Начинаю верить в заговор

Активистка Мария Баронова рассказала "Ленте.ру" о травле и угрозах

Одна из самых ярких активисток оппозиции, координатор движения "Россия для всех" Мария Баронова рассказала "Ленте.ру", что по заказу "сверху" ее травят и пытаются заставить уехать из страны. Главный эпизод травли: на прошлой неделе дверь квартиры Бароновой неизвестные украсили надписью: "Сука, верни деньги, тварь". В это же время в интернете появились многочисленные записи о том, что Баронова украла деньги, переданные ей для помощи пострадавшим в Крымске.

Мария Баронова (вместе с фотографом Митей Алешковским и журналисткой Светланой Рейтер) организовала пункт сбора гуманитарной помощи на Смотровой площадке в Москве. Туда обычные жители столицы и бизнесмены приносили вещи и деньги, оттуда же фуры с помощью отправлялись в Крымск. В блогах после окончания активной фазы деятельности пункта на Смотровой появились записи о том, что Баронова якобы оставила часть собранных денег себе. На это же намекали взломавший почту Алексея Навального хакер Hell и писательница Марина Юденич. Сама гражданская активистка утверждает, что, напротив, вкладывала в общий котел собственные средства.

Свою деятельность Баронова и Алешковский координировали с находящимися в Крымске активистами оппозиции во главе с Аленой Поповой и представителями прокремлевских движений, которых курировал депутат Госдумы от "Единой России" Роберт Шлегель. На время "Крымской кампании" представители двух лагерей забыли о многолетней вражде.

В политику Баронова пришла после первых декабрьских митингов и благодаря своей активности быстро вышла на первые роли. Широкую известность она получила после того, как ее обвинили в призывах к массовым беспорядкам 6 мая 2012-го во время оппозиционного "Марша миллионов".

Одновременно с предъявлением обвинения Бароновой начали звонить с угрозами, причем обещали расправиться и с ее ребенком. К активистке по заявлению соседей приходили органы опеки. В интервью "Ленте.ру" Мария Баронова призналась, что находится на грани психического срыва. По ее словам, "кому-то наверху" выгодно продолжать холодную гражданскую войну и мешать наладившемуся в Крымске сотрудничеству провластных активистов и оппозиции.

Лента.ру: Маша, расскажи, что с тобой в последние дни происходит? В чем выражается травля, о которой ты заявляешь?

Мария Баронова: У параноиков - в том числе, у меня, поскольку у меня уже развилась паранойя - любые события связываются в некую цепочку. Несмотря на то, что очевидным образом многие события никак между собой не связаны. С моей точки зрения, происходит следующее.

11 июня ко мне приходил [сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом, работающий по активистам оппозиции] Алексей Окопный. Мол, нужно наведаться к новому оппозиционеру, составить психологический портрет, [выяснить] что это вообще за телка. Потом он объяснил, что у меня там презервативы валяются - в качестве оправдания своего визита. При этом он выяснял у няни моего ребенка, не сплю ли я со своей подругой. Накануне обыска [который тоже произошел 11 июня 2012 года - после визита Окопного] меня пытались выпереть с одного политического семинара, и в итоге меня оттуда вообще выгнали.

Есть Следственный комитет, есть ГУВД Москвы и есть непонятные силы, которые какой-то херней занимаются. По-моему, СК работает отдельно и какую-то свою миссию выполняет, а ГУВД и непонятные силы пытаются сделать так, чтобы я заткнулась, психанула и сбежала. А потом уже на меня можно повесить хоть падение Тунгусского метеорита. Они посмотрели мои паспорта и убедились, что у меня есть открытый Шенген, а значит - пусть валит.

Немаловажный факт: о том, что мне предъявят обвинение по "Болотному делу", объявили заранее. Кто вообще так делает? Это могли сделать специально, чтобы я уехала.

Они пытаются выдавить меня из страны и лишить окружения. Я становлюсь раздражительной, мне постоянно кто-то звонит с угрозами. В последний раз, когда случился угрожающий звонок с автоматическим голосом на том конце провода, я тут же вышла с ребенком из машины, приехал отец ребенка - и его увез.

Что за угрожающий звонок?

Голос сказал: "Зря ты об этом начала говорить".

О чем?

Непонятно. Вроде бы я что-то такое говорила на "Собчак Live", а вроде и нет. На самом деле, я не обладаю никаким тайным знанием о том, кто убил Кеннеди. Но автоматический голос звонит и сообщает, что зря я начала говорить, теперь мне конец и мои дни сочтены.

Это было страшнее, чем серия предыдущих звонков со словами: "Не приходи домой, я тебя убью, сука. Отниму твоего ребенка". Зато после того, как я написала об этом в твиттере, пришла SMS: "А вот это ты зря сделала". Понятно, что когда человека хотят убить, то его так не предупреждают, но тем не менее.

Начиная с 11 июня [после обыска] были звонки. Потом соседи говорили, что я плохо занимаюсь своим ребенком - соседка, которая дольше всех живет в этом подъезде, про меня заявление написала. Раньше я была старшей по подъезду, а теперь я изгой, человек, создающий проблемы - то ко мне с обыском приходят, то участковый, то дверь изрисуют. Теперь я нормальными делами вообще не занимаюсь - либо Следственным комитетом, либо травлей, либо тем, либо другим.

А как ты занимаешься травлей?

Я рефлексирую. Это все нервирует, пугает. Для любого родителя угрозы ребенку - это очень серьезно. И родители, в первую очередь, стараются оградить своего ребенка. На это тратишь очень много физических сил. Я вместо того чтобы быть с ребенком, сижу здесь сопли наматываю.

Потом наступил Крымск. В этой истории я оказалась случайно, люди в клубе "Zавтра" (в этом клубе проводятся вечеринки для либеральных журналистов и гражданских активистов; в день наводнения в Крымске запланированная вечеринка была отменена, но люди собрались и там же решили организовать помощь пострадавшему городу - "Лента.ру") подошли и сказали, что надо что-то делать. Поскольку я в принципе умею такие вещи делать, мы и организовали сбор помощи на Смотровой площадке. Утром приехал фотограф Митя Алешковский, спас меня от пропавшего автобуса (Баронова пыталась организовать самый первый автобус для волонтеров, но не смогла - "Лента.ру"), и все завертелось.

Это было счастливейшее время, мы работали, занимались важным делом, неделю меня никто не трогал, было просто прекрасно.

А потом тебя обвинили в том, то ты украла деньги, которые были предназначены для Крымска?

Да, причем сначала говорили про монеты, а потом счет пошел на миллионы, на которые я покупаю квартиру. Мне как-то раз позвонили с просьбой о комментарии. Зря я не спросила, откуда. Они начали допытываться о каких-то там счетах... Да, у меня есть счет в "Альфа-банке", но у половины Москвы есть счет в "Альфа-банке"! При этом там есть только вывод денег, а ввода нет, тем более во время Крымска.

Это явно [действует] какое-то агентство, занимающееся черным пиаром на аутсорсинге, потому что с понедельника по пятницу они массированно впрыскивали поток бреда в блоги и твиттер. Но это были тролли, которые вечером гладят своих детей по головке, а днем на зарплате занимаются такой вот херней. Однако в выходные [после атаки сетевых троллей] уже реальные сочувствующие Кремлю люди подхватили эту волну. Например, Марина Юденич и хакер Хэлл. Я уже начинаю верить в глобальный заговор. Но его быть не может, потому что - кто я такая?

Вот именно. Этого же не происходит больше ни с кем.

Это выглядит так, как будто я все это придумала, и я это прекрасно понимаю.

Но, как бы то ни было, в итоге я уже три дня не занимаюсь Крымском, сижу в абсолютном шоке. Когда раньше говорили, что я лесбиянка, то мне просто было смешно. А теперь это мешает уже делом заниматься. И это бесит.

Может, это прокремлевские молодежные движения против тебя ополчились?

Оппозиционеры именно в этом уверены, но я так не думаю. То, что раньше давали делать мелким нашистам - например, травить Подрабинека, теперь дают людям на зарплате.

Кто же дает такие заказы?

Я ведь не великий политик Мария Баронова, я вообще никто. Я понятия не имею, как там все работает, и могу делать выводы только на основании слухов, домыслов и журналистских заметок. Кто там за веревочки дергает - я не знаю.

У тебя же наверняка есть какие-то знакомые в органах?

Эти люди перестали со мной общаться, не отвечают на письма.

Я в принципе горжусь своей способностью правильно анализировать ситуацию, а в этом случае я теряюсь и не могу понять, что происходит.

Но на твоей двери же было написано краской: "Сука, верни деньги, тварь!"

Да, и угрозы по телефону были, и опека приходила, и дичайшая истерия по поводу монет была.

Ты милицию просила посмотреть камеры в своем подъезде?

Я уверена, что выяснится, что записи не сохранились, когда я попрошу их мне выдать. Сразу они отказались их выдать, так как не положено.

А что именно с монетами-то произошло?

Это обычные десятирублевые юбилейные монеты - максимум на 300 рублей они бы потянули. Их кто-то принес на Смотровую [в лагерь волонтеров, помогающих Крымску], и я написала в твиттер, что мы их заберем себе, если не найдутся хозяева. Просто с железными деньгами непонятно что делать - их нужно тащить в Сбербанк менять, а на это тратится время. Мне говорят, что я дура, так как сама об этом публично заявила. Но вообще важно было просто сообщить, что железные деньги нести не надо.

Я очень щепетильно отношусь к деньгам, я не трогала денег вообще, только подсчитывала их в присутствии пяти журналистов.

У вас же при подсчете оказалось потрачено денег больше, чем собрали.

Да, мы докладывали из своих и забывали это упомянуть.

Вообще, труд тех, кто занимался всем этим на Смотровой, никак не вознаграждался, а за это еще я и по уши в говне. Обидно ли мне, что я вышло так? Начинаю задумываться, что, может, зря я в это ввязалась - тогда бы ничего не было. Хотя тогда говорили бы, что вот оппозиционерка Баронова не помогла Крымску.

Еще вот чувство юмора отрубилось. Когда вчера подошел адвокат Николай Полозов и сказал: "Когда вернешь бабло", - я ему чуть не врезала.

Но тебя еще и с политических семинаров прогнали?

Да, организаторы сначала сказали, что больше не берут москвичей, а потом я узнала, что все москвичи остались. Но потом сказали, что я не посещала занятия, хотя известно, что я была в Следственном комитете. Теперь я лишена важной для меня дискуссионной площадки, мне негде общаться с экспертами.

Неужели больше нет ни одного нового оппозиционера, и поэтому взялись именно за тебя?

Они до*бались до мышей.

Всех остальных уже вы*бали?

Не знаю, я ведь еще ничего оппозиционного сделать не успела в этой жизни.

Главное, что наш неполитический проект с Крымском продолжает работать. Нужно, чтобы там были представлены разные силы, потому что тогда каждый следит за факапом другого. Я не прекращу эту деятельность, если не сорвусь и не брошу все это. Тогда ведь я [все равно] продолжу общаться с "Нашими", Робертом Шлегелем и другими, кто вместе с нами помогает людям.

Получается, что кому-то наверху выгодно продолжение холодной гражданской войны, нагнетание, разборки, а не перемирие. И я не знаю, кому.

Тебя же могли просто посадить в СИЗО, на тебя же уголовное дело открыто.

А зачем им плодить героев? С Pussy Riot они накололись. Первые сутки после ареста Духаниной (одна из арестованных по делу о беспорядках на Болотной площади, сейчас находится под домашним арестом - "Лента.ру") была у всех у нас истерика. Они поняли, что с бабами нужно как-то по-другому. И вот я именно такая баба.

Что теперь будешь делать? Уйдешь из политики?

А куда я теперь уйду? На меня заведено уголовное дело, я под подпиской о невыезде. Я хотела уйти в конце мая [из политики], потому что не вижу результата, все бесполезно. А теперь я даже как турист не могу уехать - на пляже полежать.

Я могу теперь только сбежать, либо оставаться до победного конца. Правда, пока победный конец тянет на то, что я просто попаду в психушку. Меня будут просвечивать лазером, я буду об этом писать заявления в РОВД, сначала адекватные, а через три месяца буду говорить: "Меня просвечивает лазером КГБ, красная ртуть, я знаю, был ли в 1952 году в пустыне Невада инопланетянин или это был мутант, выкидыш Геббельса" (смеется).

А говоришь, что чувство юмора потеряла.