Как-то раз в Алеппо

Судьба Сирии решается в ее экономической столице

За последние дни в сирийской гражданской войне появилось сразу три важных сюжетных линии. Во-первых, начались бои в коммерческой столице страны - Алеппо. Во-вторых, правящий режим открыто заявил о наличии у него химического оружия и назвал условия его применения. А в-третьих, повстанцы впервые предложили план мирного урегулирования, не предполагающий четвертования Башара Асада.

Минувшая неделя сложилась для сирийского правительства не слишком удачно. Просочившиеся в Дамаск повстанцы устроили на улицах столицы настоящее сражение, а большинство руководителей силовых ведомств после взрыва на одном из совещаний отправились в больницы и на кладбища.

Многие наблюдатели тут же заявили, что переломный момент в войне наступил, а режиму Башара Асада мучиться осталось уже недолго. Американцы, турки и израильтяне, потирая на радостях руки, даже начали строить планы относительно "новой Сирии", то есть Сирии без Башара и его присных.

Однако в действительности ничего катастрофического для сирийского правительства не произошло. Повстанцев из столицы не без труда, но выбили, а освободившиеся места во главе силовых министерств и ведомств тут же заняли новые люди. Режим пошатнулся и дал трещину, но устоял.

По-настоящему плохие новости пришли не из Дамаска, где все более или менее успокоилось, а из древнего Алеппо - экономической столицы Сирии. Долгие годы этот город, населенный суннитскими дельцами всех мастей и калибров, считался абсолютно лояльным семье Асадов. Власти не сильно мешали местным жителям заниматься производством, торговлей и контрабандой, пользуясь ответным расположением и верностью богатеющих бизнесменов. Все полтора года сирийского восстания Алеппо в целом оставался спокойным. Горожане, для которых война в первую очередь означает потерю прибылей, открыто не поддерживали ни повстанцев, ни власти, разумно придерживаясь позиции "чума на оба ваших дома".

Но всему есть предел. После бурной недели в Дамаске и установления повстанческого контроля над пограничным городом Аззаз, свой выбор сделали и жители Алеппо. В городе начались сначала демонстрации протеста, а затем и вооруженные стычки между правительственными войсками и оппозиционерами. Стычки быстро переросли в настоящие сражения с перестрелками, горящими танками и артиллерийскими обстрелами.

Власти, понимая, что потеря Алеппо намного серьезнее гибели нескольких министров, направили в город подкрепления. Но аналогичная идея пришла и в повстанческие головы. Оппозиционеры из окрестностей тоже потянулись в город, причем некоторые - на отбитых у армии танках. К полудню 24 июля бои шли в старом городе - на фоне живописных памятников мирового архитектурного наследия из соответствующего списка ЮНЕСКО.

Неприятных раздумий президенту и его окружению может доставить и еще одно обстоятельство: из-за особого места, которое Алеппо занимает в сирийской экономике, этот город нельзя просто разнести в пух и прах, как, например, Хомс. Такая операция была бы равнозначна приготовлению супа из курицы, несущей золотые яйца. В любом случае потеря Алеппо для Асада будет означать поражение в гражданской войне: без этого города его власть долго не продержится. Возможно именно из-за этого в головах сирийских начальников начали появляться очень нехорошие мысли.

Молодой пресс-секретарь МИДа Сирии Джихад Макдиси 23 июля вписал свое имя в историю, впервые официально признав, что его страна располагает запасами химического оружия. Более того, он объявил, что теоретически его применение допустимо: в случае иностранного вторжения, например. Его оговорка о том, что зарин, иприт и тому подобные вещества против сирийцев использоваться не будут, на этом фоне прошла почти незамеченной.

В мире от подобных рассуждений началось вполне объяснимое волнение. Дело даже не в том, что кто-то собирается вторгаться в Сирию (пока о таких планах никто не объявлял), а в том, что тема эта - исключительно болезненная. Израильтяне, например, уже чешут затылки, думая, как не допустить расползания сирийских химикатов по региону в случае падения режима Асада. А тут импозантный молодой человек с неприятным для них именем говорит, что для применения отравляющих веществ коллапс правительства может и не понадобиться. В Иерусалиме такие речи никакого понимания не находят.

