Игумен, борец за права

Дело Алексея Подобедова совсем запуталось: репортаж "Ленты.ру"

В четверг, 6 сентября, в 101-й участок мирового суда Замоскворецкого района Москвы впервые пришел игумен Тимофей (в миру Алексей Подобедов). Чтобы рассказать: в день аварии, виновником которой он стал, алкоголь он не пил; его подписи под протоколами об отказах в освидетельствовании на употребление спиртного - поддельные; сотрудники полиции довольно грубо с ним обращались и уничтожали протоколы, с которыми он был не согласен. Решение по делу так и не вынесено. Показания Подобедова, оформлявшего ДТП полицейского и свидетелей-понятых противоречивы и, возможно, лукавы. Суд затребовал запись видеорегистратора из патрульной полицейской машины. Возможно, она поможет установить, был ли игумен пьян в день аварии или нет.

Как уже рассказывала "Лента.ру", суд рассматривает дело не о самом ДТП на Зацепском валу (которое спровоцировал поздно вечером 31 июля 2012-го Алексей Подобедов, управлявший спорткаром BMW Z4 с мальтийскими госномерами) - по поводу этой истории еще продолжается следствие. Суд обсуждает отказ игумена от теста на алкоголь - как на месте, так и в медицинском учреждении. Священника могут лишить за это водительских прав - на срок от полутора до двух лет (согласно ч. 1 статьи 12.26 КоАП).

6 сентября заседание началось с допроса второго понятого - таксиста Вячеслава Захарова. Вечером 31 июля он ехал по Зацепскому валу сразу за автомобилем игумена, увидел, как произошло ДТП, припарковал свой автомобиль и пошел полюбопытствовать. "Батюшка сидел на заднем сидении патрульного автомобиля, - рассказывал Захаров. - Полиция сначала хотела, чтобы свидетелями его отказа от освидетельствования были другие участники ДТП, да он отказался, тогда понятым меня позвали".

"А с чего вы, собственно, взяли, что он батюшка? - заинтересовалась судья Ольга Лепенцова. - Он что, в рясе был?" Свидетель Захаров, кажется, только этого вопроса и ждал. Он достал свой сотовый телефон, открыл записную книжку и продиктовал телефонный номер. "Вот с этого номера мне через несколько дней после ДТП позвонила неизвестная женщина, - рассказал он. - Начала допрашивать меня, попрекать. Говорить, знаете ли вы, что священника оговариваете, что его там наручниками приковывали. Сказала, что какие-то люди хотят со мной поговорить. Я отказался, сказал, что в суде расскажу всю правду".

Уже после заседания корреспондент "Ленты.ру" позвонил по названному в суде номеру. Трубку взяла женщина, не ставшая отрицать, что это она звонила Захарову. Представиться, а также сообщить, откуда у нее телефон понятого, она отказалась наотрез. "Зовите меня просто прихожанка", - сказала она. По словам женщины, она, "как и многие другие", видела, что игумен Тимофей уезжал из храма за 20 минут до ДТП и был абсолютно трезв. "Мы просто хотели поговорить с человеком и выяснить, что там случилось, ведь игумен в больнице был, но этот злой человек (очевидно, имеется в виду Захаров - прим. "Ленты.ру") вылил на меня всю грязь, которую про это ДТП в интернете пишут... Вы же тоже грязь про нас сейчас пишете?" - на этих словах женщина бросила трубку.

Впрочем, свидетель Захаров в суде вылил на игумена не то чтобы много грязи. Захаров сообщил, что Подобедов сидел на заднем сидении патрульного автомобиля. Дверь автомобиля была открыта. Захаров стоял в полуметре и слышал, как оформлявший ДТП сотрудник полиции спросил у Подобедова, готов ли он пройти медицинское освидетельствование на алкоголь. Еще Захаров слышал, как Подобедов ответил отказом. После чего подписал соответствующий протокол.

Все три представителя Подобедова - Вячеслав Подопригора и две женщины, отказывающиеся называть журналистам свои фамилии - задали Захарову около 40 вопросов. Их интересовало решительно все: как далеко он стоял от открытой двери автомобиля, под каким углом. Как именно задал вопрос полицейский и что именно ответил игумен. Свидетель Захаров начал путаться, все чаще говорить "кажется", представители набросились на него с новыми силами, одни и те же вопросы были заданы много раз. Выяснилось, что при предложении дыхнуть в трубочку понятой не присутствовал, хотя в полицейском протоколе утверждается обратное. Наконец, был задан и такой вопрос: "У вас что, личная неприязнь к Подобедову?". "Нормальные люди в нормальном состоянии таких ДТП не совершают", - отвечал Захаров.

После него на свидетельскую трибуну вышел сам Подобедов. Хорошо поставленным и спокойным голосом он сказал, что виновным себя не признает по целому ряду причин. Он заявил, что освидетельствование на алкоголь ему и не предлагал никто. После ДТП он в состоянии, близком к шоку, "на ватных ногах, голова кружится", вышел из автомобиля, в котором ехал. Полицейские, выяснившие, что спорткар ему не принадлежит, швырнули его на капот и в таком виде продержали до приезда реального владельца автомобиля, который подтвердил, что машину не украли. Затем Подобедов сидел в полицейском автомобиле. "Двери, кажется, были закрыты, поэтому я не понимаю, как понятой мог слышать мой отказ в том, чего мне и не предлагали", - сказал Подобедов.

Капитан полиции, оформлявший ДТП, на прошлом заседании показал, что в автомобиле, после того, как туда сел Подобедов, дышать было невозможно от паров алкоголя. Подобедов объяснил это тем, что на месте аварии каким-то непонятным образом оказался его прихожанин (его имя он не может назвать по этическим соображениям). Прихожанин был очень пьян, при этом сел рядом с Подобедовым в полицейскую машину и некоторое время там находился. И весь запах алкоголя, таким образом, исходил от него. Свидетели действительно видели сидевшего рядом с игуменом человека, но кто он, как он туда попал и что делал, никто объяснить не смог.

Больше того, Подобедов показал, что его подписи под протоколами об отказах от освидетельствования поддельные. Что полицейские давали подписывать ему какие-то протоколы. Он хотел написать, что несогласен с написанным там, и тогда эти протоколы вырывали у него из рук и составляли новые.

- Это же бланки строгой отчетности. Как такое может быть? - изумилась судья Лепенцова.
- Я это видел, я много раз такое видел, - отвечал ей игумен.

Наконец, священник рассказал, что позвонил своим друзьям из подмосковного Одинцово и попросил забрать его. Те отвезли Подобедова в 123-ю одинцовскую больницу, где он сдал все анализы на употребление алкоголя и психотропных веществ. Результат был стерильно отрицательным. В ту же больницу игумена и госпитализировали, причем, судя по документам, с 7 августа, то есть через неделю после аварии. Почему Подобедов, зарегистрированный и постоянно проживающий в Москве, оказался в этой больнице - вопрос, ответа на который никто в суде не дал. Звучавшая сразу после ДТП версия представителей Подобедова о том, что их подзащитный был не пьян, а находился под воздействием лекарств, тоже, похоже, всеми забыта.

Судья начала зачитывать не оглашенные ранее материалы дела. Из них выяснилось, что с прошлого лета Подобедов семь раз серьезно нарушал ПДД - превышал скорость, в основном. Причем с места последнего нарушения на Кремлевской набережной, зафиксированного за считанные минуты до аварии на Зацепском валу, Подобедов скрылся. Кроме того, к материалам дела приложены объяснения заместителя посла Мальты в РФ Николы Сукманджиева. Из этих объяснений следует, что доверенность на управление своим BMW он Подобедову не выписывал. И тот воспользовался автомобилем без его ведома.

"Доверенность была, - не сдержался Подобедов. - Какие-то причины заставили хозяина автомобиля сказать иначе. У меня были ключи и все документы на машину". При этом в материалах дела есть еще и протокол, из которого следует, что доверенности все же не было.

Ситуация сложилась патовая. Если верить полиции, произошло идеально оформленное по документам ДТП с участием пьяного водителя. Если верить игумену, он стал жертвой обстоятельств и грубых нарушений полицейскими своих обязанностей. Свидетели толком не смогли подтвердить ни то, ни другое.

Представители Подобедова заявили ходатайство об истребовании записи видеорегистратора из полицейского автомобиля. А также расписания графика дежурств 6-го отдела ДПС на спецтрассе, чтобы выяснить: был ли уполномочен оформлять ДТП тот капитан полиции, который это, собственно, и сделал. Судья ходатайство удовлетворила, суд продолжится 12 сентября.

Вышедший на улицу Алексей Подобедов на несколько минут остановился перед телекамерами. Напомнил, что кроме светского существует еще и божий суд (эта фраза - похоже, самая модная в нынешнем сезоне). "И кроме того, я хочу выразить благодарность своему священноначалию, патриарху, приславшему слова поддержки, - говорил Подобедов. - Я с почтением приму любое решение о моем дальнейшем служении". Игумен сел на заднее сидение довольно потертого Ford Focus. Водитель резко ударил по газам.

"Лента.ру" продолжит следить за развитием событий.

Россия00:0712 декабря

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?