А поймете потом

НТВ «разоблачил» критиков церкви и веры

Борис Корчевников
Борис Корчевников
Фото: Вадим Тараканов / ИТАР-ТАСС

Телеканал НТВ 20 января показал фильм Бориса Корчевникова «Не верю!» — об информационной атаке на христианство и на Русскую православную церковь. Обвиняются в атаках на церковь все — от проплаченных блогеров до жителей Украины. Фильм, в котором многие увидели новую «Анатомию протеста», скорее похож на очередных «Провокаторов» Мамонтова — но по уровню исполнения не дотягивает ни до того, ни до другого.

Фильм «Не верю!» — это попытка подвести итоги самого, пожалуй, тяжелого года для репутации Русской православной церкви за последнее десятилетие. Попытка далеко не самая удачная: чтобы понять, о каких именно атаках на церковь идет речь, надо быть в контексте новостной картины, представленной, главным образом, в интернете. Непосвященный зритель, предпочитающий телевизор другим СМИ и не слышавший ни о «часах патриарха», ни об «игуменах на спорткарах», из фильма так и не выяснит для себя, что за претензии к церкви и ее служителям предъявляют ее враги и критики. Зато поймет, что врагам этим — несть числа.

Перед выходом фильма «Не верю!» интернет-пользователи писали, что, по-видимому, НТВ готовит новую «Анатомию протеста». Фильм Корчевникова действительно сделан по законам всех подобных «разоблачительных фильмов»: в нем есть и съемки скрытой камерой с традиционным для этого жанра «несовпадением» видео- и звукового ряда, и знаменитый закадровый голос НТВ, общающийся со зрителем исключительно вопросами, и передергивание фактов, и монтаж интервью с вырванными из контекста фразами. Самый показательный пример такого выборочного монтажа — ни к селу ни к городу вставленный вопрос коллекционера современного искусства Виктора Бондаренко о том, как лучше вступать в интимные отношения с 12-летними девочками, и следующий сразу за ним «ответ» галериста Марата Гельмана: «Легче всего это делается с помощью современного искусства».

Журнал «Большой город» после выхода фильма собрал подробные рассказы нескольких героев фильма, объяснивших, что именно они сказали в интервью автору фильма Борису Корчевникову и что из этого в итоге было использовано. Впрочем, еще до выхода картины о методах работы Корчевникова рассказал блогер Андрей Мальгин, который, узнав, что фильм готовит телеканал НТВ, отказался в нем сниматься. По словам Мальгина, Корчевников, несмотря на отказ, отыскал его дом в Италии и попробовал с порога задать блогеру несколько вопросов, в то время как его коллега-оператор пытался снять дом изнутри. Мальгин тогда пригрозил НТВ судом за вторжение в частную жизнь и съемку без разрешения — в фильме о нем в итоге нет ни слова.

Однако, несмотря на все усилия, фильм «Не верю!» не дотягивает до лучших образцов «разоблачительной» документалистики. Образ врага так и остается непроясненным: в сознании зрителя из-за бесконечного мелькания кадров и мыслей все смешивается — кто главный в атаках на церковь и кто за кем стоит, разобраться невозможно. В начале фильма зрителю рассказывают про технологии антиклерикальных вбросов через проплаченных блогеров при помощи специалиста в области интернет-маркетинга Игоря Ашманова (а по совместительству члена оргкомитета партии Николая Старикова «Новая великая Россия»). Не забывают упомянуть и оказавшегося в центре педофильского скандала блогера Рустема Адагамова, перемешав его собственные высказывания против церкви (сделанные еще до скандала) с обвинениями его бывшей жены Татьяны Дельсаль (интересно, что в фильме Корчевникова показаны ранее нигде не публиковавшиеся кадры с Дельсаль). Но вскоре после рассказа о блогерах выясняется, что за всеми информационными атаками на РПЦ на самом деле стоит Западная Украина, которая точит зуб на Московский патриархат из-за того, что тот не признает Украинскую православную церковь. А еще через несколько минут зрителю вдруг сообщают, что за половину всех вбросов против РПЦ ответственен лично Марат Гельман.

Перечисление врагов церкви и веры перемежается рассказами о священниках, которые усыновляют детей-инвалидов, исповедуют несовершеннолетних преступников, помогают жителям Крымска и восстанавливают сожженные храмы. Отвечая на вопрос портала «Православие и мир», зачем надо было мешать две эти линии и не лучше было бы снять полномасштабный фильм о благих делах церкви и ее служителей вместо «трансляции негатива», Корчевников заявил, что это был бы другой жанр и что одна часть без другой не имела бы смысла. «Мы не хотели показать беспринципность и небескорыстие чье-либо. Тем более что там есть и принципы, чаще всего и нет никакой корысти. Просто это оттого, что люди Церкви не знают», — добавил он.

В самой РПЦ на фильм отреагировали положительно. Глава синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Всеволод Чаплин (также появившийся в фильме) заявил, что картина адекватно отражает настроения общества, которое любит церковь и готово помогать ей, а все атаки на священнослужителей «только укрепляют людей в понимании того, что и церковь, и Россия сегодня на правильном пути». Настоятель храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский назвал фильм «Не верю!» правдивым и сделал неожиданный вывод, что протестное движение, которое якобы и стоит за информационной войной, потеряло доверие общества именно из-за своих атак на церковь.

Впрочем, у активных участников протестного движения фильм не вызвал особого отклика. Куда больший интерес и негодование проявили бывшие НТВ-шники. Борис Корчевников, известный зрителям СТС по сериалу «Кадеты» и программе «Хочу верить!» (название которой, по-видимому, должно перекликаться с его последним фильмом), учился документальной журналистике на НТВ, в программе Леонида Парфенова «Намедни». Об энциклопедических методах Парфенова Корчевников не забыл — он является автором программ «История российского шоу-бизнеса» и «История российского юмора» — но от учителя своего публично открестился. В фильм «Не верю!» он включил кадры с Парфеновым, читающим новогодний рэп на «Дожде» об имущественных скандалах в РПЦ. Устами Игоря Ашманова поведение Парфенова названо «интеллигентским ханжеством» — дескать, сам он снимается в рекламе и тем самым уже много лет «вдалбливает» зрителям, что «наживаться это хорошо». Вместе с Парфеновым досталось и телеведущему Владимиру Познеру — за вопросы протоиерею Димитрию Смирнову о марке его машины.

Парфенов, который редко публично реагирует на какие-либо скандалы (и еще реже становится их фигурантом), в этот раз не сдержался и ответил Корчевникову в своем ЖЖ. Телеведущий назвал фильм «Не верю!» «неряшливой, велеречивой чушью» и заявил, что «православный патриотизм» Корчевникова не искупает «убожество журналистики». «Господи, ну почему именно на тебе мерзость нынешней политико-церковной жизни должна была докатиться даже не до позднего совка, а до конца 40-х годов — когда студенты сообщали куда надо про антинародность своих преподавателей и проч.?» — добавил Парфенов в своем обращении к автору фильма.

Не могли не отреагировать на фильм и другие бывшие НТВ-шники и ученики Парфенова. Катерина Гордеева назвала фильм Корчевникова «предательством», а Андрей Лошак заметил, что «за такое конечно можно и в рыло», добавив: «Один умный человек мне сейчас сказал, что вообще-то про то, как плохо предавать учителей, пол-Евангелия написано». Еще один бывший сотрудник канала, Антон Красовский, наоборот, заявил, что набрасываться на Корчевникова не из-за чего, поскольку, «как любой диетический продукт, этот ваш ’Не верю’ уныл и пресен».

Не отрецензировал фильм только бывший шеф-редактор «Намедни» и, по сути, еще один учитель Корчевникова, Николай Картозия. Но и то лишь потому, что написал большой пост в фейсбуке накануне выхода «Не верю!» в эфир. Картозия напомнил, как все сотрудники «Намедни» всегда шутили над тем, что «Корчевников не снимает свои репортажи, а снимается в них», и что именно он настоял на увольнении корреспондента из программы из-за того, что тот мало работал. Фильм Корчевникова, как заявил Картозия, он смотреть не собирается.

Работа Корчевникова стала не только публичной пощечиной парфеновской школе со стороны ее ученика — это и еще один привет бывшим НТВ-шникам от гендиректора канала Владимира Кулистикова. На протяжении целого года он умело стравливал между собой своих же сотрудников, то показывая «Анатомии протеста» и наблюдая за возмущенной реакцией журналистов, то ставя в эфир Свету из Иваново — сразу после скандального ухода дирекции праймового вещания во главе с тем же Картозией. С помощью Корчевникова, который, кстати, и на НТВ-то не работает, он изящно подвел итог: в фильме в негативном свете упомянуты бывшие «корифеи» канала Парфенов и Киселев и еще работающий там Вадим Такменев из «Центрального телевидения».

Что же до самого Корчевникова, то тот своим фильмом окончательно показал, что своим учителем он уже давно считает не Парфенова, а «специального корреспондента» телеканала «Россия» Аркадия Мамонтова - за что в соцсетях и удостоился уже звания «мамонтенка». А от самого Мамонтова — высшей похвалы: тот заявил, что Корчевников сделал «шикарный публицистический материал» и что у его критиков, Парфенова и Картозии, просто не «хватает культуры спора» — «хам лезет изнутри». Но на деле Корчевникову куда лучше удавалось обличать «кощунниц» из Pussy Riot в программах самого Мамонтова (где он попутно заявлял, что отец его — Иисус Христос, а мать — Богородица). Документальная лента «Не верю!» показала, что до пропагандистского профессионализма автора «шпионского камня» юному корреспонденту далеко. Сложно представить, что даже зритель НТВ, привыкший к произведениям такого характера, смог досмотреть этот долгий и путаный фильм с вялой идеей до конца, а уж тем более — поверить в него.

подписатьсяОбсудить
00:02 Сегодня

Прилетит вдруг волшебник

Как борьба с детским порно порождает скандалы и компрометирует спецслужбы
Где золото моют
Репортаж «Ленты.ру» с золотого прииска в Якутии
«"Реальные пацаны" — у нас таких нет»
Первый рэпер Якутии о шаманах, фольклоре и особенностях национального характера
Фабрика зверств
Притравочные станции — аморальная забава или жестокая необходимость
Владимир Путин и Дмитрий Медведев завтракают в резиденции «Бочаров ручей»Политическая кухня
Еда, посуда и повара кремлевского двора
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Дональд Трамп и Пол МанафортПорочащие связи
Как работа с «Костей из ГРУ» подвела главу предвыборного штаба Трампа
Последние деньки
Как россияне пытаются поймать конец лета на море
Шикарные колеса
Самые фешенебельные железнодорожные маршруты мира
Наш юг накормит, опьянит
Фестиваль «О, да! Еда!» впервые прошел на курорте Абрау-Дюрсо
Карибский вопрос
10 причин провести следующий отпуск в Доминикане
«Долбаный идиот» или любящая бабушка?
За кого голосуют американские женщины-знаменитости
Бермудский прямоугольник
Фотограф выяснил, что россиянки носят в своих сумочках
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
Сам себе гастарбайтер
Фотоистория граждан Бангладеш, работающих за 10 долларов на вредном производстве
Гран-при Бельгии
Онлайн-трансляция самой непредсказуемой гонки Формулы-1
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон