Новости партнеров

От трех до пяти

Нижегородским антифашистам затребовали реальные сроки

В Нижегородском суде заканчивается рассмотрение дела "Антифа - RASH". Судья Ольга Коловерова собирается через месяц вынести приговор троим подсудимым, которых следствие считает активными участниками экстремистской организации. На заседании 3 сентября прокурор попросил приговорить обвиняемых к реальным срокам от трех до пяти лет. Защита продолжает настаивать, что группировку выдумали оперативники Центра "Э".

За двадцать минут до заседания, на котором наконец должны начаться прения сторон, подсудимый Олег Гембарук одиноко стоит около здания суда. Ничего примечательного в нем нет, по виду не скажешь, что он - один из активных участников экстремистской группировки, которая планировала свергнуть конституционный строй России.

Минут через пять к нему подходит одетый по последней неформальной моде молодой человек: кепка с прямым козырьком, короткая ветровка, узкие джинсы и кажущиеся на фоне них массивными кроссовки, руки в карманы; типичный модник с хардкор-концерта. Это Дмитрий Колесов - второй подсудимый по делу "Антифа - RASH", басист местной группы Wild by heart. Между собой Гембарук и Колесов обсуждают ролик, где один националист избивает другого. "Прямо прыгает на нем, топчет".

Третий подсудимый - выпускник юрфака Павел Кривоносов - приходит со своим адвокатом Дмитрием Динзе из правозащитной ассоциации "Агора" прямо перед началом заседания. Кривоносов на все заседания (даже летом) ходит с длинным рукавом - прячет татуировки. Адвокат постоянно подшучивает над ним по этому поводу.

Еще два фигуранта дела "Антифа - RASH" - Альберт Гайнутдинов и Артем Быстров - сбежали. Их дела выделены в отдельное производство, а сами они объявлены в розыск. Быстров, по слухам, уехал на Украину и попросил там политического убежища. Где находится Гайнутдинов, никому неизвестно. На процессе оперативники говорили, что он якобы тоже перебрался на Украину, но его отец в этом усомнился. В марте, когда "Лента.ру" в первый раз писала про это дело, Гайнутдинов был в России (во всяком случае, он сам это утверждал).

По версии следствия, лидер "Антифа - RASH" Альберт Гайнутдинов в 2007 году создал экстремистское сообщество, которое должно было заниматься свержением государственного строя и установлением анархии, а также совершать преступления по мотивам ненависти к социальным группам "скинхеды - футбольные фанаты" и "состоятельные граждане". В него вошли Артем Быстров, Павел Кривоносов, Олег Гембарук и Дмитрий Колесов. В конечном счете, это все, что есть в обвинительном заключении: практическая деятельность экстремистской организации, созданной для свержения конституционного строя, выразилась в трех нападениях на лиц, которых следствие считает "скинхедами - футбольными фанатами".

Павел Кривоносов обвиняется в том, что вместе с Артемом Быстровым избил Сергея Алексина и его девушку Екатерину Горелову. Дмитрия Колесова, Олега Гембарука, Альберта Гайнутдинова и Артема Быстрова обвиняют в нападении на Дмитрия Редькина. Наконец, Гайнутдинов обвиняется в том, что разбил бутылку об голову Олегу Калинину. Считается, что все преступления были совершены из хулиганских побуждений, по мотивам идеологической ненависти и в составе организованной группы. "Хулиганство" (ч.2 ст. 213 УК РФ) - самое тяжелое обвинение (до семи лети лишения свободы, такая же статья была у Pussy Riot). Статья 282.1 "Участие в деятельности экстремистского сообщества" полегче. Статьи "Причинение легкого вреда здоровья" и "Побои" на фоне хулиганства вообще выглядят неуместным дополнением.

Сергей Алексин, Дмитрий Редькин и Олег Калинин знакомы между собой. Все они, как видно по фотографиям, опубликованным на сайте "Стритмоб", одеваются по моде футбольных фанатов. Алексин с Редькиным еще и подельники - они вместе получили по три года одному месяцу условного срока за избиение узбеков. Калинин не судим, говорится в материалах дела. Редькин, помимо судимости за избиение узбеков, имеет более раннюю судимость по 116-й статье. В 2010 году вместе с ним был осужден и Андрей Феоктистов по кличке Дантист, который теперь выступает свидетелем. Сведения о судимостях Феоктистова и Редькина есть в материалах дела.

Дело "Антифа - RASH" рассматривает судья Ольга Коловерова. Адвокат Дмитрий Динзе рассказывает, что она вообще специализируется на "экстремистских" делах. Так, по его словам, она занималась делом, которое в 2010 году было заведено на Артема Быстрова и Альберта Гайнутдинова. Тогда они обвинялись в нападении на все того же Дмитрия Редькина. Как заявляли ранее "Ленте.ру" Гайнутдинов и Александр Черный (свидетель по тому делу и по "Антифа - RASH"), все показания тогда были даны под пытками, которым подследственных подвергли оперативники Центра "Э". В итоге дело было прекращено за примирением сторон. У антифашистов вообще богатый (и не самый приятный) опыт общения с сотрудниками ЦПЭ. О методах работы Центра "Э" "Лента.ру" уже писала в материалах "Экстремисты из Нижнего" и "Поджигатели из 11 "Б".

Заседание суда третьего сентября начинается почти вовремя. Прокурор приходит в форме. Это знак, говорят друзья обвиняемых, что состоится полноценное заседание. На прошлое - неделю назад - гособвинитель пришла в гражданском, и судья скрепя сердце перенесла прения. На этот раз все в порядке. Гособвинитель зачитывает основные доказательства вины подсудимых: заявления потерпевших, протоколы опознаний, очных ставок, обысков. После оглашения материалов дела судья объявила о завершении судебного следствия и переходе к прениям.

Государственный обвинитель интересуется у Кривоносова, почему в переписке он обсуждает, как не попасться "эшникам" на очередной акции. "Чем это вы таким занимаетесь, что боитесь полиции? - наивно спрашивает прокурор. - А "эшники" - это сотрудники Центра "Э?" Павел Кривоносов встает и отвечает, что оперативники практикуют безосновательные задержания после легальных пикетов и ничего удивительно в нежелании им попадаться нет.

После этого адвокат Олега Гембарука Алексей Сафонов заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении своего подзащитного. Ходатайство касается только одной статьи "Причинение легкого вреда здоровью" (115 УК РФ). Дело в том, что эта статья нетяжкая, а Гембарук на момент нападения на Редькина 31.10.2010 был несовершеннолетним. Таким образом, срок давности по ней уже истек. Судья удовлетворила это ходатайство, и у подсудимого осталось две статьи - 282.1 и 213 УК РФ.

В итоге прокурор запросила Гембаруку самое маленькое наказание - три года колонии общего режима. Дмитрия Колесова она потребовала приговорить к четырем годам лишения свободы, а Павлу Кривоносову запросила пять лет реального срока.

Со стороны защиты первым выступил Дмитрий Динзе, который собаку съел на "экстремистских" делах - к примеру, он защищает питерскую "Войну", а также был представителем Алексея Гаскарова по делу о разгроме химкинской администрации. "Оперативники сами придумали организацию "Антифа - RASH" - начинает он и рассказывает, как, с его точки зрения, была выдумана эта группировка. По мнению защиты, оперативники просто взяли и слили все в одно название: антифашистов, анархистов, красных скинхедов. Именно таким образом и появилось название "Антифа - RASH", полагают защитники. В материалах дела название экстремистского сообщества расшифровывается с ошибкой - "Red anarhia skinheads" (слово "анархия"по-английски пишется иначе - аnarchy). В итоге, как заметил в своих показаниях ранее Павел Кривоносов, получается масло масляное.

Дмитрий Динзе также подверг критике два главных доказательства существования этого сообщества и, как следствие, вины подсудимых. Так, удостоверения, которые были обнаружены в ходе обысков у Гайнутдинова, Быстрова, Кривоносова и Гембарука, по его словам, были подкинуты оперативниками. Еще на стадии следствия он просил проверить, не напечатаны ли эти документы на принтере в Центре "Э", но следователь Елена Блинова в этом ходатайстве отказала. Кривоносов сразу в протоколе обыска написал, что удостоверение ему не принадлежит. Отец Гайнутдинова в суде сказал, что у него никаких удостоверений найти не могли, так как его сын давно с ним не живет. У Колесова удостоверения даже не находили.

Еще одно основное доказательство вины подсудимых - показания Александра Черного - также было опровергнуто защитой. В ходе следствия Черный заявил, что в 2007 году вступил в "Антифа - RASH”, но потом разочаровался и покинул организацию Однако на суде он опроверг сам факт существования группировки. По его словам, он дал те показания под давлением, а именно просто подписал то, что ему предложила подписать следователь Блинова. Как рассказывал "Ленте.ру" Черный, к тому моменту он уже знал, что такое "конверт" (человека сажают по-турецки, наклоняют вперед и связывают в согнутом виде) после допросов по первому делу о нападении Гайнутдинова и Быстрова на Редькина, и не хотел иметь с ним дело еще раз.

Правда, по версии Блиновой, Черный сам пришел к ней, настоял на даче показаний без адвоката и рассказал об экстремистской организации. Также она настаивала на том, что оперативники при допросе не присутствовали. На резонный вопрос защиты, как же Черный сам попал в охраняемое здание (куда пускают по пропускам), Блинова ответить затруднилась, равно как и на вопрос, каким образом Черному удалось отыскать ее кабинет, если она не присылала ему повестку.

Кроме того, обратил внимание Динзе, даже если показания Черного настоящие, то странным выглядит тот факт, что, согласно им, он вступил в "Антифа - RASH” в 2007 году, а с Гайнутдиновым познакомился только в 2009 году. "Если бы организация действительно существовала, то Черный сразу бы знал многих активных участников", - заявил адвокат, отметив, что фигуранты дела практически не общались между собой (Кривоносов, например, знал Гембарука и Колесова только в лицо).

По мнению защиты, не заслуживают внимания и показания оперуполномоченной Ганец. На предварительном следствии она занималась обоснованием существования "Антифа - RASH”, но на суде заявила, что узнала это название только от следователя. Также, отметил Дмитрий Динзе, вопросы у защиты вызывает то, что в обвинительном заключении идет речь о флаге и эмблеме организации, но их никто никогда не видел.

Вообще с правовой точки зрения такой группировки вообще не могло существовать. Как объяснил суду адвокат Динзе, согласно позиции пленума Верховного суда, создать экстремистское сообщество могут только несколько человек (минимум два), тогда как в деле "Антифа - RASH” говорится, что ее создал один Гайнутдинов. Кроме того, размыта дата совершения преступления - из материалов дела неясно, когда возникла группировка, действует ли она по сей день или уже прекратила существование.

Помимо прочего, напомнил Динзе, пленум Верховного суда указал на то, что деятельность экстремистского сообщества не может заключаться в проведении законных действий. А в деле "Антифа - RASH” подсудимым в вину ставится, в том числе, и проведение митингов, что законно и гарантировано Конституцией РФ.

Таким образом, резюмировал защитник, сторона обвинения не доказала сам факт существования экстремистского сообщества (не говоря о том, что в материалах дела постоянно путаются понятия экстремистского и преступного сообществ). В связи с этим он попросил суд оправдать всех подсудимых по статье 282.1.

Следующим слово взял второй адвокат Павла Кривоносова Тарасов. Его выступление касалось, в основном, эпизода с нападением на Сергея Алексина и его подругу Екатерину Горелову. По версии следствия, Быстров и Кривоносов избили их с криками "бей фашистов" летом 2010 года на остановке в центре города. По словам Тарасова, у его подзащитного есть алиби, так как его начальница на суде подтвердила, что в тот день он был на работе (на следствии она говорила, что точно не помнит, но все сомнения трактуются в пользу обвиняемых).

Кроме того, защитник обратил внимание на то, что потерпевшие не опознали Кривоносова, тогда как в том, что среди нападавших был Быстров, они точно уверены. Единственного свидетеля, который узнал Кривоносова, следователи нашли через полтора года после происшествия. (Правда, и заявление потерпевшие подали лишь спустя восемь месяцев после инцидента - как считают подсудимые и их защитники, под давлением оперативников.) Кроме того, на суде Алексин не признал себя представителем социальной группы "скинхеды - футбольные фанаты", как он характеризуется в деле, то есть и подсудимых нельзя обвинять в идеологической ненависти. В деле вообще нет экспертиз, подтверждающих, что есть такая социальная группа "скинхеды - футбольные фанаты".

Как рассказал адвокат Тарасов, в ходе предварительного следствия он просил следователя прекратить дело на основании результата проверки Кривоносова на полиграфе. Так, на вопрос эксперта он заявил, что никогда не бил женщин, тогда как в материалах дела говорится, что он ударил Горелову. На это, по словам Тарасова, следователь Блинова ответила, что подросток Горелова, по мнению самого Кривоносова, под определение женщины не подходит. Прокурор в этот момент улыбнулась и подняла голову. В остальное время она сидела, уткнувшись в айфон, а после выступления Тарасова ушла. Судья, напротив, слушала внимательно, постоянно что-то записывая.

Последним третьего сентября выступил адвокат Дмитрия Колесова, который обвиняется в том, что порезал руку Дмитрию Редькину. Согласно материалам следствия, в конце октября 2010 года Редькина избили Гайнутдинов, Быстров, Гембарук и Колесов. Последние двое подтверждают, что участвовали в драке. Собственно, это единственное, в чем признаются фигуранты дела. По их словам, Гембарук хотел избить Редькина, но тот схватил его и стал душить. Тогда к нему подбежал Колесов и, чтобы освободить приятеля, полоснул Редькина ножом по руке. Показания Колесова были подтверждены на детекторе лжи. Полиграф также показал, что он, Кривоносов и Быстров впервые услышали о группировке "Антифа - RASH” во время следствия.

По словам адвоката Колесова, его подзащитный нанес удар ножом Редькину не из хулиганских побуждений, и его поступок нужно квалифицировать только по нетяжкой статье "Нанесение легких телесных повреждений", а не по статье "Хулиганство". На Колесова в деле почти ничего нет, даже пресловутого удостоверения. Не нашли у него дома и чего-либо относящегося к антифашизму.

По словам Дмитрия Динзе, Колесов закрепился в "Антифа - RASH” благодаря показаниям секретного свидетеля Шамаевой. Ее показания добавились прямо перед передачей дела в суд и закрепили все самые важные для следствия положения, необходимые для объединения пятерых малознакомых людей в экстремистскую группу. Так, в ее показаниях говорится, что фигуранты дела регулярно собирались в кафе "Едок", носили с собой ножи, обсуждали различные акции, в том числе планировали повредить полицейский автомобиль. Защита полагает, что Шамаева - это вообще вымышленный персонаж, придуманный, чтобы соединить факты воедино, а показания за него дает кто-то из оперативников. В суде "Шамаева", дававшая показания в отдельной комнате, не смогла рассказать подробно о своих якобы приятелях-антифашистах и даже подробно описать их внешность, рассказал Дмитрий Колесов после суда.

На выступлении адвоката Дмитрия Колесова судья завершила заседание. Пятого сентября суд заслушает защитника последнего подсудимого - Олега Гембарука. Приговор участникам экстремистской организации, которая собиралась свергнуть конституционный строй, Ольга Коловерова пообещала вынести в начале октября.

Как считает защита фигурантов "Антифа - RASH”, дело может быть использовано как памятка для оперативников, которые захотят посадить неугодных активистов. "Если будет признано, что антифашисты по своей законной деятельности могут быть отнесены к экстремистам, то сложится опасный прецедент по признанию законной общественно-политической деятельности антифашистов экстремистской", - говорит Дмитрий Динзе.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить