Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Беззащитная Pussy Riot

В Мосгорсуде рассматривают жалобу на приговор панк-группе. Репортаж "Ленты.ру"

В 10 утра в понедельник, 1 октября, на бетонной плите недалеко от здания Мосгорсуда уже стоял мужчина с плакатом "Агент Гундяй - Pussy не пыль". Судебное заседание по кассационной жалобе на приговор Pussy Riot началось часом позже. Тем временем противники и сторонники панк-группы давали интервью десяткам журналистов за серым решетчатым забором суда - под присмотром кордонов судебных приставов и полицейских.

Первое заседание по кассационной жалобе на приговор ничем не отличалось от заседаний в Хамовническом суде, где 17 августа 2012 года трех участниц группы Pussy Riot - Надежду Толоконникову, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич - судья Мария Сырова приговорила к двум годам колонии. Сырова согласилась с обвинением, что девушки совершили хулиганство в составе организованной группы. На алтаре храма Христа Спасителя они исполнили в разноцветных балаклавах песню "Богородица, Путина прогони!", чем, по мнению суда, оскорбили чувства верующих. В понедельник перед Мосгорсудом - так же, как и в августе - православный активист Кирилл Фролов рассказывал, что "акцию Pussy Riot организовали те же люди, что и Болотную площадь". В нескольких метрах от него стояла группа поддержки группы, скандировавшая "Свободу Pussy Riot". Кроме того, этот лозунг по традиции был написан у них на значках и наклейках.

Заседание началось практически без опозданий - в 11:00. Когда трех осужденных заводили в зал, в коридоре у телевизора с прямой трансляцией рассаживались пенсионерки в платках и вязаных беретах. Трое мужчин в кожаных куртках, с металлическими бляхами на ремнях и в черных футболках "Православие или смерть" проникли в зал следом за журналистами. Толоконникова появилась в суде в своей обычной одежде - синей майке с желтой надписью "No pasaran", Алехина - в черно-синем платье; Самуцевич успела сменить прическу - с каре на короткую стрижку с длинной челкой.

Как только в зал вошла тройка судей, Екатерина Самуцевич заявила, что у нее есть ходатайство. Судья Лариса Полякова попросила ее подождать, пока она представит состав суда, а затем выяснит, желает ли кто-то заявить этому составу отвод. Лишь после этого Полякова обратилась к Самуцевич, уже несколько раз пытавшейся встать с места, и спросила, есть ли у нее ходатайства. "Хочу отказаться от услуг своего адвоката [Виолетты] Волковой, так как моя позиция по уголовному делу не совпадает с ее позицией, - сделала сенсационное заявление осужденная. - Не хотела бы говорить, в чем, но у меня будет договор с другим адвокатом, мы не успели его подписать". Ранее никто из осужденных не заявлял о принципиальных разногласиях со своими защитниками, группа даже выступила с официальным заявлением, в котором попросила выдвинуть адвокатов кандидатами на Нобелевскую премию мира.

Заявлению Самуцевич ни Толоконникова, ни Алехина не удивились. Во всяком случае, они не показали это на публике - и заявили суду, что не возражают против ходатайства, потому что "Екатерина имеет право на защиту". Впрочем, упомянули, что сами от защитников отказываться не намерены. Против выступил один из адвокатов пострадавшей стороны - Алексей Таратухин. "Я привык опираться на факты, - сказал он, поправляя галстук. - А никаких иллюстраций о том, что у нее есть иное соглашение, суду не предоставлено". По мнению прокурора, ходатайство Самуцевич об отказе от адвоката необоснованно. "У нынешнего адвоката есть ордер. Этого достаточно", - пояснил он.

Когда судья удалилась принимать решение, девушки смеялись, переговаривались, активно жестикулировали и листали журнал. Алехина остановилась на статье с большим портретом Михаила Ходорковского. Когда смех участниц Pussy Riot становился слишком громким, приставы делали осужденным замечания. Судьи вышли из совещательной комнаты уже через десять минут. Ходатайство Полякова не приняла. "Не пояснено, в чем расхождение", - начала говорить судья, когда ее перебила вскочившая с лавки Самуцевич. "Я не обязана объяснять вам, в чем расхождение. Вы не имеете права, я отказалась от защиты и осталась без адвоката!" - пыталась она громко объяснить Поляковой свое положение. В конце концов, Самуцевич сказала, что у нее есть письменное заявление об отказе от услуг адвокатов Виолетты Волковой, Марка Фейгина и Николая Полозова. Бумагу передали судье, которая начала опрос Самуцевич уже более серьезным тоном.

- Новый адвокат есть, - начала пояснения осужденная. - Но он не успел в пятницу приехать в СИЗО и заключить договор. По УПК у меня есть пять дней на выбор защитника, если я отказываюсь от адвоката.
- Почему это по УПК у вас есть пять дней? - поинтересовалась судья.
- Потому что это право любого!
- Понятно.

"Беспредел будет, если у одной из нас не будет адвоката", - заявила Толоконникова, которую поддержала Алехина. Адвокат потерпевших Лариса Павлова начала высказывать свою позицию к ходатайству издалека - и сначала эта позиция казалась резко отрицательной. По ее мнению, суд присутствовал "при домашней заготовке адвокатов", а участники процесса "уже слышали дикие ходатайства в суде первой инстанции". Павлова долго объясняла, что на следующем заседании с таким же ходатайством могут выступить Алехина и Толоконникова. А у последней, по мнению Павловой, позиция по делу вообще не сформулирована, поэтому в любой момент может разойтись с позицией адвоката. Но в конце, после замечания судьи "говорите по делу", защитница неожиданно заявила, что ходатайство нужно поддержать. С ней согласился прокурор. Перед тем как удалиться в совещательную комнату, судья долго выясняла, кто из адвокатов какую девушку защищает. Второй раз решение судьи принимали уже полчаса - и постановили все же удовлетворить ходатайство Самуцевич "об отводе адвоката": в какой-то момент отказ от адвоката сменился на отвод. Это значит, что защитники останутся в процессе - как адвокаты Алехиной и Толоконниковой.

Заседание Полякова перенесла на 10 октября 2012 года и посоветовала адвокатам принести на него ордера на защиту своих клиентов. Если адвокат защищает двух девушек, то и ордеров нужно два, провела юридическую консультацию Полякова.

Позже адвокат Виолетта Волкова призналась, что для нее неожиданностью решение Самуцевич не стало. О том, что та будет отказываться от защиты, Волкова узнала в пятницу, 28 сентября. Отец осужденной Станислав Самуцевич рассказал, что пытался отговорить дочь от этого решения. "Я считаю, что это ничего не решило бы, на приговор не повлияло, а только бы затянуло процесс", - заявил он журналистам. Муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов объяснил смену защиты "техническим моментом". "Ничего серьезного - иначе Катя бы сказала. Раскаиваться она точно не будет, Катя сильная женщина", - пояснил Верзилов.

Но на импровизированной пресс-конференции перед Мосгорсудом Марк Фейгин, Виолетта Волкова и Николай Полозов объявили журналистам, что не исключают худшего сценария: решение Самуцевич может быть связано именно с позицией по признанию вины. Фейгин уверенно заявил, что от защиты девушка отказалась, в том числе, и "под влиянием своего окружения, с которым общалась не на суде". Журналистам удалось только выяснить, что это не люди из арт-группы "Война". "Не хотел бы рассказывать подробности", - заявил сразу же после оговорки Полозов. А Фейгин вдруг вспомнил, что закон в принципе "запрещает ему говорить об этом". "Через детей, защитников пытаются найти разные способы давления на девушек, - стал путано объяснять Фейгин. - Думаю, это связано с тем, что они не признают вину, а власти надо взять ситуацию под контроль: дело приобрело огромный резонанс, в том числе и за рубежом. Но это только, так сказать, мои умозаключения".

Адвокаты давали интервью на фоне привычного церковного пения противников Pussy Riot. Противники стояли с иконами в руках - под предводительством православного активиста Дмитрия Энтео, одетого, что характерно, в синюю футболку с надписью "No pasaran" - такую же носит Толоконникова. В нескольких метрах от них сторонники Pussy Riot кричали: "п****ц сексистам, е****м путинистам".

Россия00:0317 октября

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?»

Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей