Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Дела бумажные обдают дождем

"Лента.ру" поговорила с учителями, которые увязли в отчетах

Несколько дней назад Минобрнауки здорово обрадовал учителей: ведомство разослало в регионы письмо, рекомендующее снизить количество запрашиваемых со школ отчетов. Необходимость заполнять бесконечную документацию - одна из главных жалоб учителей в последнее время. "Лента.ру" попыталась выяснить, насколько велик масштаб катастрофы, а заодно спросила у педагогов, что они думают о повсеместной замене обычных журналов на электронные, которые тоже, по идее, должны облегчить жизнь учителям. Однако далеко не все из них приветствуют скорый отказ от привычных "пятерок" и "двоек" на бумаге.

Всеволод Луховицкий, учитель русского языка и права московской школы-интерната "Интеллектуал", сопредседатель независимого педагогического профсоюза "Учитель"

Отчетность - одна из самых главных проблем для учителей. Составление всевозможных отчетов отнимает довольно-таки много времени: например, я трачу на отчеты пару часов в неделю - и никто мне эти часы не оплачивает. При том, что зарплата учителей не растет, а сокращается, количество различного рода отчетов увеличивается. Формулировки, которые есть в письме, надо всячески приветствовать, но, вообще говоря, происходящее напоминает мне знаменитую статью товарища Сталина о головокружении от успехов. Сначала говорили "давай-давай", потом увидели, что надо немножко сдать назад и начали отменять свои же собственные распоряжения. Хотя в министерстве и сменилась команда, но многие чиновники, тем не менее, остались на своих местах, может быть, пересели из одного кресла в другое.

Сейчас школы вынуждают переходить на новую систему оплаты труда с баллами, при которой значительная часть зарплаты учителя напрямую зависит от того, сможет ли он показать, как хорошо работает. Это неизбежно приводит к росту отчетности - учителя должны докладывать, какой процент материала пройден, какова средняя успеваемость, на сколько сотых процента стал лучше учиться каждый ребенок и так далее. И в этом смысле совершенно неважно, должен ли учитель писать отчет для районного методиста или для собственного завуча. В Москве, например, работает система СтатГрад, которая предоставляет тренировочные варианты ЕГЭ и ГИА, и по тому, как дети справляются с этими вариантами, необходимо предоставлять подробные отчеты в электронном виде. Это, кстати, тоже проблема для многих учителей, которые привыкли заполнять бумажные отчеты, и им трудно переходить на новые правила.

На мой взгляд, смысл всей этой отчетности в том, чтобы сотрудникам управлений образования было что делать. Отчеты запрашивают департамент образования, методические центры, кроме того, их могут потребовать любые "левые" для школы организации. Скажем, МВД может потребовать от школы предоставить отчет об участии детей в неформальных объединениях. Это вообще незаконное требование, и, если директор смелый, он может отказаться такие данные предоставлять.

В письме еще раз подчеркивается необходимость отказаться от ведения бумажных журналов и переходить на электронные. Достоинства электронных журналов в том, что родители могут сразу увидеть оценки своих детей, увидеть, что было задано. Но есть у электронных журналов и недостатки. Если учитель чуть-чуть отклонился от той программы, которая у него записана в электронном журнале, то возникает проблема. Если он записывает в журнал реальную тему, которую сейчас изучают дети, то к нему приходит завуч и говорит: "У тебя по плану должна быть одна тема, а ты записал что-то другое. Ай-ай-ай, как же ты, нехороший человек, так плохо сделал?" Если же он напишет то, что у него было в изначальном плане, то тут уже родители и дети могут спросить: "А почему это мы занимаемся не тем, что вы написали?" То есть учитель оказывается между молотом и наковальней. Этот недостаток можно преодолеть, разрешив каждому учителю придерживаться своего собственного варианта программы, но это уже вопрос куда более серьезных изменений [в системе образования].

На мой взгляд, электронные журналы - это благо для родителей и возможное благо для школы, но однозначно оценивать их пока рано. У нас ведь, как всегда, нет эксперимента: мы сразу решаем, что все школы переходят на электронные журналы. Проверки, экспериментального сравнения с контрольными группами - этого ничего нет. Никто не сказал, что электронные журналы эффективнее обычных - просто решили, что это надо, вот и все.

Окажет ли письмо Минобра действие или нет, зависит от того, насколько само министерство этого захочет. Если оно будет постоянно напоминать об этом, то к письму отнесутся серьезно. Если же оно один раз написало и забыло, то, значит, все это смогут проигнорировать.

Ефим Рачевский, руководитель московского Центра образования №548 "Царицыно"

Отчетность - большая проблема для школ. И основная нагрузка тут ложится на руководителей: если учитель тратит на составление отчетов два-три часа в месяц, то у директора на это уходит по семь-восемь часов. Хотя, например, в Татарстане есть единая база и там гораздо меньше отчетности, чем в других регионах. То же самое касается и Москвы. Она, кстати, с октября этого года полностью переходит на электронный документооборот, и это дополнительно позволит сократить количество отчетности. Более того, с 1 сентября этого года всем школам Москвы разрешили не вести бумажные журналы, избавив учителей от двойной бухгалтерии, когда нужно было заполнять и бумажные, и электронные журналы.

Лично я вижу в электронных журналах только позитив. Во-первых, теперь нельзя оценку сфальсифицировать. Во-вторых, оценка доступна для семьи сразу же, родителям не надо отпрашиваться с работы, чтобы приехать посмотреть журнал. В-третьих, теперь журналы не будут годами храниться в школе, а потом сжигаться. Наконец, электронные журналы смогут, наконец, избавить школы от такой учительской жалости, которая на самом деле носила деструктивный характер. Мол, ты сегодня ничего не знаешь, я тебе поставлю точку, через неделю опять ничего не знаешь - опять ставлю точку, через две недели опять ничего не знаешь - на тебе три "двойки" подряд. С электронным журналом так сделать невозможно. А те учителя, которые не хотят переходить на них потому, что боятся компьютера, - им надо в домохозяйки идти.

Сейчас очень много разных инновационных и псевдоинновационных инициатив в образовании, и по каждому инновационному шагу нужно отчитываться. Соответственно, растет и количество отчетов. А чем больше отчетности, тем больше имитации. Конечно, в отчетах можно писать только то, что на самом деле происходит, но, как мне жаловались некоторые директора, так делать страшно. Вот они что-нибудь и придумывают постоянно. Но сегодня при наличии электронных баз данных врать нельзя, потому что очень быстро поймают за руку. И это очень хорошо: чем меньше лжи хоть на каком-нибудь уровне, тем лучше.

Совсем абсурдных отчетов мало. Часто приводят в пример отчет с планом работы на год вперед, в котором, в частности, надо указать, когда именно учитель будет ликвидировать пробелы по еще не пройденным темам. Но в этом не так уж много идиотизма. В любом случае учитель обязан составить годовое тематическое планирование, это его долг. И, кстати сказать, так делают учителя в школах всего мира. Я догадываюсь, какие учителя на это жалуются, - те, кто работает бессистемно, руководствуясь исключительно полетом своей фантазии. А учитель-профессионал знает, когда он сможет проанализировать пробелы. В труде учителя нужна система, и более того, хорошо бы такие отчеты сделать открытыми, чтобы родители тоже знали, когда какая работа будет проводиться. С другой стороны, система сохраняет некоторую гибкость, и в случае форс-мажора - ну, например, ногу сломал учитель - в план можно внести изменения.

Институт "Эврика" провел исследование, которое показало, что доминирующий объем требований отчетности исходит от муниципальных и региональных органов управления образования - в разных районах по-разному. И вот лично меня волнует: что с этими отчетами делают те, кто их читает? Какие они принимают управленческие решения? Например, в каком-нибудь регионе школы составили отчеты о пробелах в знаниях русского языка, сдали их в региональное министерство. Я хочу понять, что делает региональное министерство, для того чтобы в этом районе не было пробелов в изучении русского языка. Сейчас никаких явных действий со стороны органов управления образования не заметно.

Лида Стефанова, учитель биологии московской гимназии №45 имени Мильграма

В нашей школе учителей не нагружают отчетами, этим занимается, в основном, администрация. Единственное, что мы пишем, - это отчеты по успеваемости детей раз в триместр. Кроме того, в начале года нужно сдавать годовое планирование курса, но оно примерное, его не надо жестко придерживаться. Мне кажется, что основную роль здесь играет организация процесса в самой школе: при желании администрация может очень здорово разгрузить учителей от бумажной работы.

Введение электронных журналов, по моему мнению, это прекрасная идея. В нашей школе бумажные журналы используются только в 11 классе. Это очень полезно и удобно. Очень здорово, что благодаря электронным журналам у учителя есть непосредственная и оперативная связь с родителями: если ты пишешь какое-то замечание ученику, то они сразу же его видят. Это дает дополнительный контроль за процессом обучения.

Олег Парамонов, заслуженный учитель русского языка и литературы, победитель Всероссийского конкурса "Учитель года-93" (Брянск)

Я бы сказал, что бумагомарание - самый страшный бич для педагогики. Учителя оказались в положении зайца из того анекдота, к которому волк по-прежнему пристает, только писанины прибавилось. Настоящим творческим учителям не надо мешать, а эти бумаги, которые на нас сыпятся, как вал, - это и есть самая главная помеха. У нас сейчас даже не как у Маяковского в "Прозаседавшихся", когда дела бумажные обдают дождем: это ливни, тайфуны, от которых надо спасаться. Или спасать учителя.

У учителей на написание отчетов уходит больше времени, чем на сами уроки и подготовку к ним - где-то 70 процентов времени они на это тратят. Напиши подробный план всего, конспект, отчитайся за то, что ты провел кружковую работу, распиши, какие внеклассные мероприятия ты ведешь, и так далее. Я поэтому и ушел из школы, где проработал 37 лет, что не хочу знать, что это за отчеты. Заметное прибавление количества писанины началось после того, как начался нацпроект "Умная школа". Он, например, предполагает, что учителю будут давать премию в 100 тысяч рублей за то, что он хорошо отчитается - то есть не за уроки премия, не за качество, а за бумаги.

На мой взгляд, большинство отчетов в принципе бессмысленны. Главный отчет - это ученики, которые чего-то достигли в этой жизни, их поступление в вузы. Надо стремиться к знаниям, а не к формальной отчетности. А все эти бесконечные бумаги нужны только чиновникам в министерстве, чтобы они могли отчитаться.

Что касается электронных журналов, то я вообще плохо отношусь ко всему, что мешает естественному непосредственному общению учителя и ученика. Со школьниками перестали говорить человеческим языком. Когда компьютеры только появлялись, да, это было здорово. Но теперь это есть в каждом доме, и дети просто истосковались по живому общению.