Ветер перемен

Власти КНДР решили демилитаризовать экономику

В минувшую пятницу источник Reuters в КНДР сообщил, что руководство страны решилось на проведение экономической и аграрной реформ. В чем именно они будут заключаться, неизвестно, однако уже сейчас ясно, что управление экономикой планируется передать от армии гражданским властям. Вероятность, что так оно и произойдет, расценивается как достаточно высокая. Впрочем, реформы вряд ли пойдут дальше небольших экономических послаблений.

На чьи именно слова сослался Reuters, точно неизвестно. Однако судя по тому, что собеседник не пожелал назвать свое имя из опасения репрессий, можно предположить, что речь идет о достаточно высокопоставленном представителе северокорейских властей. Этот вывод также следует из степени осведомленности источника о происходящем в высших эшелонах власти. Наконец, агентство подчеркнуло, что в прошлом переданная собеседником информация подтверждалась по меньшей мере дважды: о проведении северянами первых испытаний атомной бомбы в 2006 году, а также об усилении роли в управлении страной Чан Сон Тхэка - шурина прежнего северокорейского лидера Ким Чен Ира и соответственно дяди нынешнего - Ким Чен Ына.

Появление информации о готовности страны к реформам оказалось сродни последнему этапу складывания сложного паззла: многие события, произошедшие за последние недели в Северной Корее, стали выстраиваться в осмысленный ряд. Самым последним из таких событий стала внезапная отставка начальника Генерального штаба северокорейской армии Ли Ён Хо (Ri Yong-ho), формальным поводом для которой послужила болезнь. При этом отмечалось, что Ли был смещен не только с этого поста, но и со всех остальных своих должностей: прежде он входил в состав президиума Политбюро ЦК правящей в КНДР Трудовой партии, а также был заместителем председателя центральной военной комиссии партии. Более того, вскоре появились сведения, что увольнение вице-маршала сопровождалось перестрелкой, в ходе которой якобы были убиты до 30 человек. При этом не исключалась гибель и самого Ли Ён Хо.

Как рассказал источник Reuters, столь неожиданная отставка вице-маршала объясняется его крайней враждебностью по отношению к каким бы то ни было реформам. В частности, он был категорически против передачи управления экономикой от армии гражданским структурам. Между тем вероятное переподчинение экономических рычагов остается пока единственной известной подробностью предстоящих реформ. Для этого, в частности, в рамках кабинета министров планируется создание специального политбюро, ответственного за проведение преобразований, в то время как их разработкой должна заняться новая группа в Трудовой партии.

Между тем в тот же день, 20 июля, газета The New York Times опубликовала статью, в которой, ссылаясь на сайт северокорейских перебежчиков North Korea Strategic Information Service Center, привела схожие сведения. В частности, в заметке говорилось, что Ким Чен Ын решил отобрать у военных контроль над экспортом полезных ископаемых, лишив их таким образом притока валюты. Целью подобного маневра автор статьи объяснил попыткой одним выстрелом убить двух зайцев: улучшить экономическое положение страны и ограничить степень влияния военного руководства.

О том, что новый северокорейский лидер, возможно, задумался о смягчении если не режима, то хотя бы своего имиджа, в прессе заговорили еще в начале июля. Поводом стал концерт местного ансамбля "Моранбон", на котором лично присутствовал лидер и который транслировался по местному телевидению. Необычными были несколько моментов: участницы группы были одеты куда более легкомысленно, чем это принято среди северокорейских артисток; в их репертуаре оказалась переработанная версия знаменитой песни Фрэнка Синатры My Way; на сцене присутствовали диснеевские персонажи Микки-Маус и Винни-Пух; сам Ким Чен Ын прибыл на концерт в сопровождении неизвестной молодой женщины, личность которой дала пищу журналистам для многочисленных спекуляций (при том, что о существовании первой жены деда нынешнего лидера - Ким Ир Сена - стало известно только после ее смерти). Помимо этого, сообщалось, что диснеевские мультфильмы стали чаще показывать по северокорейскому ТВ (несмотря на известность персонажей этих мультфильмов в КНДР, сами ленты жителям демонстрируют крайне редко). Также появились слухи, что северокорейские женщины получили больше свободы в отношении своих нарядов.

В условиях подобного раскрепощения нравов информация о подготовке реформ и о конфронтации со старой военной элитой выглядит не такой уж неправдоподобной. Как считает директор Международного центра корееведения МГУ Павел Лешаков, возможные экономические и сельскохозяйственные реформы были бы вполне логичны. Ким Чен Ын, по его мнению, демонстрирует более прагматичный подход, нежели его отец: экономика интересовала Ким Чен Ира в последнюю очередь. Кроме того, прежний лидер "как огня боялся даже упоминания о реформах". Между тем его сын осознает, что сохранение контроля военных над экономикой, скорее всего, приведет ее в тупик. В связи с этим новый лидер КНДР и решился на "смещение акцента с военного управления экономикой на гражданское". Впрочем, роль Ким Чен Ына преувеличивать не стоит: по мнению Лешакова, в этом процессе глава государства пока не является ключевой фигурой.

Одновременно эксперт предостерег от попыток приписать Ким Чен Ыну и его окружению намерения провести не только экономическую, но и политическую реформу. Так, Лешаков напомнил, что еще в апреле Ким Чен Ын официально объявил о приверженности политике "сонгун" (идеология, предусматривающая приоритет армии, готовой встать на защиту родины, в управлении государством; в действительности, понятие "сонгун" куда более сложное и многогранное - более подробно о нем можно прочитать по этой ссылке). Отстранение отдельных представителей военного руководства, добавляет эксперт, вовсе не свидетельствует об отказе властей от этой идеологии.

Что же касается дальнейшего развития страны, то его вектор будет скорее смещаться в сторону Китая, где рыночная экономика сосуществует с жестким идеологическим режимом. Правда, в успешности подобного эксперимента, считает эксперт, существуют сомнения.