Новости партнеров

Судьба оранжевого человечка

Что оппозиция делает в лагере Росмолодежи на озере Селигер

Впервые в работе форума "Селигер", который с начала 2000-х годов организует провластное движение "Наши" (а теперь Росмолодежь), приняла участие оппозиция. На призыв кураторов так называемой политической смены во главе с блогером Дмитрием Терновским откликнулся депутат от "Справедливой России" Илья Пономарев и несколько десятков рядовых борцов с режимом. Корреспондент "Ленты.ру" отправился на Селигер, чтобы выяснить, чем там занимаются оппозиционеры.

"Он эстетически некрасивый, понимаете?" - делится своим мнением об оранжевом цвете новый глава Росмолодежи Сергей Белоконев. Мы обсуждаем судьбу картонного человечка, установленного на центральной площади лагеря "Селигер" рядом с гигантской энергосберегающей лампочкой.

Хрестоматийное граффити знаменитого андерграундного художника Бэнкси (в правой руке разъяренного протестующего вместо куска асфальта - букет пластмассовых цветов) на Селигере превратили в картонного оранжевого человечка. Он стал символом политической смены форума. Правда, человечка забраковал прилетевший на форум на воздушном шаре Владимир Чуров. Глава Центризбиркома констатировал, что оранжевый - это цвет революции.

Человечек Бэнкси, конечно, не имел никаких шансов устоять на своем месте до 31 июля, когда на форум обещал прилететь Владимир Путин. Сначала человечка собирались перекрасить в другой цвет, но в итоге просто убрали на задворки. Ничто оранжевое не должно было попасть в поле зрения президента и испортить ему настроение. Едва ли что-то изменит даже признание Белоконева в том, что обязательную на Селигере утреннюю пробежку он совершает именно в оранжевых шортах.

От кольев к Бэнкси

Лагерь "Селигер" (организаторы предпочитают называть его образовательным форумом) долгие годы считался местом, куда вход оппозиционерам был заказан. С 2005 года на берегу красивейшего озера в Тверской области собирались активисты одиозного прокремлевского движения "Наши", и львиная доля лагерного "образования" посвящалась воспитанию в податливых умах молодежи ненависти к оппозиции.

Борьбе с "оранжевой угрозой", в частности, посвящали свои работы самые талантливые художники "Селигера". Так, лидеры оппозиции Гарри Каспаров, Михаил Касьянов и Эдуард Лимонов предстали однажды в образе женщин легкого поведения. В другой раз на окраине лагеря построили пару покосившихся деревянных домиков, в которых несколько одетых в грязные тулупы человек пили водку; обнесенная колючей проволокой инсталляция называлась "Другая Россия". В 2010 году фотографии правозащитницы Людмилы Алексеевой, президента Грузии Михаила Саакашвили и многих других общественных и политических деятелей насаживали на кол.

Рядовых активистов и неугодных журналистов в былые годы из лагеря со скандалом выгоняли. Хотя в 2009 году официальным организатором лагеря де-юре стало Федеральное агентство по делам молодежи, де-факто эстетически и политически там ничего не изменилось (главой Росмолодежи назначили бывшего лидера "Наших" Василия Якеменко).

Но с возвращением Владимира Путина на пост президента и уходом Якеменко из Росмолодежи "Селигер" неожиданно совершил крутой поворот - и на форум позвали оппозицию. Начальником политической смены с видимым удовольствием стал фотоблогер Дмитрий Терновский.

Новоиспеченный начальник политсмены объявил, что хочет видеть в лагере оппозиционеров всех мастей. Он как заведенный твердил, что ему дали гарантии полной свободы действий и он намерен преобразовать Селигер в площадку, открытую для любых мнений. Ближе к началу политической смены (она на "Селигере" традиционно заключительная) Терновский объявил, что ее слоганом станет #оккупайселигер, а символом - граффити Бэнкси. Обвинения в краже оппозиционной символики и эстетики Терновский яростно отвергает: "Когда это "оккупай" превратился в святыню? Он существует с сентября, и я не понимаю эти крики и эту боль, что я, видите ли, взял слоган и опорочил", - говорит блогер. Он уверяет, что его деятельность на форуме "Селигер" - это и есть разновидность "оккупая".

Сходства между #оккупайабай и #оккупайселигер, конечно, нет никакого. Лагерь при Терновском выглядит почти так же, как и во все предыдущие годы. Участники живут в палаточном городке и ходят на лекции в павильоны "Петр I" и "Столыпин", двое активистов держат вахту у Вечного огня, на пляже работает "Чёбар" с фрешами, лимонадами и молочными коктейлями по 150 рублей.

Помимо двух человечков с граффити Бэнкси (один оранжевый, другой зеленый) на центральной аллее форума появилась реклама проекта Терновского "Страна без глупостей". Но наиболее наглядно о наступлении новых времен свидетельствует отсутствие каких-либо изображений властного тандема. Нет ни монструозных портретов Дмитрия Медведева и Владимира Путина, которыми раньше была украшена главная сцена Селигера, ни растяжек с афоризмами нынешнего президента, которые раньше повсеместно встречались в палаточном лагере.

На вопрос о том, почему убрали портреты национальных лидеров, Белоконев отвечает в своем фирменном стиле: "Когда-то на моей голове было много волос, а теперь нет. Все меняется". Он вообще на каждый вопрос пытается отшутиться - и получается у него весьма неудачно. Говорят, что преемник Якеменко тяготится политикой и хочет превратить "Селигер" в чисто образовательный лагерь. Вот только пока ему приходится иметь дело не только со спящими на лекциях "нашистами", но и с оппозиционерами.

Белоленточники

В прошлый четверг, одновременно с московским митингом в поддержку задержанных по "Болотному делу", в лагере "Селигер" прошел пикет в защиту политзаключенных. В нем приняли участие шесть человек, рассказывает один из организаторов пикета Владимир Видилин (более известный как оппозиционный видеоблогер Vova _Moskva). Он объявил со сцены, что "хоть здесь за "нашистами" и не видно оппозиции", но "Россия будет свободной", - и призвал сдавать пожертвования. Собрать в итоге удалось примерно 200 рублей.

Куда более наглядно о том, что оппозиция на Селигере есть, свидетельствовала надпись "Путин, уйди сам". В ночь на субботу кто-то написал ее черной краской прямо на деревянном покрытии центральной аллеи "Селигера". Правда, к середине дня другой кто-то закрасил ее синим цветом и пририсовал смайлик.

К концу недели, как с пафосом объявил в твиттере Терновский, на Селигере заработала "Добрая машина пропаганды" (так один из лидеров оппозиции Навальный окрестил свой проект по информированию населения о реальной ситуации в России). Впрочем, вскоре выяснилось, что ДМП по-селигерски - это распечатанные на черно-белом принтере "Правила жизни Алексея Навального" ("Детей я ставлю в угол, но самое эффективное - это запретить им смотреть телевизор") и набор оппозиционных штампов, заканчивающийся фразой "Будем и дальше раскачивать лодку, нашу крысу уже тошнит". Автором бумажки значился некто Алексей Доманов.

Терновский отрекомендовал его как лидера селигерской оппозиции и главного местного "белоленточника". Алексей оказался невзрачным парнем в очках и действительно щеголял белой лентой. "Я приехал сюда, во-первых, чтобы получить образование, ведь здесь должны читать лекции про избирательные технологии, а у нас в Твери скоро выборы. Во-вторых, чтобы себя показать", - рассказал Доманов.

Он признался, что немного разочарован - как уровнем местного образования, так и числом приехавших на Селигер оппозиционеров. "Я-то думал, нас будет много, устроим тут настоящий оккупай", - сказал Доманов. По его словам, в лагере живут примерно 30 "белоленточников". Видилин говорит, что на Селигере как минимум 30 процентов оппозиционеров, но поверить в это невозможно. Набор людей осуществлялся через социальную сеть "Вконтакте": во всяком случае, с Видилиным и прочитавшим на Селигере лекцию о коррупции в Кремле Романом Доброхотовым договорились именно там.

Еще одним представителем местной либеральной оппозиции оказался корреспондент отдела писем "Новой газеты" Иван Жилин. Писателя Эдуарда Багирова, прославившегося своим таинственным побегом из молдавской тюрьмы и несколькими некрасивыми выходками в тот период, когда он был в статусе доверенного лица кандидата в президенты России Владимира Путина, Жилин спросил про журналистку Юлию Латынину. В свое время Багиров написал, что ее нужно "заказать" - так же, как Анну Политковскую (она была убита 7 октября 2006 года). Оказывается, именно Жилин подал в правоохранительные органы запрос по поводу этого заявления писателя. Багиров Жилину ответил, что о содеянном не жалеет, а Латынина - "баба, которая врала бесчисленное количество раз".

Жилин потом пожаловался мне, что оппозиция сама виновата, что не приехала на Селигер. "Здесь все аполитичные, можно было бы на них влиять. Но в результате оппозиция проиграла, потому что нас тут не слышно", - сказал корреспондент "Новой".

Что касается Доманова, то он оппозиционер-неофит и на лидера протеста, конечно, не подходит. Еще недавно он носил фамилию Курочкин и возглавлял тверское отделение движения "Сталь" (дочка "Наших", известная своими жесткими акциями, например, пресловутыми "головами на кольях"). Кроме распространения листовок Доманов занимается на политической смене дебатами "Доколе", где обсуждаются "самые горячие темы".
Комиссары "Наших" (возможно, чтобы опорочить оппозиционеров) рассказывают, что на роль ведущих дебатов приглашали журналистку Веру Кичанову и муниципального депутата Михаила Вельмакина (они ведут политические дебаты "Кенгуру" в московском клубе ArteFaq). Но Кичанова отказалась (Вельмакин читал в лагере лекцию про коррупцию и признался мне, что остался крайне недоволен уровнем аудитории), поэтому организаторы форума предложили Доманову провести пикет в поддержку политзаключенных, чтобы у ведущего дебатов появились хотя бы какие-то достижения.

В пятницу темой дебатов были фальсификации на выборах (их существование признали чуть меньше половины слушателей), а в субботу в сгущавшихся над озером сумерках спорили о Pussy Riot. Послушать дебаты собрались примерно 30 человек. Против Pussy Riot выступал Василий Беда, оказавшийся лидером Гражданской партии России и издателем раздававшегося на Селигере глянцевого журнала "Гражданин Р". В рубрике "Неумытая Россия" журнала "Гражданин Р" рассказывается, что Алексей Навальный - это проект администрации американского президента, который по ее заказу финансируется Госдепартаментом США. В качестве героев другой рубрики - "Гражданин России" - фигурируют Рамзан Кадыров, Миша Маваши, Марат Газизов, Иван Стебунов и Андрей Звонкий.

Василий Беда (он ведет блог на сайте "Эха Москвы", поэтому "нашисты" называют его не иначе как радиожурналистом) доказывал, что девушки из Pussy Riot должны сидеть. "Если делать то, что делают девчонки, то Россия погибнет. На данном этапе истории России они должны сидеть", - говорил Беда. "Пусть они лучше шесть лет полы моют в церкви", - крикнула какая-то девушка из зала.

Защищающего Pussy Riot комиссара "Наших" Арсения противники, в основном, стыдят тем, что он не ходит в церковь, а позволяет себе рассуждать о делах церковных. Арсений считает, что девушки совершили культурное преступление, а не уголовное, поэтому сидеть в тюрьме не должны. Это не крамольное для "Наших" утверждение - в конце концов, бывший пресс-секретарь движения, а ныне депутат Госдумы Роберт Шлегель даже подписал письмо в их поддержку. "За святое нужно умирать! За святое нужно иногда убивать!" - кричал в микрофон, едва не срываясь на фальцет, националист в армейских ботинках.

Еще один аргумент противников Pussy Riot заключается в том, что участниц группы надо наказать, чтобы другим было неповадно. Они (а к Беде присоединяется ведущий передачи "Беседа с батюшкой") легко признают, что в этом смысле это показательный процесс.

Дебаты быстро превращаются в балаган.

- Если я приду к тебе домой и буду там блевать на ковер, тебе понравится? - спрашивает ведущий у комиссара Арсения.
- Нет. Блюйте на площади, пожалуйста. Храм - это публичное место.
- Это дом православных людей!
- Храм - это божий дом! Господь наверняка удивится, когда узнает, что вы думаете, что его дом - ваш! Ни патриарх Кирилл, ни вы - не хозяева храма! - Арсений тоже едва не срывается на крик.

Итогом этой плодотворной дискуссии становится то, что большая часть зрителей соглашается, что девушки виноваты, но сажать их в тюрьму за этот проступок нельзя.

Националисты

"В нашей среде националистов назвать кого-то "селигерышем" - это самое страшное оскорбление", - говорит добродушный на вид мужчина лет сорока в майке с двуглавым орлом и надписью "Российская империя". На вопрос о том, зачем же он решил стать "селигерышем", националист отвечает невнятно: "Мы, конечно, не надеемся тут найти сторонников, но нужен конструктивный диалог с людьми, и когда-нибудь оброненные нами семена сомнения дадут всходы".

В обычной жизни Николай Тишин преподает бухучет и бизнес-планирование, но с недавних пор является еще и координатором московского отделения "Великой России". Движение возглавляет бывший соратник Дмитрия Рогозина Андрей Савельев, который принципиально отказывается от регистрации партии по новым упрощенным правилам. 5 марта на акции оппозиции на Пушкинской площади "Великая Россия" провела свой собственный альтернативный мини-митинг прямо у памятника Пушкину.

Судя по высказываемым Тишиным идеям, решение отказаться от регистрации - правильное. Он повторяет обычную мантру про то, что национализм - это не фашизм или нацизм, а патриотизм (собственно, патриотами считают себя и "нашисты"). "В какой-то степени я уважаю евреев, но не согласен с тем, что они считают себя богоизбранным народом", - говорит координатор московской "Великой России". По его мнению, именно представители русского народа являются "борцами со злом и воинами света". На входе в лагерь "Великой России" висят разнообразные партийные постеры, в том числе портрет маленькой девочки, зажавшей в пальцах пилюлю, с подписью "Национализм - иммунитет от геноцида".

На обеденном столе у националистов лежат Уголовный кодекс и пластмассовые ножи. "После лекции Чурова сразу сто человек пошли с нами драться на ножах. Видите у наших парней синяки? Это не засосы, это от ударов ножами", - хвастается Тишин. Вместе с казаками, которые впервые приехали на форум, националисты каждый вечер ходят драться на окраину форума. После драки в полночь (и ранним утром) здесь же, рядом с деревянным крестом и видом на подсвеченную модель Дома правительства РФ, проходит молебен. Батюшка читает "Отче наш", казаки повторяют за ним, а потом кричат "Любо!"

На Селигере "великороссы" зачем-то стараются соблюдать конспирацию и называют себя активистами "Правого крыла". Впрочем, над палаточным лагерем националистов вместе с несколькими имперскими стягами реет флаг "Великой России", а на груди Тишина красуется аналогичный значок. Такой же знак (лабарум), как на флаге движения, я видел на багажнике припаркованного около лагерного КПП бордового "роллс-ройса". Выяснить, кому принадлежит этот роскошный автомобиль, не удалось. По разным версиям, на ней ездит то ли настоятель расположенного на Селигере монастыря Нилова пустынь, то ли друг Белоконева.

Тишин называет своих подопечных единственной реальной оппозицией на форуме, аргументируя это двумя проведенными на Селигере пикетами (в том числе, за легализацию оружия) и тем, что именно его "великороссы" охраняли оппозиционный лагерь #оккупайабай на Чистых прудах. Русские националисты действительно представляют собой на "Селигере" куда более сплоченную и организованную силу, чем белоленточники. Каждое утро националисты выбегают на обязательную утреннюю пробежку с имперскими флагами. Во время бега с активистами "Селигера" они, как и во время своих "русских пробежек", кричат: "Русский значит трезвый". В лагере, где царит сухой закон, едва ли кто-то охотно подхватывает этот лозунг.

"Великороссы" исправно ходят на все вип-лекции. Это и не удивительно, ведь благодаря облегченному режиму ("мы им угрожаем, что покинем лагерь, и они идут нам на уступки") на обязательные образовательные занятия их не гоняют. Обычным же участникам лагеря за нахождение на пляже в неурочный час или, например, шум ночью охранники отрезают уголки на бейджах (за три нарушения отправляют домой).

Во весь голос заявили о себе националисты на лекции все того же Багирова. Терновский предложил писателю обсудить проблему поведения выходцев с Северного Кавказа в Москве и предположить, что произойдет с Кавказом, когда "перекроют кран с баблом". Багиров в ответ заметил, что никакой проблемы с Кавказом "не видит в упор".

После этого публика разбушевалась. Националист Роман Иноземцев спрашивал Багирова, как тот может поддерживать Путина, который "за восемь лет произнес слово "русский" один раз". "Россия для русских, русские - это ствол, а остальные народы - ветки", - кричал в микрофон националист. Вокруг все топали и гудели, а местная кавказская диаспора потихоньку собиралась в кружок. В итоге кавказцы сначала возмутились вопросом Терновского ("Ты кто такой, чтобы такие темы поднимать?"), а потом рассказывали собравшимся, как "целесообразно распределяет деньги Рамзан Кадыров" и какой "красивый город Грозный".

После лекции про Багирова все забыли, а выходцы с Кавказа выясняли с националистами, как быть. Чеченец Хусейн долго и внимательно слушал рассказ крепкого и немолодого "великоросса" в футболке с надписью "Белое дело" о "дикой дивизии". Через пятнадцать минут кто-то сказал, что двум сторонам "надо бы объединиться против еврействующих и русских предателей, которые специально сеют между нами рознь" и предложил сфотографироваться на память, на чем конфликт и был исчерпан.

Впрочем, куда более серьезные разногласия у националистов возникали с администрацией форума. Сначала им не дали провести пикет против узурпации власти и не разрешали проносить в лагерь "Национальный манифест" движения. А к визиту Путина их палатки, как и соседний городок дагестанцев и движения "Я - гражданин", решили вообще убрать подальше. Причем не куда-нибудь, а на место, где до недавнего времени находилось кладбище.

Националисты возмутились и начали пикет под лозунгами "Русские не сдаются", "Погибаю, но не сдаюсь", "Нет оккупайкладбище". Многие проходившие мимо участники лагеря с удовольствием подписывали петицию в защиту палаточного городка националистов. Но были и исключения.

- Пошли бы лучше поучились, - крикнул молодой человек.
- Чему? Лжи и лапше на уши, которой вас там учат? - спрашивали в ответ пикетирующие.

В итоге пикет прекратила охрана, вежливо попросившая националистов уйти в палатку на время лекций. "Потом можете продолжить свой пикет", - добродушно заметил охранник, и "великороссы" послушно свернули плакаты.

Белоконев позже объяснил мне, что палатки перемещают из-за требований ФСО, а присутствие на форуме националистов вообще подверг сомнению. "Слушайте, они же живут рядом с дагестанцами. Если бы они были националисты, то там были бы серьезные столкновения", - сказал глава Росмолодежи.

Заезжие лидеры

На призыв Терновского приехать и оккупировать "Селигер" сначала откликнулись трое известных оппозиционеров: оба координатора "Левого фронта" Сергей Удальцов и Илья Пономарев, а также член "Солидарности" Роман Доброхотов. Удальцов в итоге не приехал, объяснив свой отказ тем, что после задержания очередных фигурантов "Болотного дела" поступать так неправильно. Пономарева и Доброхотова очередные задержания не смутили. Депутат-эсер принял участие в дебатах с кумиром "нашистской" молодежи писателем Николаем Стариковым, а Доброхотов прочитал лекцию о коррупции в Кремле.

Пономарева на Селигере встретили надписями "Сдай мандат" на деревянном настиле (такое требование к Пономареву после того, как он прошел в Госдуму, предъявляли его коллеги из несистемной оппозиции). Однако "эсера" трудно задеть; на подобные выпады он отвечает одинаково - лучезарной улыбкой. Вот и в этот раз Пономарев достал из кармана депутатскую корочку и заявил мне, что готов сдать мандат, если "Путин уйдет сам".

Этот же тезис депутат повторяет на дебатах со Стариковым, когда в зале встают десять активистов "России молодой" и начинают скандировать "Сдай мандат".

"Ферзя на пешек не меняют, Илья", - говорит Стариков, и его слова встречают овацией. Старикова на "Селигере" любят, именно по его книгам об американской угрозе нужно написать обязательное эссе, чтобы попасть на политическую смену. Встреченные в "Чёбаре" румоловцы рассказывают мне, что именно из-за отсутствия у пары активистов эссе по Старикову пару лет назад им пришлось жить вне лагеря "Селигер" по соседству.

"Есть такие пешки, которые становятся ферзем", - парирует Пономарев.

Он вообще выглядит куда более уверенным и, главное, более подготовленным, чем оппонент. Стариков к серьезной дискуссии явно не привык: на Селигере его слушают с открытыми ртами, а больше нигде слова не дают. В самом начале дебатов Стариков сделал заявку на победу в условиях заведомо лояльной аудитории, сказав, что Пономарев работал в ЮКОСе, затем был депутатом от Компартии, а сейчас является членом "Справедливой России". "Этот человек дважды полностью менял убеждения", - сказал Стариков, но переход на личности сыграл, скорее, против него.

Пономарев в ходе дебатов заявил, что режим Муаммара Каддафи не был социалистическим, признал заслуги Путина в экономике, чем наверняка смутил сторонников Старикова, которые воспитаны на стереотипном образе оппозиционера-либерала.

Депутат поставил в тупик писателя, когда спросил у него, сколько стоит ракета "Тополь-М". Стариков не знал и от этого удара уже не оправился. Он заявил, что создает партию "Новая великая Россия" и вскоре будет сражаться с Пономаревым на другой площадке. Судя по всему, торопиться с походом в Госдуму Старикову не стоит, так как даже на "Селигере" ему удалось победить Пономарева с результатом примерно 70 на 30.

После дебатов Пономарев был очень доволен собой. "Я считаю, что выполнил свою задачу и треть аудитории отбил. Конечно, меня все заклеймили, у площадки есть определенный шлейф, но нужно делать совместные неполитические проекты", - говорил он, сидя в монастырской лавке на отшибе лагеря. Остался доволен своей лекцией и Доброхотов: после нее к нему подошли 30 человек и оставили свою электронную почту.

Зачем их позвали

На главный вопрос "Селигера-2012" о том, почему власть сама пригласила к себе идеологических врагов, ответить непросто. Бывший депутат Госдумы и лидер "России молодой" Максим Мищенко уверен, что это серьезнейшая ошибка. "Это полный бред! Мы что - хотим их задушить в своих объятиях? За государственные деньги пустили их на свою территорию, чтобы они прокачивали тут антигосударственную политику", - говорит Мищенко.

Он сидит на стуле (на котором десять минут назад сидел Пономарев и рассуждал о том, как он отбил треть аудитории) и пьет чай. По его словам, "прокачка" на Селигере - это очень важно. "Если дать выступить на Селигере Брейвику, то половина пойдет за ним. Это психология толпы", - говорит Мищенко. Он не спорит, что раньше лагерь использовался именно для пропаганды власти.

Терновский, к которому в лагере серьезно не относится, похоже, никто, рассказывает, что "выбивает табуретку стабильности из-под ног власти". "Таким образом, островок стабильности, на котором находятся чиновники, уменьшается. Вот помощники Чурова пытались согласовать со мной вопросы, но я выкинул их в корзину. Уже на третьем вопросе они подошли и удивленно спросили, что это у нас тут происходит", - говорит Терновский.

Он утверждает, что выступает только против оскорбительных надписей вроде "Путин - вор" или инсталляций с кольями. Все остальное здесь можно делать. Другое дело что, по словам одного из комиссаров "Наших", в 2012 году "Селигер" стал похож на обычный туристический лагерь: образовательная часть очень слабая. Собственно, и инсталляции делать просто некому. В прошлом году вдоль центральной аллеи граффитчики рисовали картины-фантазии про Путина, а теперь здесь просто скучно.

Хотя Терновский вроде бы искренен в своем желании создать площадку для диалога и никому не мешать, меня не оставляет ощущение, что все это лишь провокация, направленная на дискредитацию оппозиции. Каждому участнику смены раздали майки с надписью "Оккупайселигер" на спине и граффити Бэнкси на груди (многие, впрочем, ходят в майках с надписью "Путин" или портретом Суркова). Но никто не объяснил им, что же, собственно, такое "Оккупай" - и что это за человечек. По крайней мере, только несколько из опрошенных в лагере активистов слышали, что это "что-то оппозиционное".

На лекции и дебаты с участием оппозиционеров приходят не больше 100-200 человек, причем когда кончается время "пары", большая часть слушателей моментально встает и уходит. Вопросы участникам задают обычно все те же люди (в основном, сами же националисты и "белоленточники"). Так что едва ли удалось посеять сомнения в большом количестве селигерцев, зато Пономарева, Доброхотова, Вову Москва и националистов теперь легко можно обзывать "селигерышами".

Когда мы общались с Терновским, сидя за столами, где в столешницы вмонтирована живая трава (видимо, это и есть пример знаменитых селигерских инноваций), к нам подошла девушка и подтвердила, что на "Селигере" никто не знает, кто такой Бэнкси и что такое "оккупай". Я посоветовал Терновскому прочитать подопечным лекцию о символике лагеря - тот обещал подумать.

- И, кстати, что это за решеточка перед ним? - спросила Терновского девушка, имея в виду хэштег твиттера.
- Это такая, знаешь, "не дай бог решеточка", - пошутил блогер.

Видимо, придется еще прочитать лекцию и о социальных сетях.