Новости партнеров

Экстремизм по праздникам

Репортаж "Ленты.ру" о ликвидации боевиков в Казани

Уже второй раз в 2012 году из столицы Татарстана поступают новости, больше похожие на сообщения с Северного Кавказа. В июле - накануне священного для мусульман месяца Рамадан - здесь был убит заместитель муфтия республики Валиулла Якупов, а сам муфтий Илдус Файзов получил тяжелые ранения. В канун исламского праздника Курбан-Байрам, 24 октября, в Казани прошла антитеррористическая операция "Эдельвейс", которую трудно назвать успешной. Погиб спецназовец ФСБ; идеолога покушения на духовных лидеров Татарстана, который и был главной целью силовиков, в захваченной квартире не оказалось.

Улица Химиков - это северная промышленная окраина столицы Татарстана. Рядом - ТЭЦ, огромная территория Казанского вертолетного завода и примыкающего к нему грузового терминала. На самой улице нет толком даже тротуара, лишь щебенка кое-где и пятиэтажные хрущевки, стоящие в несколько рядов. В одной из них, в квартире на первом этаже дома №25, и произошел инцидент. Настолько серьезный, что поначалу заговорили: в Казани чуть ли не режим контртеррористической операции (КТО) введен. Национальному антитеррористическому комитету (НАК) впоследствии пришлось спешно опровергать эту информацию.

На самом деле 24 октября около 14:45 по московскому времени здесь началась межведомственная спецоперация, которой дали имя "Эдельвейс". Было установлено, что в одной из квартир дома №25 находится Роберт Валеев - 35-летний подозреваемый в убийстве заместителя муфтия Татарстана Валиуллы Якупова (он был застрелен в Казани 19 июля 2012 года) и в покушении на убийство самого муфтия Илдуса Файзова (в его автомобиле сработало взрывное устройство, духовный лидер республики получил серьезные ранения, но остался жив). Участники спецоперации не исключали, что в квартире мог также находиться 36-летний "амир моджахедов Татарстана" Раис Мингалеев, называвший себя организатором покушений на Якупова и Файзова. Мингалеев с Валеевым - приверженцы радикального ислама.

Операцию спланировали заранее, этот факт "Ленте.ру" подтвердили в следственном управлении Следственного комитета по Татарстану, и на сайте НАК ее называют "долгосрочной специальной операцией". Но план то ли был недостаточно хорош, то ли не сработал. Когда в квартиру ворвались бойцы спецназа ФСБ, один из находившихся там людей тут же совершил самоподрыв. Данные расходятся: он либо взорвал ручную гранату, либо привел в действие "пояс шахида". Один спецназовец погиб, второй получил ранение. По некоторым сведениям (их татарский СК не подтверждает, но и не опровергает), это были бойцы из Москвы, прибывшие в Казань за несколько дней до операции. Больше о них неизвестно ничего, ФСБ отказывается разглашать даже имя погибшего. Официально операцией руководил министр внутренних дел республики Татарстан Артем Хохорин. Сообщения ряда СМИ о том, что второй спецназовец позже скончался в больнице, силовики опровергают.

Штурм затянулся почти на три часа. Оставшийся в живых после взрыва боевик открыл по силовикам огонь из пистолета, зазвучали ответные выстрелы. Из раскуроченного окна квартиры валил дым, местные жители затихли в квартирах - или разбежались, некоторых эвакуировали. Приехали пожарные, ОМОН, спасатели, представители практически всех силовых структур. Второй мужчина был застрелен уже после того, как участники операции блокировали дом со всех сторон: шансов сбежать у него не было. Вечером того же дня в нем опознали Роберта Валеева; смертником оказался 28-летний Рустам Кашапов, работник ОАО "Казанский жировой комбинат". В конце июля 2012 года его арестовывали по делу о покушении на муфтия Файзова, но, получается, отпустили.

Раиса Мингалеева, ранее объявленного в международный розыск, в квартире не оказалось.

По Казани сразу поползли слухи, что одновременно с взрывом на улице Химиков произошло еще два взрыва, но только уже в центре - на улице Пушкина и в районе канала Булак. Говорили также, что кроме двух убитых бандитов участникам операции якобы удалось захватить живой некую женщину. МВД и СК Татарстана опровергали эти сведения на протяжении двух дней.

Рано утром 25 октября первый подъезд дома №25 был оцеплен полицией. На месте того, что раньше было квартирой, работали эксперты в штатском и следователи СУ СК по Татарстану. Ближе чем на десять метров к разбитым окнам не подпускали, но и с такого расстояния было видно, что помещение еще не скоро будет пригодно для жилья: копоть на стенах, разбитые стекла и лампы, осыпавшийся потолок. Эксперты передавали следователям какую-то пружину (ее бережно упаковали в пакет для вещдоков), фотографы и операторы снимали лежащий на траве обгоревший документ - возможно, чей-то паспорт. В описи вещдоков фигурировал даже какой-то гарантийный талон.

Небольшая группа пенсионеров из окрестных домов была немногословна. Квартира опасным жильцам не принадлежала, они ее снимали. На самих арендаторов никто из пенсионеров внимания не обращал. "Неприметно жили, тихо, - говорит одна из женщин. - Да и что нам за ними смотреть". Спросил, давно ли сюда заходил участковый полицейский. "Ходит-ходит", - заговорили наблюдатели хором. К вечеру 25 октября осмотр квартиры и добыча вещдоков завершились.

Надо отметить, что у дома №25 по улице Химиков не самая лучшая репутация. 11 января 2012 года полиция уже штурмовала здесь квартиру (правда, по заверениям МВД Татарстана, не ту, где проводилась операция "Эдельвейс", а другую - на пятом этаже), в которой забаррикадировался радикальный исламист, 38-летний уроженец Узбекистана Рустам Юсупов. Он был объявлен в розыск после того, как в его узбекском доме взорвалась самодельная бомба. После операции Юсупов был убит, причем один из полицейских при захвате получил тяжелые ножевые ранения.

Следственными органами по факту происшедшего на улице Химиков возбуждено уголовное дело по статье 317 УК РФ ("посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов") и части второй статьи 222 УК РФ ("приобретение и хранение оружия группой лиц по предварительному сговору"). Это дело сразу объединили с тем, что возбудили 19 июля - по факту покушения на убийство муфтия Духовного управления мусульман Татарстана и убийства его заместителя.

Мингалеев и Валеев стали основными подозреваемыми в покушении на муфтия и убийстве его заместителя в начале августа. Идеологом покушения считается Мингалеев. Якобы это он выпустил видеообращение, в котором отрекомендовался как "Мухаммед - амир моджахедов Татарстана" и сказал, что преступления были совершены по его приказу. Позже в интернете появилось видео с его похорон - утверждалось, что "амир моджахедов Татарстана" вроде как умер от малярии. Однако в спецслужбах не верят, что похороны были настоящими.

Биография застреленного Валеева наводит на мысль, что он был скорее обычным бандитом. Еще в 1996 году его впервые осудили сразу по двум статьям: за захват заложника и за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. В 2002 году Валеев был осужден за кражу, а в 2007-м добавил себе судимость за незаконное приобретение наркотиков. Еще об одном объявленном в розыск подозреваемом в покушении на муфтия Альберте Исмагилове (он тоже ранее был дважды судим - за умышленное убийство и вымогательство) в ходе операции "Эдельвейс" ничего не сообщалось. Всего основных подозреваемых четверо, но имя последнего в правоохранительных органах не называют.

Духовное управление мусульман Татарстана хранит молчание по поводу инцидента. "Мы не получали никаких сообщений из ФСБ и не уполномочены комментировать инцидент", - говорит "Ленте.ру" руководитель аппарата духовного управления Ришат Хамидуллин. Я спрашиваю его про актуальность проблемы религиозного экстремизма в республике, но Хамидуллин вновь вежливо отказывается от комментариев. При этом в структуре духовного управления мусульман Татарстана есть целый отдел по противодействию экстремизму.

Среди местных экспертов одинаково распространены две противоположных идеи. Первая заключается в том, что тема религиозного экстремизма раздута и выгодна Москве, а не Казани, поскольку бьет по самостоятельности Татарстана - региона, в котором со времен распада СССР стремились держать дистанцию с федеральным центром.

Вторая идея в том, что религиозные экстремисты в Татарстане и других регионах Поволжья не просто есть - их много и становится больше, а региональные власти это просто проморгали. "Очень заметно число "лесных" (сторонников радикальных течений ислама, ушедших в бандподполье - прим. "Ленты.ру") кавказцев в татарских мечетях. Только если раньше они были на пассивных ролях, то теперь в мусульманских общинах они играют значительно более активную роль. Переезжая в Поволжье, многие "лесные" устраиваются в частные охранные агентства, где имеют доступ к оружию. Такая ситуация есть и в Казани. Здесь они начинают активно среди татарской молодежи вести дагват (пропаганду), объясняя, что такое 'чистый ислам'", - говорил вскоре после покушения на муфтия и убийства его заместителя руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов.

"Ситуация только ухудшилась. Инцидент на улице Химиков показал, что татарские вахаббиты научились использовать пояса шахидов. У них появилась смелость их использовать, - говорит Сулейманов уже в беседе с "Лентой.ру". - Новости из Казани все чаще напоминают новости из Назрани или Махачкалы". Криминальное прошлое некоторых религиозных экстремистов его не удивляет. "Они стали религиозными фанатиками именно в тюрьме, - считает Сулейманов. - Встретились там с отбывающими наказание убежденными вахаббитами и поддались их проповедям о чистом исламе. Сращивание криминала и религиозного экстремизма будет продолжаться - есть потенциал".

Несмотря на праздничный день, улицы Казани почти пустые: столпотворения в связи с Курбан-Байрамом были только с утра у мечетей. Мы едем по городу с главой правозащитной ассоциации "Агора" Павлом Чиковым. "Эта история никак не повлияет на атмосферу в городе и на безопасность в нем, - говорит он. - К ней в Москве внимания больше, чем здесь. А Казань явно не воюющая территория, куда ни посмотри".

"Не дом на улице Химиков, а какая-то малина, только не воровская, а террористическая, - удивляется Чиков уже в офисе "Агоры". - А так все очевидно: велась оперативная разработка, место проживания этих двух тоже было установлено заранее. Только вот вместо идеальной картины - бандиты задержаны, взяты под стражу, приговорены судом и отбывают длительное наказание - три трупа. Вопрос прав человека тут возникает автоматически. Нельзя ли было исключить гибель своего сотрудника и подозреваемых? Что пошло не так и кто понесет за это ответственность? Считаю, что в рамках дела, возбужденного СК, ответы на эти вопросы должны быть. И хотелось бы получить, куда больше, чем констатацию - все умерли, дело закрыто".