А поймете потом

НТВ «разоблачил» критиков церкви и веры

Борис Корчевников
Борис Корчевников
Фото: Вадим Тараканов / ИТАР-ТАСС

Телеканал НТВ 20 января показал фильм Бориса Корчевникова «Не верю!» — об информационной атаке на христианство и на Русскую православную церковь. Обвиняются в атаках на церковь все — от проплаченных блогеров до жителей Украины. Фильм, в котором многие увидели новую «Анатомию протеста», скорее похож на очередных «Провокаторов» Мамонтова — но по уровню исполнения не дотягивает ни до того, ни до другого.

Фильм «Не верю!» — это попытка подвести итоги самого, пожалуй, тяжелого года для репутации Русской православной церкви за последнее десятилетие. Попытка далеко не самая удачная: чтобы понять, о каких именно атаках на церковь идет речь, надо быть в контексте новостной картины, представленной, главным образом, в интернете. Непосвященный зритель, предпочитающий телевизор другим СМИ и не слышавший ни о «часах патриарха», ни об «игуменах на спорткарах», из фильма так и не выяснит для себя, что за претензии к церкви и ее служителям предъявляют ее враги и критики. Зато поймет, что врагам этим — несть числа.

Перед выходом фильма «Не верю!» интернет-пользователи писали, что, по-видимому, НТВ готовит новую «Анатомию протеста». Фильм Корчевникова действительно сделан по законам всех подобных «разоблачительных фильмов»: в нем есть и съемки скрытой камерой с традиционным для этого жанра «несовпадением» видео- и звукового ряда, и знаменитый закадровый голос НТВ, общающийся со зрителем исключительно вопросами, и передергивание фактов, и монтаж интервью с вырванными из контекста фразами. Самый показательный пример такого выборочного монтажа — ни к селу ни к городу вставленный вопрос коллекционера современного искусства Виктора Бондаренко о том, как лучше вступать в интимные отношения с 12-летними девочками, и следующий сразу за ним «ответ» галериста Марата Гельмана: «Легче всего это делается с помощью современного искусства».

Журнал «Большой город» после выхода фильма собрал подробные рассказы нескольких героев фильма, объяснивших, что именно они сказали в интервью автору фильма Борису Корчевникову и что из этого в итоге было использовано. Впрочем, еще до выхода картины о методах работы Корчевникова рассказал блогер Андрей Мальгин, который, узнав, что фильм готовит телеканал НТВ, отказался в нем сниматься. По словам Мальгина, Корчевников, несмотря на отказ, отыскал его дом в Италии и попробовал с порога задать блогеру несколько вопросов, в то время как его коллега-оператор пытался снять дом изнутри. Мальгин тогда пригрозил НТВ судом за вторжение в частную жизнь и съемку без разрешения — в фильме о нем в итоге нет ни слова.

Однако, несмотря на все усилия, фильм «Не верю!» не дотягивает до лучших образцов «разоблачительной» документалистики. Образ врага так и остается непроясненным: в сознании зрителя из-за бесконечного мелькания кадров и мыслей все смешивается — кто главный в атаках на церковь и кто за кем стоит, разобраться невозможно. В начале фильма зрителю рассказывают про технологии антиклерикальных вбросов через проплаченных блогеров при помощи специалиста в области интернет-маркетинга Игоря Ашманова (а по совместительству члена оргкомитета партии Николая Старикова «Новая великая Россия»). Не забывают упомянуть и оказавшегося в центре педофильского скандала блогера Рустема Адагамова, перемешав его собственные высказывания против церкви (сделанные еще до скандала) с обвинениями его бывшей жены Татьяны Дельсаль (интересно, что в фильме Корчевникова показаны ранее нигде не публиковавшиеся кадры с Дельсаль). Но вскоре после рассказа о блогерах выясняется, что за всеми информационными атаками на РПЦ на самом деле стоит Западная Украина, которая точит зуб на Московский патриархат из-за того, что тот не признает Украинскую православную церковь. А еще через несколько минут зрителю вдруг сообщают, что за половину всех вбросов против РПЦ ответственен лично Марат Гельман.

Перечисление врагов церкви и веры перемежается рассказами о священниках, которые усыновляют детей-инвалидов, исповедуют несовершеннолетних преступников, помогают жителям Крымска и восстанавливают сожженные храмы. Отвечая на вопрос портала «Православие и мир», зачем надо было мешать две эти линии и не лучше было бы снять полномасштабный фильм о благих делах церкви и ее служителей вместо «трансляции негатива», Корчевников заявил, что это был бы другой жанр и что одна часть без другой не имела бы смысла. «Мы не хотели показать беспринципность и небескорыстие чье-либо. Тем более что там есть и принципы, чаще всего и нет никакой корысти. Просто это оттого, что люди Церкви не знают», — добавил он.

В самой РПЦ на фильм отреагировали положительно. Глава синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Всеволод Чаплин (также появившийся в фильме) заявил, что картина адекватно отражает настроения общества, которое любит церковь и готово помогать ей, а все атаки на священнослужителей «только укрепляют людей в понимании того, что и церковь, и Россия сегодня на правильном пути». Настоятель храма мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский назвал фильм «Не верю!» правдивым и сделал неожиданный вывод, что протестное движение, которое якобы и стоит за информационной войной, потеряло доверие общества именно из-за своих атак на церковь.

Впрочем, у активных участников протестного движения фильм не вызвал особого отклика. Куда больший интерес и негодование проявили бывшие НТВ-шники. Борис Корчевников, известный зрителям СТС по сериалу «Кадеты» и программе «Хочу верить!» (название которой, по-видимому, должно перекликаться с его последним фильмом), учился документальной журналистике на НТВ, в программе Леонида Парфенова «Намедни». Об энциклопедических методах Парфенова Корчевников не забыл — он является автором программ «История российского шоу-бизнеса» и «История российского юмора» — но от учителя своего публично открестился. В фильм «Не верю!» он включил кадры с Парфеновым, читающим новогодний рэп на «Дожде» об имущественных скандалах в РПЦ. Устами Игоря Ашманова поведение Парфенова названо «интеллигентским ханжеством» — дескать, сам он снимается в рекламе и тем самым уже много лет «вдалбливает» зрителям, что «наживаться это хорошо». Вместе с Парфеновым досталось и телеведущему Владимиру Познеру — за вопросы протоиерею Димитрию Смирнову о марке его машины.

Парфенов, который редко публично реагирует на какие-либо скандалы (и еще реже становится их фигурантом), в этот раз не сдержался и ответил Корчевникову в своем ЖЖ. Телеведущий назвал фильм «Не верю!» «неряшливой, велеречивой чушью» и заявил, что «православный патриотизм» Корчевникова не искупает «убожество журналистики». «Господи, ну почему именно на тебе мерзость нынешней политико-церковной жизни должна была докатиться даже не до позднего совка, а до конца 40-х годов — когда студенты сообщали куда надо про антинародность своих преподавателей и проч.?» — добавил Парфенов в своем обращении к автору фильма.

Не могли не отреагировать на фильм и другие бывшие НТВ-шники и ученики Парфенова. Катерина Гордеева назвала фильм Корчевникова «предательством», а Андрей Лошак заметил, что «за такое конечно можно и в рыло», добавив: «Один умный человек мне сейчас сказал, что вообще-то про то, как плохо предавать учителей, пол-Евангелия написано». Еще один бывший сотрудник канала, Антон Красовский, наоборот, заявил, что набрасываться на Корчевникова не из-за чего, поскольку, «как любой диетический продукт, этот ваш ’Не верю’ уныл и пресен».

Не отрецензировал фильм только бывший шеф-редактор «Намедни» и, по сути, еще один учитель Корчевникова, Николай Картозия. Но и то лишь потому, что написал большой пост в фейсбуке накануне выхода «Не верю!» в эфир. Картозия напомнил, как все сотрудники «Намедни» всегда шутили над тем, что «Корчевников не снимает свои репортажи, а снимается в них», и что именно он настоял на увольнении корреспондента из программы из-за того, что тот мало работал. Фильм Корчевникова, как заявил Картозия, он смотреть не собирается.

Работа Корчевникова стала не только публичной пощечиной парфеновской школе со стороны ее ученика — это и еще один привет бывшим НТВ-шникам от гендиректора канала Владимира Кулистикова. На протяжении целого года он умело стравливал между собой своих же сотрудников, то показывая «Анатомии протеста» и наблюдая за возмущенной реакцией журналистов, то ставя в эфир Свету из Иваново — сразу после скандального ухода дирекции праймового вещания во главе с тем же Картозией. С помощью Корчевникова, который, кстати, и на НТВ-то не работает, он изящно подвел итог: в фильме в негативном свете упомянуты бывшие «корифеи» канала Парфенов и Киселев и еще работающий там Вадим Такменев из «Центрального телевидения».

Что же до самого Корчевникова, то тот своим фильмом окончательно показал, что своим учителем он уже давно считает не Парфенова, а «специального корреспондента» телеканала «Россия» