Новости партнеров

Американский пинок

Российские политики болезненно восприняли "закон Магнитского"

Не успел еще Барак Обама подписать резонансный "Акт об ответственности за поддержание верховенства закона имени Сергея Магнитского", а у российских политиков уже случилась на этой почве чуть ли не истерика. Или, как иногда говорят в интернетах, "лютый баттхерт" - ощущение, испытываемое, например, после пинка, полученного под зад. "Закон Магнитского" прокомментировали все, начиная от МИДа и администрации президента РФ и заканчивая главным санитарным врачом. А Госдума тут же пообещала разработать ответный законопроект.

Официальная Москва впервые по-настоящему взволновалась из-за американского закона летом 2012 года. По крайней мере, выразила обеспокоенность в резкой форме. Пока законопроект находился в разработке, российские чиновники изредка отпускали в адрес его авторов презрительные замечания, но в июне взялись за дело всерьез. Возможно, это было связано с майским возвращением на пост номер один Владимира Путина - именно советник президента РФ по международным отношениям Юрий Ушаков сделал первое громкое предупреждение Вашингтону.

"Всем ясно, что от нас последуют ответные меры, которые в принципе неизбежны, но их хотелось бы избежать, - заявил Ушаков, добавив: Если не будет закона - не будет и ответных мер, и, естественно, и атмосфера сразу же улучшится". Помощник президента России говорил это в преддверии встречи Путина с Обамой в рамках саммита "Большой двадцатки" в Мехико, намекая на то, что американская сторона весьма некстати пытается ухудшить фон двусторонних отношений.

Забавно, что Ушаков чуть ли не слово в слово повторил свое заявление о вынужденных ответных мерах полгода спустя (фотографии в двух наших новостях совпали случайно, но, с учетом содержания, совпадение неудивительно). На этот раз помощник Путина вдобавок охарактеризовал "закон Магнитского" как "крайне недружественный шаг".

В похожем ключе регулярно выступал и российский МИД, перепробовавший все возможные скептические формулировки. Сергей Лавров и его подчиненные сначала указали разработчикам "закона Магнитского" на отсутствие в нем здравого смысла, затем назвали принятие закона в нижней палате Конгресса "недружественным и провокационным выпадом", а в верхней - "спектаклем в театре абсурда".

Между тем, театр абсурда если где и гастролировал в эти месяцы, то скорее не в США, а в России. Глава Роспотребнадзора и главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко не преминул озвучить свой взгляд на принятие "списка Магнитского", хотя, казалось бы, при чем тут здоровье россиян (если не считать, конечно, самого Сергея Магнитского, который умер в СИЗО, так и не дождавшись медицинской помощи).

Онищенко со свойственной ему оригинальностью предложил включить в российский эквивалент "списка Магнитского" всех американцев, причастных к рассылке по почте спор сибирской язвы в 2001 году, вскоре после терактов 9/11. Изначально власти США заявили, что письма рассылала "Аль-Каеда", так как в них содержались призывы уничтожить США и Израиль, а также хвалы Аллаху. Онищенко же обвинил в содеянном американские спецслужбы и констатировал, что это был "кощунственный эксперимент над своими соотечественниками".

Версия главы Роспотребнадзора, мягко говоря, не является общепризнанной. Расследование американской стороны в итоге указало на микробиолога Брюса Айвинса, который незадолго до паники вокруг сибирской язвы покончил с собой. Было установлено, что споры сибирской язвы для рассылки были заимствованы в Армейском институте медицинских исследований инфекционных заболеваний. Айвенс работал в этом институте, однако вина его окончательно доказана не была. В 2010 году дело ученого-самоубийцы было закрыто. Кого именно Онищенко хотел внести в российский черный список в связи с рассылкой спор язвы в США, по всей видимости, знает только сам глава Роспотребнадзора. Но спрашивать его об этом вряд ли есть смысл.

Возвращаясь от Онищенко к прочим государственным деятелям, отметим, что уже на протяжении нескольких месяцев МИД РФ и администрация президента кормили Госдепартамент США обещаниями ответных мер, однако не уточняли, что именно за тузы спрятаны у них в рукавах. Правда, еще в 2011 году МИД России составил список граждан США, которым было заранее отказано во въезде. Говорилось, что некоторые фигуранты этого списка причастны к пыткам в военной тюрьме Гуантанамо, но без какой-либо конкретики. Данные о количестве имен в этом списке разнились - замглавы МИД РФ Сергей Рябков говорил об 11 фигурантах, его начальник Сергей Лавров ранее заявлял, что российский список "пошире американского".

Судя по свежему законопроекту "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ", который 10 декабря 2012 года был внесен в Госдуму РФ, российская сторона в итоге не стала особенно оригинальничать и решила двигаться по двум давно проторенным тропам. Первая - защита прав российских детей от издевательств приемных родителей-американцев, а вторая - защита осужденных за границей россиян, которых обвинили в причастности к международной оргпреступности, например, бизнесмена Виктора Бута и летчика Константина Ярошенко.

Согласно новому законопроекту, санкции со стороны России будут наложены на американцев, "которые совершили преступления в отношении российских граждан, находящихся за рубежом" (например, детей). Под действие закона попадут и лица, "причастные к похищению и незаконному лишению свободы граждан РФ, а также вынесшие необоснованные и несправедливые приговоры в отношении них" (тут законотворцы демонстративно спешат на помощь Буту и Ярошенко, хотя по факту помочь им ничем не могут).

В том, что документ (уже получивший от западных СМИ прозвище "акт Нарышкина") будет без особых проволочек одобрен нижней палатой парламента, сомневаться не приходится. Внесли его в Госдуму сам спикер Сергей Нарышкин, а также представители всех думских фракций. Принять закон во всех трех чтениях планируется до конца осенней сессии.

Помимо эквивалента "списка Магнитского", российская сторона грозилась принять и некие "асимметричные" меры, то есть что-то сверх собственного черного списка. О них, в частности, говорил премьер-министр Дмитрий Медведев. Но что это за меры, пока остается загадкой.

Чем же именно "список Магнитского" так насолил российской политической элите? Он содержит несколько десятков (по некоторым данным, 60) фамилий российских чиновников, причастных, по мнению американской стороны, к судебному преследованию и гибели юриста Hermitage Capital в следственном изоляторе. Официально список не обнародован, но большая его часть должна быть опубликована в течение трех месяцев после вступления закона в силу. Имена некоторых фигурантов раскрыты не будут "в интересах безопасности США".

Попавшим в список чиновникам будет запрещен въезд в США, а также в перспективе и в ряд других стран (о готовности принять собственный вариант списка уже заявила, например, Канада). Также будут заморожены все их счета в американских банках.

Пока реакция РФ на "закон Магнитского" выглядит довольно удручающе - очевидно, что Москва в лучших традициях "холодной войны" державно идет на принцип ради принципа. Вместо того чтобы толком расследовать дело погибшего юриста Hermitage, тщетно пытавшегося вернуть в бюджет пять с лишним миллиардов украденных рублей, Россия, например, с жаром отстаивает репутацию оружейного барона Бута. А так как освобождение россиянину не грозит, активность наших дипломатов, очевидно, имеет чисто демонстративный характер.

В связи с этим хочется вернуться к понятию "баттхерта", упомянутого в начале статьи. Согласно сетевой энциклопедии "Луркоморье", персонаж, испытавший этот самый баттхерт, "набрасывается на обидчика со всем жаром". А еще в этом определении говорится: "В большинстве случаев сабж является точным эквивалентом русской пословицы 'правда глаза колет'".