Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

До и после востребования

Следователи уже три месяца изучают деньги Ксении Собчак

В понедельник, 10 сентября, Мосгорсуд признал законным отказ Басманного суда вернуть телеведущей Ксении Собчак деньги, которые следователи изъяли у нее 11 июня в ходе обыска по "болотному делу". "Эхо Москвы" уточнило также любопытный момент из мотивировки судебного решения: "Собчак должна решать вопрос о возврате изъятых в ходе обыска денежных средств непосредственно со следователем, а не в судебном порядке".

Речь идет, напомним, о примерно полутора миллионах евро (более миллиона евро, 480 тысяч долларов и 480 тысяч рублей) - подозрения следователей вызвало то, что деньги были аккуратно разложены в многочисленные конверты, а значит (своеобразная логика сотрудников Следственного комитета, видимо, обусловлена спецификой профессии) могли предназначаться для финансирования протестных акций, в том числе и беспорядков на Болотной площади 6 мая, из-за которых, собственно, и разгорелся весь сыр-бор.

СМИ, особенно лояльные Кремлю, вроде "Известий", Lifenews и "Комсомольской правды", охотно растиражировали новости об изъятых у Собчак деньгах, в результате чего в обиходе и кухонных разговорах конкретная сумма в полтора миллиона стала называться просто "миллионами". Что, конечно, не слишком на руку оппозиции: российский народ исторически не очень любит тех, у кого в загашниках миллионы - такие деньги, понятное дело, честным трудом не заработаешь.

Сама Ксения объясняла происхождение средств просто: ее годовой доход, публикуемый в открытых источниках вроде журнала "Forbes" (а также описанный в налоговой декларации), превышает миллион долларов в год. Соответственно, с учетом накопленных за несколько лет сбережений, изъятая сумма не является для Собчак чем-то сверхъестественным. "Я не очень доверяю российской банковской системе, поэтому раз в месяц у меня происходит достаточно крупное снятие денег со счета. Снимаю и привожу домой", - заявила Собчак в интервью "Комсомольской правде".

В том же интервью она обвинила власти в разжигании классовой ненависти. "Я считаю, что все это делается, чтобы меня опорочить. Вызывают классовую ненависть. Просто все забывают, что я много работаю, что я богатый человек и никогда этого не скрывала. И про сто конвертов - это клевета. Там было несколько конвертов", - сказала Ксения.

Слова Собчак звучат вполне правдиво: бывшая ведущая "Дома-2" (самой популярной, к сожалению, программы на российском ТВ) наверняка претендует на высокие расценки в качестве ведущей корпоративов и других развлекательных мероприятий. К тому же Ксения владеет собственными рестораном "Твербуль" и кафе "Бублик" в самом центре Москвы, которые, возможно, также приносят некоторый доход.

Но как бы Собчак ни зарабатывала свои деньги, основания для их изъятия и столь длительного удержания где-то в недрах Следственного комитета представляются весьма сомнительными. И сама Ксения, и находившийся в момент обыска в ее квартире оппозиционер Илья Яшин проходят по "болотному делу" не как подозреваемые, а лишь как свидетели. Согласно же статье 35 Конституции РФ, "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда".

В Уголовном кодексе оговорены случаи, когда деньги могут быть изъяты следователями: при аресте подозреваемого или обвиняемого, если есть основания полагать, что они предназначались для финансирования терроризма, деятельности ОПГ или являлись объектом преступления. Ни один из этих случаев не касается Собчак, ибо никаких доказательств ее причастности к финансированию беспорядков на Болотной (если такое финансирование вообще имело место) следствие за три месяца так и не предъявило.

Единственным поводом подозревать Собчак, о котором открыто заявляли следователи, стал пост телеведущей в Живом журнале, опубликованный на следующий день после побоища на Болотной. Но и этот повод прямым доказательством вины считать сложно. "Вчера я приняла очень непростое решение для себя - первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка. Если бы не знала, конечно бы пошла. Я - мирный оппозиционер, который все это время отчаянно призывал власть услышать людей на улице, и, наконец, начать изменения и перестройку", - написала Собчак.

Текст, который был призван характеризовать Ксению скорее с положительной стороны, следователи прочитали как-то наискосок, сочтя, что если Собчак была в курсе готовившихся "провокаций", то просто не могла не поддержать их финансово. А поддержав беспорядки рублем (в смысле, миллионом евро), решила написать осуждающий пост и тем самым выгородить себя. То есть Следственный комитет, нарушая неприкосновенность жилища и собственности Собчак, руководствовался логическими завихрениями, которым позавидовали бы и прожженные конспирологи.

"Если бы она обосновала, что эти денежные средства получены оттуда-то и оттуда-то… Но она этого не сделала. Если мы получим ответ, что с этих денег не должно было вестись финансирование беспорядков, то средства будут возвращены", - заявил в свою очередь представитель СК Константинов на заседании Басманного суда 26 июля.

Он также опроверг обвинения адвокатов в том, что средства Собчак находятся на расчетном счете СК и ведомство получает с них незаконную прибыль. "Доводы защиты о том, что начисляются какие-то проценты, не обоснован. Следствие обязано исключить возможность использования этих денежных средств для организации массовых беспорядков", - повторил в очередной раз Константинов.

Отказ СК вернуть деньги наверняка предстает в глазах Собчак еще более обидным на фоне того, что даже главной занозе в теле Кремля Алексею Навальному вернули средства, изъятые у него при обыске. А Собчак со скрипом вернули только загранпаспорт, который изымали и вовсе непонятно зачем - его хозяйка не находилась под подпиской о невыезде, а изучить документ из четырех десятков страниц можно было бы и на месте обыска.

Сама Собчак недвусмысленно намекнула на то, что причиной ее ненавязчивой травли является личная обида Владимира Путина, с которым у "мирного оппозиционера" отношения давние и фактически семейные. "Судя по тому, как меня обозвали "самым последовательным оппонентом Путина", бабки не вернут:)", - написала Ксения в твиттере по поводу видео с саммита АТЭС, где Путину ни с того ни с сего задали вопрос о микроблоге Собчак. Дескать, скандальная теледива почем зря насмехается над полетом национального лидера с журавлями.

Над этим полетом, уж настолько впечатляюще он выглядел, в твиттере/фэйсбуке/ЖЖ не шутил только глухонемой, но Путину доложили именно про Собчак. Сделал это явно не простой корреспондент "Комсомолки" Александр Гамов, в свое время пивший чай в гостях у президента. Сама Ксения со ссылкой на знакомого осведомленного журналиста, написала, что вопрос Гамова был "стопроцентной заготовкой", а потом добавила, что "вопрос не просто подготовили а попросили его задать".

Приведенная в начале этого текста рекомендация Мосгорсуда решать вопрос о возврате денег "непосредственно со следователем", а не через судебные инстанции стала очередным выплеском сюрреализма, который столь обильно плодит в последнее время российская государственная машина. Как можно решать какой-либо вопрос с тем, кто вламывается к тебе домой без всяких оснований, отбирает у тебя деньги, а затем еще и саркастически заявляет: "Не с тем человеком вы, Ксения Анатольевна, связались"?

Вопрос риторический. Разве что, как предложил один из фолловеров Собчак в твиттере, дать этому самому следователю взятку. Ибо легальным способом доказать Следственному комитету с его своеобразной логикой, что деньги в конвертах были нужны Собчак не на революцию, а для каких-то других целей, не представляется возможным.