Причем есть и еще один тонкий момент, который необходимо прояснить. Все диктаторские режимы, оказавшись в кризисной ситуации, настаивают, что против них выступают не доведенные до ручки сограждане, а некие "иностранные агенты", финансируемые из-за рубежа. По этой логике, раз оппозиция импортного производства, то и разговор с ней короткий - можно и зарином, например, освежить. Ранее и сирийские власти не раз заявляли, что в стране действуют банды иностранных наемников, вскормленных и обученных "Аль-Каедой". Теоретически, ничто не может помешать тому же Макдиси объявить какой-нибудь сирийский город захваченным иностранцами, чтобы воплотить угрозу в жизнь.

Однако здесь тоже не все так просто. Если технологически залить врагов отравой несложно, то военно-политические последствия такой операции могут стать очень болезненными. Американцы, в частности, моментально отреагировали на рассуждения юного Джихада о химическом оружии и перспективах его применения. Вашингтон, не слишком стесняясь в выражениях, посоветовал Дамаску и думать забыть о химии. Намек, в общем, понятный. В прошлом США начинали "гуманитарные бомбардировки" и по намного менее серьезным поводам.

Министерство иностранных дел Сирии бросилось оправдывать своего пресс-секретаря, уверяя, что он сказал не то, что все услышали, а что-то вроде "у нас тут все под контролем". Получилось довольно неуклюже, но ситуация несколько прояснилась: Дамаск попытался припугнуть мир, но в результате припугнули его самого.

Тем не менее, какие-то странные манипуляции с химическим оружием в Сирии, похоже, все-таки ведутся. Согласно одним данным, его вывозят со складов, согласно другим - его отправляют в приграничные районы страны. Для чего все это делается, пока неясно.

Повстанцев наверняка ободрил окрик из Вашингтона, но полной уверенности в том, что в безнадежной ситуации Асад не решится травануть оппонентов, у них, похоже нет. Более того, они прекрасно понимают, что гражданская война в ее нынешнем виде может продолжаться годами: ни у одной из сторон нет сил нанести решающий удар.

В результате 24 июля представитель Сирийского национального совета Джордж Сабра выступил с необычным для повстанцев предложением. По его словам, если Асад передаст власть кому-то из своего окружения, оппозиция возражать не будет. Сабра пояснил, что если новые временные власти смогут организовать честные и прозрачные выборы, то никто не захочет продолжения войны. Более того, он сказал, что повстанцы даже готовы отказаться от идеи судить Асада, так как приоритетом для них является прекращение насилия, а не наказание президента.

Все эти слова - свидетельство значительной эволюции взглядов оппозиции. Ранее соратники Сабры не соглашались ни на что, кроме суда над Асадом с последующей его казнью. О том, чтобы передать власть в руки кого-то из соратников ненавистного президента, даже речи не велось. По всей видимости, на оппозиционеров надавили их спонсоры из арабских стран, которые тоже не желают, чтобы война в Сирии шла бесконечно. Фактически Асаду предложили последовать примеру его йеменского коллеги Али Абдуллы Салеха. Тот тоже долго отказывался расстаться с властью, но изменил свое мнение, когда его чуть не разорвало на куски выпущенной повстанцами ракетой. Сейчас Йеменом правит бывший вице-президент Абду Раббо Мансур Хади, а Салех, получив титул "почетного президента", наслаждается иммунитетом от преследования.

Сирийские власти уже ответили, что никакие "йеменские варианты" им не подходят, однако и Салех поначалу уверял, что без его мудрого руководства страна развалится, а народ осиротеет. Но ничего страшного с его уходом не случилось. Более того, столкновения в столице и других городах прекратились, а армия успешно отбивает у исламистов города, потерянные как раз во время правления прежнего президента.

Башару Асаду свидание с повстанческой ракетой пока не грозит. Однако потеря Алеппо в теории может произвести схожий эффект. Если повстанцы получат контроль над этим городом, президенту действительно придется либо уйти, либо спасать свой трон при помощи любых имеющихся в наличии средств, включая и химические.