Веру он ставит выше закона

Сергей Шаргунов прокомментировал письмо Владимира Переслегина

Скандал вокруг акции группы Pussy Riot расколол российское общество на православных ортодоксов и либералов. События, происходящие в связи с развернувшейся дискуссией по поводу "панк-молебна", приобретают все более драматический характер. Накануне известный своими радикальными взглядами протоиерей РПЦ Владимир Переслегин обвинил в атеизме и назвал своим личным врагом писателя Сергея Шаргунова. Заручившись при этом благословением Шаргунова-старшего - протоиерея Александра. Отец пошел на сына, брат пошел на брата - так в советских книгах писали про гражданскую войну. "Ленте.ру" Сергей Шаргунов заявил, что отказываться от поддержки несправедливо гонимых не будет.

Конфликт происходит в форме открытых писем. Сергей Шаргунов был одним из тех, кто в начале июля 2012 года подписал открытое обращение деятелей культуры и искусства в поддержку задержанных участниц группы Pussy Riot. "Все то время, пока участницы акции находятся под стражей, в обществе нарастает атмосфера нетерпимости, что ведет к его расколу и радикализации", - говорилось в этом обращении.

Это обращение и последовавшие за ним разъяснения Шаргунова и стали поводом для гневного письма Владимира Переслегина. Оно не вышло бы за рамки общей полемики вокруг акции Pussy Riot (никто уже давно там не сдерживает себя в выражениях), если бы не один нюанс: открытое письмо Сергею Шаргунову написано с благословения его отца - протоиерея Александра Шаргунова.

В письме речь идет, по сути, о том, что церковные законы выше светских. "Христианин не может подписываться под некриминальными оценками того, что преступно в свете Заповеди. Ибо Заповедь (в данном случае - Первая заповедь) является для верующего Христианина предметом веры, принимается без критики и не подлежит обсуждению. Ее юрисдикция верховная", - настаивает Переслегин (орфография сохранена). И раз Шаргунов поставил свою подпись под письмом, то он тем самым расписывается еще и в личном атеизме, нелюбви к богу и Иисусу Христу, а также заботится "о ненавистницах Того, Чей крест ты носишь".

"Только публичный отзыв своей подписи до суда над кощунницами выкинул бы тебя из идущего в ад поезда. Бежать же вслед за ним и кричать: я там не еду - нечестно и глупо. В этом поезде тебе продали место, и ты в нем едешь: на боковой полке или в отдельном купе - не имеет значения, - пишет Переслегин и заключает. - Пока ты не сделаешь этого - ты мой личный враг".

При этом Владимир Переслегин должен знать Сергея Шаргунова с раннего детства. Еще в первой половине 1990-х годов протоиерей вместе с отцом писателя Александром Шаргуновым создал комитет "За нравственное возрождение отечества". Комитет боролся (и продолжает это делать) с безнравственностью и сатанизмом, исходя из позиций чуть более чем радикальных. Переслегин лично срывал наружную рекламу на московских улицах, если та ему казалась недостаточно нравственной, и активно участвовал в политической жизни. Например, агитировал за Геннадия Зюганова на президентских выборах 1996 года, объясняя это тем, что кандидат от партии бывших атеистов - единственный, кто выступает против растления всего и вся, в то время как все остальные говорят о реформах, которые отправят Россию по пути Содома и Гоморры.

Надо сказать, что такого рода убеждения востребованы по сей день, причем и на федеральных телеканалах. Там Переслегин - активный участник ток-шоу - пропагандирует монархизм и иные формы авторитарного правления; при этом выигрывает у оппонентов в публичных дискуссиях, если голосуют телезрители - всякий раз к величайшему удивлению либеральной общественности. Однако даже на этом фоне открытое письмо к Сергею Шаргунову, благословленное отцом Шаргуновым-старшим, выглядит из ряда вон.

В разговоре с "Лентой.ру" Сергей Шаргунов дал понять, что эта тема - не та, которую он долго и с удовольствием хотел бы обсуждать. "Священник Переслегин - горячий и искренний человек, - говорит писатель. - Просто, на мой взгляд, опасно, что православную веру он ставит выше закона. Мол, земные законы не для нас. По этой логике грешащего человека вообще можно убить, а там пусть страшный суд с ним разбирается". То, что открытое письмо было написано с благословения его отца, Шаргунов-младший оставил без комментариев: "Мы общались с ним уже после этого письма, все было нормально. Не хочу больше ничего говорить об этом".

"Я не поклонник того, что сделали Pussy Riot, и это мягко говоря, - продолжает Сергей Шаргунов. - Но совсем зря мы забываем, что до революции, когда церковь и государство были объединены, в Уголовном кодексе была статья, которая так и называлась - бесчинное поведение в церкви. Но она каралась штрафом - не тюрьмой. Я вообще стараюсь избегать всяких открытых писем, но когда речь идет о поддержке людей, которых лишили свободы и чья вина вызывает вопросы, не могу остаться в стороне. Я подписывал письмо в поддержку условно-досрочного освобождения Светланы Бахминой, в пользу активистов, которых судили по 282 статье УК РФ за экстремизм. В таких случаях я поддерживаю и буду поддерживать даже тех, чьи взгляды мне не близки".