Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Пир "стервятников"

Аргентине грозит второй дефолт за 10 лет

Центральный банк Аргентины. Фото (c)AFP

Кредитный рейтинг Аргентины 27 ноября был снижен агентством Fitch сразу на пять уровней до "СС", что близко к уровню дефолта. Не исключено, что в ближайшее время южноамериканская страна, как и 10 лет назад, окажется финансово несостоятельной. Причиной тому могут послужить старые долги перед частными инвесторами, не выплаченные еще во времена предыдущего банкротства.

В свое время Аргентина пережила "финансовое цунами", похожее на то, что охватило сейчас страны Южной Европы. Реформы МВФ 90-х, ориентированные на рост частных инвестиций в страну из-за рубежа при жесткой привязке местной валюты к доллару, потерпели крах, и после массового оттока капитала республика оказалась один на один с долгом в 100 миллиардов долларов.

Современной Греции и Испании может прийти на помощь Брюссель. Аргентине приходилось полагаться только на себя - и этих усилий было недостаточно. Полномасштабный экономический кризис, сопровождавшийся беспорядками на улицах и "касероласо" ("маршами пустых кастрюль"), вынудил правительство сосредоточиться на решении текущих проблем населения, а не инвесторов. В 2002 году государство решилось на объявление суверенного дефолта, который стал самым крупным отказом от обязательств в истории.

Задолженность по кредитам МВФ Буэнос-Айрес все-таки вернул, а вот держателям облигаций страны повезло куда меньше. Им удалось договориться о реструктуризации задолженности на условиях выплаты Аргентиной 30 процентов от тела долга. Однако не все согласились с таким положением дел. Часть облигаций была скуплена за бесценок так называемыми "инвесторами-стервятниками", которые решили получить задолженность по номиналу через суды.


"Марш пустых кастрюль", 2002 год. Архивное фото Reuters

В частности, хедж-фонд Elliott Capital американского миллиардера Пола Сингера приобрел бумаги Аргентины у отчаявшихся заимодавцев на 1,3 миллиарда долларов (сумма покупки была в разы, если не на порядок, меньше). Суды первой инстанции удовлетворили требования инвестора, но денег он так и не получил. Тогда фонд объявил Аргентине финансовую войну. В 2007 и 2010 годах он дважды пытался арестовать президентский самолет. В октябре 2012 года Elliott Capital все же преуспел в аресте корабля аргентинских ВМС "Либертад". Но и тогда Буэнос-Айрес остался непреклонен.

Параллельно инвесторы вновь подали в суд с требованием очертить период возврата искомых ими денег, а также предусмотреть конкретные санкции за невозврат. 23 ноября федеральный суд Нью-Йорка во главе с судьей Томасом Гризой внял увещеваниям "стервятников" и постановил совершить все выплаты до 15 декабря. Кроме того, от Bank of New York Mellon, который осуществляет операции с иностранными (в том числе и аргентинскими) облигациями, потребовали не проводить никаких транзакций для Аргентины. То есть, если долг перед Elliott Capital не будет оплачен, Буэнос-Айрес не сможет вернуть задолженность и другим кредиторам, которым страна обязана выплатить около 20 миллиардов долларов, ранее реструктурированных.

Положение в экономике Аргентины сейчас далеко от идеального, судя по тому, какими драконовскими мерами государство борется с утечкой капитала. Но трудности не настолько велики, чтобы Буэнос-Айрес не смог вернуть 1,3 миллиарда долларов - всего лишь 0,24 процента ВВП. Дело в другом. Если президент страны Кристина Киршнер пойдет на уступки, это откроет "ящик Пандоры" - в игру вступят другие держатели таких нереструктурированных задолженностей. А это уже куда более солидная сумма - около 11 миллиардов долларов.

Так что неудивительно, что в ответ раздалось твердое "нет". Министр экономики Аргентины Эрнан Лоренcино заявил 23 ноября, что правительство страны отказывается принимать решение суда и намерено его обжаловать. Еще до заседания выступила Киршнер с жестким заявлением о том, что правительство не заплатит "ни единого доллара".

На стороне Буэнос-Айреса в данном случае оказались кредиторы, согласившиеся с реструктуризацией. Они рискуют потерять и ту часть денег, которая им все-таки причитается, причем должник формально будет не виноват. Они пытались убедить судью Гризу в этом во время процесса, но их доводы показались нью-йоркскому суду недостаточно сильными.

Самое интересное, что Аргентина, отказавшись платить, особенно ничего не теряет, по крайней мере на уровне правительства. Для Кристины Киршнер жесткая позиция - отличный способ повысить свое политическое влияние, несколько пошатнувшееся в последнее время из-за ряда непопулярных законов, включая ужесточение контроля над вывозом валюты из страны. В том, что Буэнос-Айрес не должен платить ничего кроме того, о чем он договорился с кредиторами, сходятся представители всех партий и политических взглядов южноамериканского государства.

Не особенно ужасным является и дефолт как таковой - аргентинцам это уже не впервой. После государственного банкротства 2002 года иностранное кредитование государства практически прекратилось. Аргентина уже 10 лет избегает зарубежных кредитов в любой форме - и конец света для нее, в общем, не наступил. Нет оснований полагать, что в этот раз будет как-то иначе.

А вот психологический эффект недооценивать не стоит. Дефолт станет еще одной причиной подрыва уверенности инвесторов в аргентинской экономике после скандала с национализацией крупнейшей нефтяной компании страны YPF и мерами "неортодоксальной" финансовой политики. Частный сектор в результате может сильно пострадать от нехватки вливаний из-за рубежа, так как аргентинская экономика недостаточно велика, чтобы процветать в условиях инвестиционного "железного занавеса".

Между тем аналитики практически уверены, что дефолт Аргентины в декабре все-таки произойдет. Это выражается не только в снижении рейтингов, но и в показателях кредитных дефолтных свопов для страны. Последние указывают на вероятность отказа по обязательствам в 75 процентов. Остается лишь гадать, не станет ли дефолт второстепенной с точки зрения мировой экономики страны катализатором очередного потрясения на уровне глобальных финансов.

Экономика00:03Сегодня

Без начала и конца

В России возрождают советскую мечту о скоростной железной дороге. Зачем она нужна?