджер "Альфа-Групп" Владимир Ашурков, который в течение нескольких лет активно поддерживал проекты Навального, был вынужден покинуть компанию после того, как ее владелец Михаил Фридман решил, что увлечение подчиненного стало слишком рискованным для бизнеса "Альфы". Теперь Ашурков занимает пост исполнительного директора Фонда борьбы с коррупцией, обещая "оставаться экономически активным человеком и заниматься бизнесом в том или ином виде".

Списком "16 смелых" Навальному не только удалось показать, что политический кризис в России усиливается и определенная часть недовольных готова поддержать известного оппозиционного политика. "Деанонимизация" спонсоров Фонда борьбы с коррупцией - это еще и констатация факта, что средний класс окончательно потерян для власти, что он выступает против нее, голосуя рублем за политика новой формации, делает прагматичную ставку на будущее, свободное от пороков нынешней государственной системы.

Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, вместе с супругой выступивший в качестве одного из спонсоров Фонда борьбы с коррупцией, отдает себе отчет в том, что инвестирует, в том числе, и в политическое будущее Навального, однако уверен, что делать это необходимо. Во-первых, потому что бороться с коррупцией можно лишь через гражданские инициативы. Во-вторых, потому, что такие фонды, как у Навального, "позволяют создать настоящую политическую конкуренцию" в России.

Фото Reuters
Фото Reuters

Поддержка Навального в обществе строится прежде всего вокруг консенсуса относительно тезиса об общественной полезности его труда. Антикоррупционные разоблачения Навального, какова бы ни была их сиюминутная эффективность, объективно работают на благо общества - в том числе и тем, что помогают сформулировать запрос на появление политика, способного бросить вызов коррумпированным госинститутам. И если Навальный пока не воспринимается таким политиком, особенно за пределами Москвы, то и исключать, что он им не станет в самом ближайшем будущем, нельзя.

Период "первоначального накопления" политического капитала для Навального завершен: протестное движение вынесло его на передовую борьбы со сложившимся в России режимом, и Навальный пытается закрепиться на гребне этой волны. Как политик он с готовностью участвует во всех протестных акциях, но при этом не забывает работать и с привычной для него сетевой аудиторией. Пусть московские протесты последних месяцев не так уж многочисленны в масштабах страны и не пользуются поддержкой большинства россиян, сила такого политика как Навальный, в другом: в обществе окончательно сформировался вполне прагматичный запрос на перемены, и Навальный сумел стать тем "активом", инвестиции в который обещают удовлетворение этого запроса в ожидаемом будущем.

Конечно, не стоит преувеличивать поддержку Навального, но нельзя и не видеть, как быстро он одолевает рубеж за рубежом на пути к возможности вмешаться в большую политику. В условиях, когда власти не желают, да и не могут вести диалог с недовольными (именно это, например, констатировали в своем докладе социологи Центра стратегических разработок), такой прагматичный политик, как Навальный, может рассчитывать на массовую поддержку населения. Сумеет ли он грамотно распорядиться этим ресурсом и не разочаруются ли в нем со временем его нынешние сторонники, это уже вопрос другой.

подписатьсяОбсудить
10:14 Сегодня
Сергей Боярский во время сдачи норм ГТО

«Не посрамлю»

Сын главного Д’Артаньяна Сергей Боярский за всеобщее ГТО, но против идиотизма
The Vasilika refugee camp is a military-run refugee camp located in an old warehouse in Vasilika village (Thermi) near Souroti, Central Macedonia, Greece on 11 July 2016.Беженцы на месте
В каких условиях живут и чем занимаются сирийцы в греческом лагере
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Бремя радужного человека
Почему американская помощь вредит заграничным геям
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон