Мы диагносты, но не провокаторы

Главный редактор "Газеты.ру" о перезапуске сайта и миссии издания

Интернет-издание "Газета.ру" перезапустило сайт на новом макете и представило новый логотип. Одними из главных изменений стали более простая и понятная навигация, более четкое разделение между разными форматами, а также гибкая главная страница, которую редакция может быстро наполнять материалами в соответствии с интересами читателей и релевантностью событий. Главный редактор "Газеты.ру" Михаил Котов рассказал "Ленте.ру" о причинах и целях перезапуска, а также объяснил, чем принятие новых ограничительных законов вредно для медиаиндустрии, почему журналист должен быть всегда оппозиционен и почему власти невыгодно затыкать рот независимым СМИ.

Наша цель - время, проведенное читателем на сайте

"Лента.ру": Как и когда к вам пришла идея перезапуска "Газеты.ру"?

Михаил Котов: Любое интернет-издание в какой-то момент понимает, что ему становится тесно в том макете, в котором оно живет. Это связано с несколькими причинами. Первая проблема - читателю уже не совсем удобно пользоваться сайтом, мы же хотим, чтобы он получал всю информацию, которую мы производим и считаем важной. Второй момент заключается в требованиях рекламодателей. По мере роста издания рекламодатели хотят получать все больше площадей и возможностей для рекламы. Третья, немаловажная, вещь - новые технологические решения. Исходя из этих трех основных вещей, мы и стали менять макет.

Одной из главных наших целей было сохранить преемственность макета. Читатель, заходя в "Газету.ру", должен понимать, что он находится именно на "Газете.ру", а не на каком-то совершенно новом сайте. При этом мы хотим сделать лицо "Газеты.ру" более узнаваемым. Иногда смотришь на наши российские издания и не всегда понимаешь, в каком из них ты находишься. Нет четкого стилевого отличия от других изданий.

Понимание того, что нам тесно в старом макете, пришло года полтора назад. Мы провели ряд исследований, чтобы получить обратную связь и понять, в каком направлении двигаться. Читатели говорили, например, что им хочется большей прозрачности, более четкого разделения между сущностями "Газеты", а также понимания того, куда им пойти дальше, если они хотят получить больше информации. Мы изменили навигационный бар, а на первой полосе четко построили три вертикали, которые уже существовали в "Газете.ру".

Первая - это новости, которые появляются и обновляются с большой скоростью, до пяти-шести новостей в час; короткие сообщения собственных корреспондентов и информагентств. Вторая вертикаль - события, которые мы считаем важными, интересными и над которыми работает основная часть редакции. Это заметки (или статьи) с мнениями экспертов, комментариями причастных к событию людей - иными словами, новости с подробностями. Эти заметки остаются нашим основным форматом, поэтому второй вертикали на первой полосе отдана большая часть. Третья вертикаль - мнения или комментарии; там публикуются наши колумнисты и блогеры, привлеченные эксперты. Отличие между ними проходит по профессиональному признаку, по пониманию сути события. Эксперт находится глубоко в теме, дает внутреннее понимание произошедшего. Колумнист дает собственный взгляд.

Мы проводили еще одно исследование, которое нам показало, как человек читает "Газету.ру". Мы выяснили, что большинство кликов приходится на первые два-три "экрана". До "подвала" или архива практически никто не доходит, поэтому мы решили заменить архивные материалы блоковой системой, в которую можно вытаскивать интересные и развлекательные материалы. Эта система позволяет нам, ориентируясь на интересы читателей и происходящие события, быстро менять наполнение первой полосы. Гибкость является одной из самых важных новинок в "Газете". Теперь у нас фактически любой материал может встать на любое место на первой полосе, и это займет считанные минуты. Таким образом, мы сделали первую страницу "Газеты" меньше, но при этом более актуальной.

Зачем "Газете" вообще нужен формат блогов? Это не совсем обычная идея для общественно-политического издания - привлекать к обсуждению и читателей, и журналистов иных СМИ.

Мы долгое время не вводили блоги, хотя колумнисты у нас были практически с самого начала. Когда я пришел в 1999 году, в "Газету" уже привлекали известных журналистов писать колонки: Наталию Геворкян, Александра Кабакова, Григория Горина. Одну колонку нам даже написал Борис Стругацкий. То есть известные, маститые журналисты и писатели высказывались на злободневные темы. Позже стало понятно, что это немного тяжеловесный жанр - блоги же легче, интерактивнее. Во-первых, человеку необязательно писать на злобу дня, а можно брать более широкие темы. Понятно, что это не уровень "золотых перьев", скорее молодой взгляд на происходящее. Во-вторых, блогеры могут вступать с читателями в переписку, спорить. Это пока не очень активно развито, но, мне кажется, что это одно из перспективных направлений. Интерактивность все больше и больше становится свойственной интернет-изданиям: читатель хочет отвоевать собственное место в традиционных СМИ. Мы хотим не только получать новостную информацию от блогеров и из соцсетей, мы хотим слышать мнение обычного читателя. И в этом отношении мы будем двигаться дальше.

Почему с обеих сторон экрана идут пустые полосы?

Здесь есть два момента. Во-первых, "резиновая верстка" - то есть когда "Газета" растягивалась на весь экран - уже не актуальна, от нее многие отказываются. Практически у всех СМИ есть фиксированный размер страницы. Во-вторых, это пожелание коммерческой службы: теперь мы можем брендировать полосы. С брендированием работают уже многие издания, а мы не могли этого сделать из-за "резиновой верстки", приходилось все время что-то хитрое придумывать.

Макет для нас создал Сергей Максимов, который сделал сайты "Маркер", Time Out, некоторое время работал с Life News. У него достаточно серьезный опыт.

Кроме того, у нас появляется новый логотип, который разработан студией Лебедева. Мы долго искали графическое решение для "Газеты.ру": с одной стороны, нам хотелось подчеркнуть, что мы журналисты; с другой стороны, мы все-таки цифровое издание; с третьей, логотип должен соответствовать нашему названию. Поэтому теперь он представляет собой стилизованную под перо букву "G". Мы также приобретаем новую цветовую гамму - бордовую - более заметную, имеющую свое определенное лицо. С помощью логотипа мы хотим в том числе усилить наш бренд, чтобы он стал более заметным.


Новый дизайн

Не боитесь падения трафика после смены дизайна?

Речь не идет о том, боимся мы или нет. Тот макет, который сейчас запускается, будет только первым этапом обновления. Это как с ребенком: его нужно родить, а потом воспитывать. Поэтому у нас будут какие-то изменения, основанные на тех исследованиях, которые мы проведем после запуска. Мы очень ждем отзывов наших читателей и специалистов. Только в интерактивном общении мы сможем сделать так, чтобы наш читатель получил то, что он хочет получить от "Газеты".

Мы уже не раз меняли макет, и если в какой-то короткий момент что-то теряли, то по прошествии большого периода времени только выигрывали. Если при создании предыдущего макета у нас была цель увеличить число просмотров, то нынешняя цель - время, проведенное читателем на сайте. Мы видим, что большая часть наших читателей приходит через первую полосу - порядка 50-55 процентов. У нас очень лояльная аудитория, и для нас это важно. Мы стараемся на первой полосе сделать так, чтобы читателю было что посмотреть, чтобы он быстро мог войти в поток новостей, а мы должны его подхватить и провести по всей "Газете". Кроме того, в последнее время много людей стало заходить через социальные сети непосредственно в материал, минуя первую страницу. И мы думаем о том, как с конечной страницы читателя провести по всему сайту с помощью навигационных инструментов, стать проводником в лабиринте "Газеты.ру".

В разделе "Мультимедиа", состоящем из фото, видео и инфографики, какой из форматов для вас основной? Последнее время вы очень активно занимаетесь видео, у вас появились собственные видеорепортажи с закадровым текстом.

Мы являемся газетой, основа для нас - текст. А видео, фото, инфографика - пока лишь дополнительные инструменты подачи материала. И нельзя здесь выделить самое главное. С видео мы начали работать недавно, пока еще пробуем разные форматы. Понятно, что если ожидаются какие-то волнения возле здания суда, например, то нужно обязательно сделать видео. Мы также делаем короткие новостные репортажи, актуальные интервью, запустили программу "Предметный разговор" - к нам приходит известный человек, либо специалист в какой-то области, а наша ведущая, Маша Цыбульская, с ним разговаривает на "горячие" темы.

Будут ли еще какие-то телепередачи, возможно, в виде совместных проектов с телеканалами?

Идей очень много, но нужно понимать, что мы сами зарабатываем деньги и живем по средствам. Новые проекты мы должны оценивать и с редакционной, и с коммерческой точки зрения. То есть, достаточный ли будет интерес аудитории для того, чтобы мы могли не только вернуть вложенные деньги, но и на этом заработать.

Каково количество просмотров у ваших видеороликов?

Для хороших роликов - несколько тысяч. Интересно, что хотя развлекательный контент смотрится лучше, чем серьезный, некоторые выпуски "Предметного разговора" просмотрело не меньше человек, чем развлекательные видео. Для меня это знак того, что мы движемся в правильном направлении. Понятно, что мы не можем пока конкурировать с видеоплощадками, но мы можем предложить оригинальный подход, что мы и пытаемся делать с помощью приглашенных ньюсмейкеров или отбора видеоинформации.

Инфографика - тоже важный формат. Например, во время выборов в Москве мы могли написать текст, сколько на каком участке проголосовало за этих, а столько-то за тех, но мы взамен сделали инфографику. С помощью нее мы показали, что в одном районе, например, за "Единую Россию" проголосовали 80 процентов избирателей, а в соседнем - 20, что наводит на определенные мысли. Инфографика дает нам возможность показывать голые факты, и нас как журналистов нельзя обвинить в предвзятости. Мы, в отличие от бумажной прессы, можем использовать различные новые инструменты, чтобы дать читателю понять, что предоставляемая информация максимально объективна и правдива.

Нас выталкивают из нормального диалога с властью

Если отойти от конкретных практических изменений, основная идея "Газеты.ру" остается той же?

Наша редакционная политика не меняется. Мы продолжаем оставаться общественно-политическим изданием, которое разделяет европейские ценности. Мы хотим, чтобы, с одной стороны, читатель получал максимально объективную информацию, а с другой, сохранялась определенная позиция "Газеты", которая базируется на современных ценностях: гражданских свободах, прозрачности власти, исполнении законов и других всем понятных вещах. С этой позиции мы рассматриваем то, что происходит в нашей стране и в мире. Именно поэтому мы часто обращаем внимание на какие-то недостатки нашей системы. И не только политической. Мы выступаем как доктор-диагност: никто не любит, когда ему говорят, что он болеет, но без понимания того, что происходит с тобой, с твоим организмом, с твоей страной, невозможно двигаться дальше. В этом и есть миссия нашего издания: давать человеку объективную информацию, показывать ему реальное положение дел. Именно на это заточены журналисты "Газеты.ру".

И насколько больна страна?

Это очень серьезный и слишком абстрактный вопрос, чтобы ответить на него однозначно. Мы понимаем, что есть достаточно большие проблемы с личной безопасностью; коррупцией; законсервированностью власти, с функционированием судебной системы, отсутствием социальных лифтов и так далее. И во многом они основаны на проблемах культурного и этического характера. Люди выходили на площадь, в том числе, из-за несправедливости и обмана, из-за отсутствия перспектив, они хотели быть услышанными и принимать деятельное участие в жизни страны, тем самым работая на себя и своих близких. Хорошо бы, если бы власть прислушивалась к таким людям.

Как журналисту сохранить объективность в этой ситуации? Если журналист придерживается европейских, либеральных ценностей и при этом видит все, что происходит вокруг, - как ему удержаться и не кричать об этом на всех углах, как это делал, например, "Большой Город" со своих обложек?

Говорят, что журналистика - это зеркало. Полная объективность создается в совокупности всех изданий: читатель сам вправе выбирать и решать, кому доверять больше. В нашей стране журналистика превратилась в кривое зеркало, потому что мы имеем слишком большую долю государственных СМИ, которые не всегда объективны, - они порой показывают не ту страну, в которой мы живем. При этом большинство узнает новости именно от центральных каналов. В этой ситуации независимые СМИ сдвинуты на периферию, а их журналистам очень сложно оставаться объективными, потому что все их нутро протестует против сложившегося положения вещей.

Я все равно выступаю за то, что журналист должен быть с холодной головой, критически подходить к любой информации, должен ее переосмысливать, проверять. Если мы говорим об информационном жанре, там не должно быть личности журналиста, должны быть только факты, мнения всех сторон, которые участвуют в событии. Если мы говорим о журналистике мнений, вот там журналист может проявить свою гражданскую позицию, личное отношение к происходящему. В последнее время публицистический жанр стал очень актуальным, с развитием социальных сетей, с развитием блогерских платформ - видимо, от нехватки свободы слова в нашей стране. Но журналистика мнений никогда не должна подменять журналистику фактов.

На мой взгляд, журналист всегда оппозиционен - оппозиционен не в смысле политической позиции, а в плане критической оценки любой информации. Мне все равно, кто говорит неправду: Путин или Навальный. К политике нужно всегда критически относиться. Хорошо, поменяется все во власти местами, что будет дальше? Мы станем государственным СМИ? Нет. Мы также будем критиковать тех, кого, условно говоря, изберет Болотная.


Старый дизайн

А что вообще происходит в последний год с общественно-политическими СМИ? Мы наблюдаем принятие большого количества законов, с помощью которых усиливается давление власти на прессу. Как, на ваш взгляд, например, скажется возвращение статьи за клевету, которая уже успела вас коснуться?

После бурного прошлого года пошла реакция, и не только политическая (дела по Болотной, Pussy Riot), но и в химическом смысле слова – началось законодательное кипение. Мне кажется, что в какой-то момент у власти создалось впечатление, что если о проблеме не говорить, то ее как бы и нет. Такая позиция страуса с головой в песке. Создалось ложное впечатление, что будто это СМИ виноваты в выступлениях, которые произошли в период выборов. Еще раз: мы отражение действительности! Мы диагносты, но не провокаторы.

Можно, конечно, сказать, что мы неправильно диагностируем, а можно просто заткнуть нам рот. Сейчас такое ощущение, что хотят именно избавиться от диагностики. Возвращение статьи "О клевете" в уголовный кодекс, принятие закона "О защите детей" - это попытки тем или иным образом повлиять, прежде всего, на независимые СМИ. Но нечего на зеркало пенять... Можно разбить зеркало, а можно сходить к пластическому хирургу. Но если ты разобьешь зеркало, куда потом будешь смотреться? Откуда люди, принимающие решения, будут черпать информацию, если у нас останутся только дикторы центрального телевидения? Уже сейчас чувствуется нехватка информированности самих чиновников. И общественные процессы никуда не денутся, они все равно будут развиваться. В следующий раз грохнет так, что не успеют очухаться.

Есть и обратная история: власть же хочет через СМИ доносить и свою позицию, но не может сама пробиться через пресс-службы и пиар-компании, которыми она обложилась. Ни для кого ни секрет, что последние два года первые лица встречаются в закрытом режиме с главными редакторами ведущих изданий, чтобы пояснить свою позицию. Это говорит о том, что у них нет возможности напрямую общаться со СМИ, потому что стоит целая серия фильтров.

И это только часть проблемы. А например, из-за оторванности власти от индустрии, происходят вещи, которые могут привести к неприятным последствиям для медиабизнеса. Вот был принят законопроект о том, что СМИ не имеют права рекламировать алкоголь. Идея прекрасная, мы все хотим, чтобы все были живы и здоровы, чтобы никто из нас сильно не пил. Но законодатели отобрали большой кусок доходов у средств массовой информации, а что взамен? Дали ли СМИ послабление налогов, например? Они обсуждали это с индустрией? Или чиновники проводят закон в защиту детей от вредной информации, а где исследования, что "Газета.ру" каким-то образом навредила детям?! Покажите мне и, если это будет убедительно, соглашусь, но я не вижу исследований. Прошло уже какое-то время, а где мониторинг того, как введенный законопроект повлиял на обстановку, стало ли меньше суицидов? Дети стали более здоровыми?

В понедельник проходило открытое заседание Комитета по информации в Госдуме, и я как раз говорил об этом. Нужно исходить из презумпции добросовестности медиаиндустрии. Не мы являемся источником проблем, о которых власть все время пытается говорить. Мы законопослушные и добропорядочные и хотим такими быть, чтобы оставаться серьезным СМИ. Но всеми ограничениями нас выталкивают из нормального диалога с властью: мы начали отвечать за комментарии читателей; против нас ввели закон об уголовной ответственности за клевету; нас маркируют "18+" и так далее. Сейчас любому блогеру живется гораздо вольготнее: в большинстве случаев он не попадает под юрисдикцию РФ, он не зарегистрирован как СМИ. Центр по борьбе с экстремизом может, конечно, обратиться к руководству социальной сети, чтобы те заблокировали его аккаунт, но это будет достаточно сложно сделать.

Из-за инициатив властей мы теряем свои конкурентные преимущества, нас лишают денег и возможности спокойно работать по закону. Все это может привести к так называемой цифровой миграции, когда действующие интернет-издания меняют адрес регистрации домена, а новые просто не будут регистрироваться как СМИ.

У вас была известная история с отделом "Политики", который долго время оставался без руководства и в подвешенном состоянии. Что сейчас с ним происходит? К вам ведь пришел новый человек из "Ведомостей"?

Да, у нас сейчас новый начальник отдела "Политики" - Денис Ермаков, человек профессиональный. Поэтому я думаю, с отделом все будет хорошо - у ребят есть большое желание работать, а это главное.

Прежний же отдел "Политики", на мой взгляд, был одним из самых сильных в стране. Нужно понимать, что за этим стояли годы работы людей на этом поприще. Но в какой-то момент они поняли, что переросли себя в "Газете.ру". Кто-то ушел в другие издания, кто-то ушел во власть. Бывший начальник отдела "Политика", например, теперь работает в Белом доме, еще один бывший корреспондент работает в администрации президента. Это, кстати, к разговору об объективности и субъективности журналистики. С одной стороны, они критически отзывались о власти, но теперь пошли сами во власть - видимо, чтобы подправить ее изнутри.