Новости партнеров

Герои из комиксов

Немецкая контрразведка решила исправить свой имидж

Служба военной контрразведки Германии (MAD) неожиданно решила выйти из тени и рассказать обществу, чем занималась последние полвека с момента своего создания. Причем в MAD, судя по всему, ориентировались на массового читателя, поэтому нарисовали черно-белые комиксы. Короткие истории из жизни военных контрразведчиков с комментариями настоящих агентов должны доказать, что их служба непроста, а главное - важна. Таким образом спецслужба ответила на критику политиков, у которых возникли сомнения в том, что Германия в ней вообще нуждается.

Военная контрразведка входит в число трех ключевых спецслужб Германии, наряду со Службой защиты конституции (BfV) и внешней разведкой (BND). MAD работает непосредственно на министерство обороны и выполняет свои задачи только в рамках бундесвера. По сути работа военных контрразведчиков заключается в предотвращении шпионажа и саботажа в армии, а также борьбе с экстремистами и террористами среди солдат как внутри страны, так и во время их операций за границей.

Агенты MAD проверяют благонадежность как будущих солдат, так и действующих военнослужащих - особенно тех, которые имеют доступ к секретной информации. Помимо этого, контрразведка должна предупреждать о готовящихся терактах против бундесвера за границей. Для этого MAD следит за персоналом, который обслуживает немецких солдат: от афганских поваров до водителей-косоваров.

Эта спецслужба до сих пор оставалась самой закрытой в Германии. Ее руководители не давали интервью, а сотрудники не рассказывали о своих заданиях. Однако внезапно MAD решила напомнить о себе и опубликовала в новом выпуске журнала бундесвера Y рассказы о буднях контрразведчика, написанные сотрудниками MAD. Их снабдили иллюстрациями в виде черно-белых комиксов.

Автором рисунков стал дизайнер из Гамбурга Никлас Хугес (Niklas Hughes). Видимо, военные контрразведчики были не особенно многословны, когда ставили перед ним задачу. С его слов, выглядело так: нужны истории про спецагентов с стиле 70-х, оформленные в виде комиксов, но не совсем, как про Джеймса Бонда, а попроще. В итоге главными врагами бундесвера оказались соблазнительные русские блондинки, талибы и подпольные неонацисты.

Руководство MAD срочно взялось за имидж своего ведомства после того, как со стороны политиков стали звучать заявления о бесполезности контрразведки в ее нынешнем виде. После скандала вокруг неонацистской банды NSU, которую не могли поймать почти 13 лет, власти решили полностью реорганизовать спецслужбы. Причем первой, как ни странно, под нож пойдет именно военная контрразведка.

Вообще-то, MAD не должна заниматься неонацистскими группировками внутри страны. Это работа органов внутренней безопасности, функции которых выполняет Служба защиты конституции. Однако военная спецслужба тоже отметилась в деле NSU, причем далеко не с лучшей стороны. И именно это может стать последней каплей для властей, которые пока не могли решиться и распустить MAD.

Военная контрразведка участвовала вместе со Службой защиты конституции в операции "Ренштейг" с 1997 по 2003 год. Спецслужбы следили за членами правоэкстремистского Тюрингского общества защиты родины (THS), основанного будущим осведомителем спецслужб Тино Брандтом (Tino Brandt). Членами THS были также Беата Чепе (Beate Zschaepe), Уве Мундлос (Uwe Mundlos) и Уве Бенхардт (Uwe Boehnhardt) - трио из NSU, которое с 1998 по 2011 год совершило десять убийств, несколько терактов и более десяти ограблений по всей Германии.

MAD подключилась к операции "Ренштейг", поскольку среди членов THS оказались солдаты бундесвера. Сама операция получила печальную известность, когда выяснилось, что отчеты Службы защиты конституции о ней уничтожены, причем их удалили уже после того, как неонацистская группировка была раскрыта. Комиссия бундестага, которая занимается проверкой работы спецслужб по этому делу, подозревает, что материалы пропали не случайно. Из-за этого случая ушел в отставку глава федеральной Службы защиты конституции Хайнц Фромм (Heinz Fromm).

После пропажи этих документов парламентская комиссия потребовала от военной контрразвдеки предоставить их материалы по "Ренштейг". Однако в MAD не торопятся выполнять просьбу и передают свои отчеты с большой неохотой, что еще больше настраивает депутатов против них.

Министр юстиции Сабина Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger), в частности, заявила, что "военная контрразведка в ее нынешней форме Германии не нужна". Депутат Кристиан Арендт (Christian Ahrendt) из той же либеральной партии, которую представляет министр, отметил, что, говоря о реформе спецслужб, начинать надо именно с MAD.

Военная контрразведка была сформирована в 1956 году на фоне "холодной войны". Для многих политиков спецслужба так и осталась пережитком той эпохи, тогда как ее функции давно могли бы выполнять другие ведомства. Раньше руководство MAD попросту игнорировало критику в свой адрес. По словам высокопоставленного сотрудника спецслужбы, общение с прессой для ее членов было всегда под запретом, а деятельность MAD пытались сделать максимально незаметной для общества. Ни одна другая спецслужба не была настолько закрытой.

Нынешнее появление MAD в журнале бундесвера можно считать премьерой, хотя и вряд ли удачной. Впервые действующий глава спецслужбы дал интервью, и появилось оно по соседству с комиксами - сомнительный дебют для главы контрразведки. Впрочем, Карла-Хайнца Брюссельбаха (Karl-Heinz Bruesselbach) это должно уже мало волновать - с 1 июля он ушел в отставку.

Но в своем первом и последнем интервью на этом посту он сделал довольно неожиданные заявления. В частности, он сказал: "Мы не хотим прятаться. MAD не самая секретная из секретных служб, а скорее самая открытая". По его словам видно, что он пытается доказать, насколько работа контрразведки актуальна и нужна, потому что шпионаж никуда не пропал после "холодной войны", просто методы изменились. О своих успехах Брюссельбах решил скромно промолчать, заявив, что MAD счет победам не ведет. Он также отметил, что беспокойство о будущем спецслужб объяснимо, и добавил, что его сотрудники тоже люди и могут совершать ошибки.

Причем в СМИ просачивались, судя по всему, только эти ошибки. Если журналисты писали о контрразведке, то только в связи с каким-нибудь скандалом. В конце 70-х годов военная контрразведка разрешила прослушку телефона секретаря министра обороны Георга Лебера (Georg Leber). В начале 80-х спецслужба спровоцировала отставку генерала Гюнтера Кислинга (Guenter Kiessling), ошибочно назвав его гомосексуалистом. После объединения Германии выяснилось, что многолетний замглавы MAD Йоахим Кразе (Joachim Krase) получал деньги от службы госбезопасности ГДР - Штази.

Публикация в армейском журнале выглядит крайней мерой по реабилитации имиджа спецслужбы. Спецагенты активно убеждают общество, что, несмотря на отмену призыва, бундесвер подвергается опасности со стороны неонацистов и исламистов. Первых привлекают униформа и оружие, вторые могут воспользоваться армией как оплачиваемым тренировочным лагерем, опыт которого будет применен при подготовке терактов. Кроме того, иностранные спецслужбы все так же заинтересованы в информации о вооружении и операциях бундесвера.

В распоряжение Die Welt попал отчет правительства, составленный в марте 2012 года и посвященный работе контрразведки. Там утверждается, что ни служба защиты конституции, ни внешняя разведка не могут сейчас взять на себя еще и обязанности MAD.

Однако это говорит, скорее, о занятости этих двух спецслужб, чем об объеме работы контрразведки. За год MAD в среднем выявляет в бундесвере около 60 экстремистов, большинство из которых составляют ультраправые и лишь малую долю - радикальные исламисты. Это тысячные доли от всех немецких военнослужащих. Помимо этого, MAD занимается хакерскими атаками на компьютеры бундесвера, которых в год насчитывается менее 90.

Да и количество сотрудников спецслужбы со временем сокращается. Если до объединения Германии их было почти 2,5 тысячи, то вместе с железным занавесом исчезла половина из них. Сейчас осталось немногим более тысячи. Федеральная счетная палата настаивает, что и этого слишком много, потому что один сотрудник военной контрразведки работает менее чем над одним случаем экстремизма в бундесвере в год. При этом в 2011 году ведомство получило из госбюджета 72 миллиона евро.

В ходе задуманной немецкими властями реформы спецслужб предстоит решить окончательно, что делать с военной контрразведкой: реорганизовать или распустить вовсе. Похоже, что руководство MAD решило любыми способами убедить политиков, что они еще горько пожалеют, если ликвидируют спецслужбу.

Мир00:0114 августа

Чемпионат эмира

Эту маленькую арабскую страну ненавидят соседи. Она слишком много себе позволяет
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли