Новости партнеров

Вы же грузины, черт подери!

Тбилиси нервно отреагировал на слова Путина о войне в Осетии

Откровения российского президента Владимира Путина по случаю 4-й годовщины войны в Южной Осетии нашли живой отклик у грузинского руководства. В Тбилиси посчитали, что теперь-то вопрос, кто именно является виновником кровопролития в августе 2008 года, можно считать закрытым. Правильный ответ: Россия, и конкретно - Владимир Путин. Впрочем, этой точки зрения грузины придерживались и раньше.

В России годовщина августовской войны оказалась отмечена малопонятной возней вокруг неизвестно кем сделанного видеофильма, накануне появившегося в интернете. 47-минутный фильм под названием "8 августа 2008 года. Потерянный день" по-новому интерпретирует события четырехлетней давности, в частности, всячески принижает роль тогдашнего президента, а ныне премьера Дмитрия Медведева в принятии решения направить части 58-й армии Минобороны РФ в Южную Осетию в ответ на агрессию Тбилиси против Цхинвали. Одновременно создатели фильма, опираясь на слова бывших и действующих генералов - участников тех событий, подчеркивают, что главным инициатором и, так сказать, мотором принуждения Грузии к миру был не кто иной, как Путин.

Появление этого странного произведения не осталось без комментариев высших руководителей российского государства. Путин не стал отрицать, что знает о фильме, а на вопросы по его содержанию, в частности о том, насколько российские войска в 2008 году готовы были отразить грузинскую агрессию и связывался ли он с президентом в те дни, когда решался вопрос о начале войны, ответил: да, мы были готовы, и сильно заранее; и да, он действительно звонил в Москву 7 и 8 августа, и президенту Медведеву, и министру обороны Сердюкову. Медведев, не желая лишаться лавров победителя Грузии, в свою очередь опроверг все намеки и заявления, прозвучавшие в "Потерянном дне", и еще раз заявил, что решение о начале войны с Грузией он принимал сам, без подсказки Путина, и вовремя. О генералах же, обвинивших его в трусости и нерешительности, премьер-министр выразился так: правду они "либо не знают, либо сознательно искажают".

В Грузии эту заочную перепалку между кремлевскими башнями практически не заметили. Зато куда больше внимания было уделено словам Путина о том, что российский Генштаб еще в конце 2006 - начале 2007 года разработал план военных действий с Грузией. "Это не секрет, план был, и в рамках его мы действовали, - заявил Путин. - Он разработан был Генштабом в конце 2006 - начале 2007 года и согласован со мной. В рамках плана мы готовили югоосетинских ополченцев", - рассказал Путин. Этого было достаточно, чтобы в Тбилиси все забурлило. Причем слова российского президента о том, что это был план именно "по отражению грузинской агрессии", прошли мимо ушей тбилисских комментаторов.

Президент Грузии Михаил Саакашвили, принимавший в среду участие в службе по погибшим в августе 2008 года, по окончании мероприятия не мог сдержать эмоций. Правда, по большей части они касались тех грузинских политиков, которые, по мнению президента, еще испытывают какие-то иллюзии в отношении российского руководства, признавшего себя агрессором. "И в то время, как этот человек выходит и заявляет, что, мол, "это сделал я, и я этим горжусь", существуют грузинские политики, которые сеют неразбериху и растерянность, и задают один и тот же вопрос, и никто, кроме идиота, не задаст вопрос, кто начал эту войну", - возмутился Саакашвили. Обращаясь к своим политическим оппонентам Михаил Николаевич аж вскричал: "Понимаю, что вам может не нравиться это правительство и Саакашвили, но, черт подери меня и всех, неужели не должно быть разницы между Путиным и вами? Он же Путин, а вы грузины!".

В свою очередь председатель Совета безопасности Грузии Гига Бокерия считает, что "открытое и наглое" признание Путина "заслуживает особого внимания". "Такого детального описания того, что с 2006 года существовал план, утвержденный лично Путиным, по которому они готовили криминальные группировки цхинвальского режима, такого признания до сих пор не было. В определенной степени парадоксально, что по сегодняшний день некоторые по инерции спорят о том, кто был агрессором", - заметил Бокерия.

С ним полностью солидарен заместитель председателя парламентского комитета по внешним связям Георгий Канделаки, в чьем понимании слова Путина "поставили точку в спекуляциях по августовской агрессии". По мнению парламентария, то, что Россия призналась в подготовке югоосетинских "бандформирований" и есть "факт войны, а не то - кто выстрелил первым". Это господин Канделаки очень своевременно подметил, поскольку известно, что обстрел Цхинвали начала именно Грузия. Впрочем, парламентарий вообще считает, что всякому утверждающему, будто в развязывании войны виновен Тбилиси, а вооруженного противостояния можно было избежать, не место в грузинской политической реальности.

Заместитель министра иностранных дел Грузии Серги Капанадзе не стал погружаться в обвинительную риторику, но справедливо заметил, что своими высказываниями о подготовке ополченцев Путин фактически признал нарушение Россией достигнутых еще до 2008 года соглашений по Южной Осетии. "Это было нарушением всех существующих в то время соглашений, как международных, так и в рамках СНГ, нарушением двустороннего соглашения, которое регулировало конфликт с Цхинвалом", - подчеркнул замминистра. В то же время, по словам Капанадзе, в откровениях российского президента он не услышал ничего нового.

По сути, ничего нового не содержится и в реакции представителей грузинского руководства и представителей правящей партии на слова Путина. Было бы удивительно, если бы они оказались выдержанными в другом ключе. Высказывания же экспертов выглядят более занятно. Например, председатель Международного центра геополитических исследований Тенгиз Пхаладзе считает, что Путин, говоря о Южной Осетии, делал послание для других несговорчивых стран. То есть, если в 2006 году разрабатывался план против Грузии, то не исключено, что аналогичные планы существуют и для других государств, поэтому суть этого месседжа состоит в следующем: "Друзья, если получила Грузия, получите и вы". "Факт, что Россия о своих намерениях заявляет открыто и ничего не скрывает", - считает Пхаладзе. Жаль только, что конкретизировать адресатов российского "месседжа" эксперт не стал.

Что до реакции грузинской оппозиции на 4-ю годовщину войны, то 8 августа "9-й канал" грузинского телевидения, контролируемый главным оппонентом Саакашвили - Бидзиной Иванишвили, показал сюжет, в котором, в частности, говорилось, что Россия "легально" ввела свои военные подразделения и тяжелую технику в Южную Осетию. "Мы - демократическая страна, и они могут думать и говорить, что хотят, как бы все это ни было возмутительно и противно, - взвился в ответ Саакашвили. - Но разве в вас нет хоть немного порядочности, чтоб не говорить обо всем этом в день, когда мы должны чтить память наших павших сограждан и мирного населения?!" На оппозиционном канале, видимо, поняли, что переборщили, и принесли свои извинения за сюжет, добавив, что "не согласны с подобной формулировкой текста" - это, видимо, относится к "легально".

Сам Иванишвили в начале августа опубликовал статью в Wall Street Journal, в которой поведал, что "Россия продолжает разжигать историческую вражду, чтобы страны вроде Грузии, Армении и Азербайджана оставались в разбалансированном состоянии". При этом оппозиционер, которого многие в Грузии считают кремлевским засланцем, объявил, что в отличие от нынешнего руководства республики уж он-то точно знает, как договариваться с Россией по Южной Осетии и Абхазии.

Однако самым оригинальным в высказываниях по традиции оказался лидер Лейбористской партии Грузии Шалва Нателашвили. По его словам, войну в Южной Осетии начал Саакашвили на деньги... да, именно, Иванишвили. "Таким образом, "соавтором" оккупации является созданный Саакашвили-Иванишвили преступно-репрессивный режим, который управляется самыми реакционными военно-политическими кругами Америки", - уверен политик.