Новости партнеров

Мне везет на одиозных людей

Зачем брат вице-премьера создает новую партию: интервью с Михаилом Дворковичем

На следующей неделе Михаил Дворкович (брат вице-премьера Аркадия Дворковича) начнет регистрировать свою партию "Свободная Россия". Бывший советник экстравагантного главы Mirax Group Сергея Полонского попал под влияние единороса Евгения Федорова и одиозного писателя Николая Старикова. Во всяком случае, он почти слово в слово повторяет их идеи. Главная цель партии "Свободная Россия", по словам Михаила Дворковича, состоит в укреплении государственного суверенитета любыми методами. Победа на выборах на ее фоне - задача более чем второстепенная.

В интервью "Ленте.ру" Дворкович объяснил, что Запад оказывает очевидное влияние на внутренние дела России - и с этим давно пора покончить. По словам бывшего специалиста по government relations - отношениям с властными структурами, в США по сравнению с Россией нет ни демократии, ни свободы; низок и образовательный уровень в стране. Если раньше Дворкович публично призывал голосовать против Путина, то сейчас, по его мнению, президент изменился, но в России "таких же государственников и патриотов" не так много.

"Лента.ру": На какой стадии находится формирование вашей партии "Свободная Россия"?

Михаил Дворкович: В понедельник-вторник [17-18 декабря] мы, скорее всего, подадим документы в Минюст. Наш учредительный съезд прошел 5 июля, и за полгода мы организовали уже 46 региональных отделений, плюс достаточное [для регистрации партии] количество людей уже есть.

Вы говорили, что в руководстве партии будут и другие относительно известные люди. Кто?

Не хотелось бы озвучивать их [имена] до того момента, как партия будет зарегистрирована, ведь от регистрации зависит в том числе наличие этих людей в партии. Но совершенно четко могу сказать, что к этой партии будет иметь очень близкое отношение депутат Госдумы [председатель комитета по экономической политике и предпринимательству] Евгений Федоров. Он член "Единой России", но это не мешает ему сотрудничать с нашей партией.

Но вступать в вашу партию Федоров не будет?

Чтобы вступить в партию "Свободная Россия", нужно выйти из "Единой России", но ведь никто ему не мешает стать беспартийным сопредседателем нашей партии. Я не вижу в этом юридических проблем. Вот Владимир Владимирович Путин был беспартийным председателем "Единой России".

Кто-то еще?

Наши идеи пересекаются с теми мыслями, которые излагает достаточно известный сейчас писатель Николай Стариков (автор книг "Сталин. Вспоминаем вместе", "Главный враг России. Все зло приходит с Запада", "Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов" - прим. "Ленты.ру"). Может, он более радикален в своих исследованиях, но во многом у нас есть согласие. Естественно, мы будем приглашать его к сотрудничеству.

Когда вы анонсировали ассоциацию "Новое дело", то говорили про участие бизнесменов Сергея Полонского и Вадима Дымова, но в итоге они не вошли в проект.

Полонский принял для себя решение не заниматься политикой. В настоящий момент я считаю гораздо более важным моментом для страны укрепление суверенитета и формирование национально-освободительного движения. Не с точки зрения национализма, а с точки зрения единства и интересов нации (аналогичные идеи высказывают как Стариков, так и Федоров - прим. "Ленты.ру").

Давно вы вообще решили партию создавать?

Я решил, что буду заниматься партийным строительством, полгода назад. Была идея создать партию "Поколение.рф", но за полгода, что мы ждали принятия закона, упрощающего процедуру регистрации, достаточно много общались и с Федоровым, и с другими людьми по тем проблемам, которые сейчас обозначены в качестве приоритетов "Свободной России". Называть партию, которая занимается укреплением суверенитета, "Поколение.рф", наверное, не совсем верно.

Пожалуй.

У "Свободной России" есть своя цель, и если эта цель будет достигнута, и все будут однозначно уверены в том, что Россия - абсолютно независимое суверенное государство, способное самостоятельно принимать внутренние политические решения без влияния извне на эти политические, экономические решения, на информационную сферу, то надобность в партии, может, и отпадет. Тогда она вольется в другое большое движение или просто ликвидируется.

А электоральные перспективы есть у вашей партии? Думаете, что можете преодолеть пятипроцентный барьер [для прохождения в Госдуму]?

По одномандатным округам мы точно сможем пройти. До выборов в Госдуму еще несколько лет, и если даже с технологической точки зрения говорить, то для нормальной предвыборной кампании года достаточно.

Хотя выборы, наличие мест в парламенте - это для нас, конечно, тоже цель, иначе бы мы не были политической партией, но основная цель - укрепление суверенитета всеми методами, в том числе взаимодействием с действующими политическими партиями, исполнительными и правоохранительными органами власти. Для того чтобы решать эти задачи, нет стопроцентной необходимости присутствовать в парламенте.

Многие партии сейчас создаются с помощью или как минимум с санкции власти. А у вас брат занимает довольно высокий пост в стране.

Брат (Аркадий Дворкович является вице-премьером правительства РФ - прим. "Ленты.ру") не занимается политикой, и о том, что я создаю партию, он узнал из средств массовой информации. Никаких переговоров мы не вели, санкций не получали. Власть нас не создает, но я не вижу никаких оснований для органов власти нам препятствовать, потому что наши цели не может не разделять любой гражданин страны, который хочет жить в современном свободном государстве.

Администрация президента сейчас вообще не вмешивается в процесс регистрации политических партий, и не существует никаких заграждений для регистрации любой политической силы. Неэффективные партии сами собой отомрут в процессе работы в будущие годы.

Вы говорите исключительно про суверенитет. Это единственная идея партии?

На данный момент - это основная идея, но под ней огромный пласт задач и составляющих. Это вопросы, связанные с изменениями законодательства в части полномочий Центрального банка. В Конституции записано, что федеральной собственностью управляет правительство, а почему-то золотовалютные резервы, которые являются федеральной собственностью, управляются независимым Центральным банком.

Есть и вопросы, связанные с изменением Конституции страны. Например, в Конституции четко записано, что российская власть не имеет права влиять на СМИ, но там ничего не написано про то, что на СМИ не имеют права влиять власти и других государств.

Вот и президент в ходе послания 12 декабря говорил про национальный бизнес. Послание президента вообще во многом пересекается с тем, что декларируем мы. 90 процентов крупнейших российских компаний сейчас являются нероссийскими, на самом деле, компаниями, а их так называемые российские владельцы являются по сути - юридически - менеджерами крупных иностранных компаний. Капитал должен быть национальным, платежная система обязательно должна появиться национальная, на базе национальных стандартов и технологий.

Вы, надо полагать, поддерживаете инициативу Евгения Федорова по распространению понятия "иностранный агент" и на СМИ.

Агент - это представитель, а не шпион. И я не вижу ничего плохого в том, что люди будут знать, что газета "Ведомости" реально принадлежит иностранным гражданам.

Это и не скрывается особо.

Но и не афишируется. А люди верят газете "Ведомости" так же, как и "Московскому комсомольцу" или "Российской газете". Если вы проанализируете материалы в "Российской газете" и "Ведомостях" относительно одних и тех же событий, вы увидите абсолютно разные взгляды даже на фактологию. Это обрезанные цитаты, определенным образом интерпретированные события.

Мы прекрасно понимаем, что большинство нашего населения не способны, да и не должны анализировать внимательно то, что они читают в разных источниках. Они априори верят прессе - так сложилось у нас за 70 лет социалистического строя.

Да что вы говорите...

Люди верили тому, что пишут в газетах, тому, что говорят по телевизору и по радио. У людей просто физически не хватает сил так глубоко погружаться в информацию - вычленять из нее правду, неправду, искать какие-то алогичные моменты. Люди верят - и пусть они знают, что в этом случае они верят российскому изданию, а в этом случае они верят изданию, которое принадлежит иностранцам.

А давно вас стал так волновать суверенитет России?

Действительно, из того, что я говорил ранее в открытом информационном поле, можно было подумать, что я более либеральный человек. Но дело в том, что уровень суверенитета никак не противоречит либеральным основам. По-настоящему свободными общество и бизнес могут быть лишь тогда, когда будет четкий принцип абсолютной независимости государства от влияния извне.

Когда у вас большинство так называемого российского капитала находится за рубежом, компании так называемые российские зарегистрированы за рубежом - они могут быть подвержены любому влиянию иностранных государств, любому. Для этого, собственно, Соединенные Штаты приняли закон о списке Магнитского. Соединенные Штаты сказали: "Да, мы теперь имеем право шантажировать весь мир так, как захотим: посредством манипуляцией собственностью и счетами граждан всего мира".

По-моему, с суверенностью у России серьезных проблем нет, и это все популизм. А Стариков - довольно одиозный персонаж, верящий в различные теории заговора. Вы тоже в них верите?

Где суверенность? Суверенность - это когда есть четкая внутренняя политическая инициатива, право на нее и возможность реализовать эту инициативу. А у нас есть много групп влияния в стране, даже во власти, многие из которых не являются суверенными, а четко совершенно подвержены влиянию со стороны Запада. И это отрицать сложно. Это правда жизни. Просто это можно назвать заговором, а можно - отсутствием полноценного суверенитета. Конечно, у нас суверенное государство, но недостаточно.

И вы знаете, мне вообще везет на одиозных людей. Я работал и с Грефом в свое время, я работал с Полонским. Это - люди настоящие, они говорят то, что думают, не лукавят. И Стариков в своем поиске заговора в чем-то прав. Заговор есть. Этот заговор открыто объявлялся государственным секретарем США Хиллари Клинтон на ее выступлениях в Конгрессе США, когда она просила увеличить финансирование информационной работы в России. Мы прекрасно видим, как информационное поле меняется, как определенные общественные организации, связанные с ЛГБТ-сообществом, начинают мочить Русскую православную церковь.

Pussy Riot - совершенно однозначно проплаченная акция из-за рубежа, целью которой было дискредитировать Русскую православную церковь. Соединенные Штаты поняли, что авторитет церкви за последние 10 лет вырос, люди потянулись к церкви, и просто это масштабная спланированная кампания. Еще год назад отдельные представители общественных организаций, связанных с США, говорили, что финансирование на дискредитацию церкви уже начало поступать в Россию. Я пытался эту информацию донести до компетентных органов, но ее не восприняли всерьез. И мы увидели то, что увидели.

А что мы, собственно, страшного увидели?

Мы увидели, как мощнейшая мировая информационная машина с использованием мировых звезд, просто смешала с грязью многие аспекты духовности в нашей стране. Не имеют права Соединенные Штаты диктовать миру, что такое демократия, что такое свобода. В Соединенных Штатах нет ни демократии, ни свободы. По сравнению с нами так точно. И образовательный уровень у них ниже на несколько порядков по сравнению с нашим.

Должно быть, вас и приговор Pussy Riot устраивает?

Нет, я считаю, что надо было сразу дать им 15 суток. Церковь, наверное, должна была сказать "Бог простит!" и на этом закрыть тему. Но пошел откровенный международный шантаж наших властей, и руководители приняли решение на шантаж не поддаваться. И я считаю, что за такие вещи давать большие сроки, такие наказания, конечно, не нужно - это банальное хулиганство. Мы не боги, чтобы судить их.

США, надо думать, финансируют оппозицию российскую?

Я уверен в этом абсолютно. У нашей так называемой оппозиции нет четких ни программ экономических, ни политических понятных требований. Все сводится только к тому, что власть должна смениться, призывы к революции.

У них программа есть, а у вас как раз пара тезисов.

Тезисов будет много, и программу мы свою опубликуем. У них - нет, так как программа это четкие законы, которые надо принять, поправки в конкретные законы. Вот Илья Пономарев, например, неглупый человек, довольно опытный депутат Государственной Думы, но кроме риторики от него конструктивных предложений нет.

В других государствах подобные революционные попытки пресекаются намного жестче. И с демонстрантами обходятся в десять раз жестче. Их сначала разгоняют слезоточивым газом, бьют гораздо сильнее дубинками, а потом они сидят в тюрьме.

То есть с участниками митинга 6 мая - еще очень либерально поступили?

У меня есть свое мнение относительно прошедших митингов. Часть оппозиционеров получили от США деньги на проведение митингов, были там идейные оппозиционеры, но больше всего было бездельников. Большинство людей в стране не хотят никаких ни революций, ни митингов, ни разговоров. Большинство наших граждан хотят стабильности. У нас люди умеют привыкать к тому, что есть. Я не говорю, что надо остановиться и не развиваться, я говорю о том, что путь революций, митингов и резких изменений – это не российский путь.

А Прохорова вы считаете настоящим оппозиционером?

Прохоров ближе к понятию системной оппозиции. Но я пока не очень могу оценивать Прохорова как политика, слишком много было версий Прохорова-политика за последние полтора года. Я тоже часто меняю какие-то структурные вещи в своей жизни, но позиция у меня никогда не менялась, я никогда не был ни от кого зависим. В партию "Правое дело" и на президентские выборы он пошел после согласования с первыми лицами страны. Политик - если он хочет стать таковым - должен быть совершенно самостоятелен в принятии решений по реализации своих идей. Этим я могу похвастаться.

Просто вы же предлагали Прохорову совместный проект.

Это было больше года назад, я действительно писал ему записку, предлагал, как выстроить структуру партии. Во многом он потом даже взял мои идеи на вооружение, но альянс не получился по причине хотя бы того, что у него есть деньги, чтобы все это формировать. У меня нет. Еще меня отпугнул в последний момент тезис Михаила Дмитриевича о том, что двери его партии открыты всем, кто разделяет его интересы и его позицию. А я, наверное, не готов стать членом партии Прохорова - я готов стать членом партии, которая отстаивает определенные цели, задачи.

Прохорова вы хвалили за то, что он сказал правду про Суркова. Насколько я помню, Сурков-то как раз за суверенитет - вот, суверенную демократию придумал.

Вслух он произнес "суверенная демократия", но то, что он делал в реальности, история рассудит. Сурков действительно был кукловодом. Честь и хвала ему как профессиональному режиссеру, но как человеку, который должен был работать на государство, я ему спасибо сказать не могу, потому что эта работа обернулась против нашего государства. Он 14 лет почти работал на этом поприще, а у нас не произошло формирования нормального демократического суверенного государства.

А Путин?

А Путин один. У нас огромное государство - многонациональное, многоконфессиональное государство. Не может один человек справиться со всем в стране, ему нужна нормальная сильная команда. К сожалению, людей такого же уровня, как он, с точки зрения подхода, таких же государственников, патриотов - не так много.

При этом еще в прошлом году вы писали, что голосовать за Путина не будете.

Да, я проголосовал за Прохорова, а не за Путина. Потому что не поддерживаю многие путинские экономические предложения, так как многие из них далеки от либерализма. С точки зрения экономической, я как раз либерал. С  точки зрения политической - я скорее государственник и консерватор. Я писал о накапливании резервов, которые необходимо вкладывать в инфраструктуру. В ходе послания Путин заявил, что 100 миллиардов в следующем году из Национального фонда надо потратить на инфраструктурные объекты. Одну из главных моих претензий он снял. И об образовании он говорил много. Значит, Путин меняется. За того Путина, какой он сейчас, гораздо больше шансов, что я проголосовал бы.

Я так понимаю, что ваш денежный конфликт с "Единой Россией" исчерпан, раз вы с Федоровым подружились и выступаете за суверенитет?

Это был больше конфликт не с "Единой Россией", а с конкретными людьми в партии. Могу сказать, что в настоящий момент этих именно людей у руководства партии нет (речь идет о заместителе руководителя аппарата Госдумы Юрии Шувалове - прим. "Ленты.ру").

Я тогда пошел в "Единую Россию", хотел сделать что-то хорошее и полезное. Я тогда осуществил проект, которым горжусь: мы провели форум кадрового резерва "5+5" для более полутора тысяч молодых ребят, участников кадрового резерва партии со всей страны, они получили возможность поучаствовать в интереснейших дискуссиях, поговорить с первыми лицами государства на площадке. Хотя были устные договоренности об оплате от партии, за форум мне пришлось заплатить лично. До сих пор я должен еще 15 миллионов рублей, и это уже дело судебных приставов. Я постепенно эти деньги возвращаю. При затраченных 32 с половиной миллионах мне компенсировали только два. Я очень удивлен был, что, оказывается, этим людям нельзя доверять. Я помню, у меня тогда был разговор, когда скандал поднялся - тема дошла и до Суркова, мы встречались, ничего страшного в этом нет.

Есть люди в "Единой России" для меня "нерукопожатные", и с ними я не буду никогда работать, ни при каких условиях. Не будем уходить в личности, некрасиво.

Вы часто переходите на личности в твиттере и фейсбуке.

Я это делаю открыто и потом аргументирую, отвечаю на вопросы, если перехожу на личности. Недавно я перешел на личность руководителя департамента культуры Москвы Сергея Капкова. Я считаю, что его действия непрофессиональны и малоэффективны, наносят вред московской культуре и отрасль вряд ли при нем будет развиваться, при таких действиях.

Вы недавно торжественно ушли со всех постов, чтобы не было конфликта интересов с братом. Где вы работаете?

Да, у меня все-таки трое детей, и надо зарабатывать деньги, жить на что-то, а накоплений из-за долгов нет. Брат предложил найти отрасль, которую он не курирует. Я сказал: "Да, я могу пойти работать директором детского садика". Мы посмеялись. Сейчас я работаю в одной крупной компании советником руководителя.

Джи-аром (связи с органами власти) вы больше не занимаетесь?

Я консультирую по этим вопросам, но не хожу к чиновникам, не решаю вопросы, а консультации я же могу совершенно спокойно давать. Раньше я был, наверное, одним из немногих белых лоббистов в стране, занимался этим почти 8 лет, и я не совершил ни одного незаконного действия, не дал ни одной взятки, отката. Могу утверждать на сто процентов, что цивилизованный лоббизм в России возможен. Можно реализовывать проекты, связанные с взаимодействием бизнеса и органов власти в абсолютно законном русле.

То есть за деньги к министрам вы не заводили?

Кто-то так делает, но министры ведь не знают, что кто-то за это получает деньги. Те, кто так делает - аферисты, мошенники, таких надо наказывать. Мы, джиарщики, иногда ловим таких,  но специалистов очень мало в этой сфере, и научить этому практически невозможно.

Скажите, а зачем вы выбрали название "Свободная Россия" для партии консервативной. Свобода - это же из оппозиционной повестки.

Горе-оппозиционеры наши так называемые, к сожалению, опошлили понятие свободы. Свобода не обладает коллективными признаками, свобода - очень личное, это личное ощущение. Либо человек чувствует себя свободным, либо не чувствует. И есть признаки, конечно, свободного государства. Свободное от влияния внешнего - обязательно, это и есть суверенность. Свободное от обязательств? Нет, конечно. Свобода - это многостороннее, многогранное понятие, а эти так называемые либералы заузили понятие свободы до всего лишь возможности выйти погорлопанить на площади, перекрыв движение для автомобилистов, которые спешат к своим родителям, детям.