Триумфальная для интеллигенции

В Москве прошла крупнейшая несанкционированная акция оппозиции: репортаж "Ленты.ру"

"Марш свободы". Фото (c)AFP

В субботу, 15 декабря, в Москве на Лубянской площади состоялся несанкционированный "Марш свободы", собравший от 700 человек (данные полиции) до пяти-семи тысяч (данные организаторов). Практически все инициаторы акции, включая Алексея Навального, Илью Яшина, Ксению Собчак и Сергея Удальцова, были задержаны сразу или почти сразу после ее начала. Около полутора часов простояли на Лубянке рядовые участники, затем ОМОН выдавил их в переулки и метро.

Задержано, по данным полиции, 40 человек (по данным "ОВД-инфо" - более 60 активистов). Из-за того, что изначально запланированное шествие так и не было согласовано с московскими властями, акция потеряла если не смысл, то содержание-то уж точно. Цветы к Соловецкому камню и плакаты про то, что президент - нехороший человек: получается, это все, что осталось от многотысячных митингов за честные выборы.

Сквер у Соловецкого камня был забит людьми уже к 15:00, когда "Марш свободы" должен был начаться "официально", то есть по плану организаторов. Представители Координационного совета оппозиции несколько дней пытались согласовать акцию в форме шествия с мэрией Москвы, но безуспешно - договориться не удалось. ГУ МВД по Москве, основываясь на фотографиях с полицейского вертолета (он провисел над Лубянкой почти час), сообщило, что на митинг пришло 700 человек, причем 300 из них - журналисты. Эти данные не вполне корректны: многие возлагали к Соловецкому камню цветы и сразу же уходили, а их место занимали вновь прибывшие. То есть в стоянии на Лубянке участвовали несколько тысяч человек. Таким образом, это была самая массовая несанкционированная акция за последние годы. Однако это не отменяет того, что количество пришедших не идет ни в какое сравнение с разрешенными митингами и шествиями, начавшимися в декабре 2011 года.

На протяжении первого часа акции правоохранители вели себя довольно мирно и почти никак себя не проявляли. Разве что сквозь толпу пробирался полицейский, монотонно повторявший в мегафон: "Граждане, которые возложили цветы, проходите в сторону метро". Большая часть тех, кто "возлагал цветы", проводили время, дискутируя о том, когда же начнутся массовые задержания (у оппозиционеров более популярны синонимы "винтилово" и "винтаж").

Задержание Алексея Навального. Фото РИА Новости, Владимир Астапкович
Задержание Алексея Навального. Фото РИА Новости, Владимир Астапкович

Едва ли не первыми были задержаны члены КС оппозиции Илья Яшин и Ксения Собчак. Они в компании депутата Госдумы Дмитрия Гудкова вышли из кафе и спустились в подземный переход в районе Лубянской площади. Несколько выходов наверх были перекрыты полицией. Однако возле одного из них полицейский предложил троице остановиться - и подняться здесь. Шеренга правоохранителей расступилась, первым по ступенькам двинулся Гудков. Его как депутата не тронули, но когда Гудков оглянулся, Яшина и Собчак уже вели в полицейский автомобиль. "Их тихо задержали, даже нежно. Я не сразу понял, что и произошло", - говорил потом Гудков корреспонденту "Ленты.ру". Позже Яшина и Собчак доставили в ОВД "Текстильщики" (а спустя пару часов и вовсе отпустили).

Там же в итоге оказался и еще один член КС Алексей Навальный. Он пришел на Лубянку со стороны Охотного ряда в сопровождении десятков журналистов и фотографов. Навальный спокойно прошел по переходу, поднялся на улицу. Остановился, чтобы поговорить сначала с членом КС Михаилом Гельфандом, потом с актером Максимом Виторганом. Всякий раз эти остановки провоцировали толчею и давку, фотокоры друг другу все ноги отдавили. Навальный раздал несколько десятков интервью, в которых поблагодарил пришедших, рассуждал о мирном характере акции. А потом, сразу по выходу из сквера, Навальный был задержан (позднее стало известно, что Навального, как и других известных оппозиционеров, не стали привлекать к административной ответственности: полицейские не оформили протокол, ограничившись профилактической беседой; на остальных задержанных в этот вечер на Лубянке, как позже сообщил портал "ОВД Инфо", были составлены протоколы по статьям 19.3 и 20.2 КоАП).

Беспорядочное движение по скверу продолжалось под монотонное повторение полицейскими в мегафон: "Граждане, спускайтесь в метро, не мешайте возлагать цветы другим гражданам". Настроения в толпе были полярными. От "по-настоящему все только начинается" до "три тысячи человек - это все, чем мы могли ответить на аресты". Несколько человек были со значками "Я тоже был на Болотной площади. Арестуйте меня". Значки явно отсылали к событиям 6 мая 2012 года (по итогам которых возбуждено "болотное дело"). В толпе были группы анархистов и антифа, но вели они себя тихо. "Обычно меня задерживают везде, где только я появляюсь", - хвастал чуть в стороне националист, глава высшего национального совета движения "Русские" Дмитрий Демушкин. Он как в воду глядел: задержали его чуть позже, несмотря на бурные замечания, что он на Лубянке находится как наблюдатель, а не как участник. Из "лидеров протеста" не задержанными остались в итоге лишь сопредседатели "Парнаса" Борис Немцов и Владимир Рыжков, да отец и сын Гудковы.

Чувствовалось, что собравшиеся не забыли: скоро - Новый год, корпоративы, подарки, отпуска. К примеру, активист Николай Ляскин попадать в отделение полиции не намеревался. "У меня на вечер и на выходные большие планы, - Ляскин немножко помолчал и ностальгически добавил: - Это во времена "Стратегии-31" я освобождал вечера от всех дел". По прогнозам Ляскина, "винтилово" должно было развернуться через час после начала акции. Он ошибся совсем ненамного - полиция приступила к задержаниям рядовых участников акции примерно через полтора часа. Видимо, ждала, пока самые теплолюбивые оппозиционеры уйдут домой. К этому моменту акция у Соловецкого камня стала напоминать типичный митинг "Стратегии-31" на Триумфальной площади в период ее расцвета.

Если 31 декабря 2010 года правозащитница Людмила Алексеева выходила на Триумфальную площадь в костюме Снегурочки, то спустя почти два года у Соловецкого камня люди водили хоровод, скандируя "Свободу политзаключенным". В какой-то момент "космонавты" (бойцы ОМОНа или внутренних войск в черных шлемах с прозрачным забралом) начали выхватывать из толпы самых активных. Те как могли сопротивлялись. За задержаниями рядовых активистов грустно наблюдал человек в костюме Деда Мороза.

- Как нож сквозь масло проходят, - прокомментировал действия полицейских мужчина, у которого из-под пуховика выглядывала розовая рубашка и фиолетовый галстук.
- Их только этому и учат, а в Чечне некому воевать, - откликнулся его товарищ. У него на пуховике была наклейка с изображением мальчика и призывом "Папа, Путина прогони".

.Uppod yes

Несогласованный митинг оппозиции на Лубянской площади. Видео Дениса Слепова

 

"Долой власть чекистов", "Позор", - неслось со всех сторон на полицейских, которые невозмутимо продолжали точечные задержания. Наконец, омоновцы начали вытеснять людей с площадки вокруг Соловецкого камня в сторону маленького бульварчика со скамейками и Политехнического музея.

"Круг замкнулся! Последний вздох", - прокричала пожилая оппозиционерка и начала петь. Вообще же на этой акции почти никто ничего не кричал, но людей все равно забирали в автозаки. Неподалеку какой-то парень сидел на скамейке и читал книжку Курта Воннегута. Когда тащившие оппозиционера омоновцы едва не выбили книгу у него из рук, он возмутился, как будто забыв, где он на самом деле находится (уже после митинга корреспонденту "Ленты.ру" рассказали, что это был журналист Никита Аронов и что его прямо с этим Воннегутом отвели в автозак).

Происходившее на Лубянке напоминало акции "Стратегии-31" и тем, что людей было довольно мало (по сравнению с согласованными митингами за честные выборы), многие были хорошо между собой знакомы. То и дело знакомые натыкались друг на друга и начинали короткие светские беседы, которые прерывали омоновцы очередным жестким задержанием. "Это Триумфальная для интеллигенции", - сказала корреспонденту "Ленты.ру" член "партии 5 декабря" Мария Баронова и отправилась греться в хинкальную.

Журналисты и оппозиционеры вообще периодически уходили передохнуть в окрестные кафе. Шеф-редактор компании "Афиша-Рамблер" Юрий Сапрыкин вместе с членом Координационного совета оппозиции и владельцем "Дождя" Александром Винокуровым грелись в буфете Политехнического музея.

- Там за столиком сидят фээсбэшники и на своих "айпадах" читают твиттер Ксении Собчак, а другие через огромную трубу фотографируют, можно сказать, лица протеста, - рассказал об обстановке в буфете Сапрыкин.
- Да, вон же они, - показал на освещенные окна музея Винокуров.
- Ну, надо им помахать, - сказал Сапрыкин, но тут его унесла куда-то вбок толпа.

Фото ИТАР-ТАСС, Зураб Джавахадзе
Фото ИТАР-ТАСС, Зураб Джавахадзе

Обычно на одного человека наваливалось четыре или пять омоновцев, которые либо вели, либо тащили оппозиционера по земле в сторону автозака. Но иногда полицейских было меньше - и очередную жертву полиции удавалось коллективно оттащить в сторону. Омоновцы осматривались, понимали, что они в меньшинстве и убегали прочь. Победившие систему активисты издавали победный клич и вскидывали вверх кулаки в теплых варежках.

На акции у Соловецкого камня, в отличие от разрешенных митингов "За честные выборы", почти не было плакатов и креативных костюмов. Правда, в толпе перемещался человек с громадным яйцом на голове. "Человек-яйцо не ходит на несанкционированные акции", - сообщал плакат на спине. Если верить тому, что беспрерывно говорили в мегафоны полицейские, человек-яйцо как минимум заблуждался. Активист Константин Дихтярь вместо плаката держал в руках журнал The New Times с говорящей обложкой "Козлы они".

Полицейские упорно теснили толпу к Политехническому музею, периодически вылавливая людей и оттаскивая их в автозаки. В какой-то момент к цепи вдруг подошел высокий пожилой человек в коричневой дубленке и черной меховой шапке и, тыча в омоновцев пальцем, долго кричал "Вы же мрази, подонки! Ментов нужно убивать!" "Убивайте их!" - обратился он сразу ко всем. Полицейские мужчину почему-то не тронули, ему пришлось уйти.

Наконец, к шести часам вечера из сквера выдавили практически всех оппозиционеров. Нескольким, правда, удалось вернуться к Соловецкому камню. Женщина в белом пуховике молча встала прямо у стелы, заваленной цветами. В руках она держала свечку и плакат "Мученики ГУЛАГа, молите бога о нас!" К ней быстро подошли две сотрудницы правоохранительных органов, повалили ее на землю и отвели в автозак.

подписатьсяОбсудить
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Шимон ПересЧеловек большой мечты
Памяти Шимона Переса
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США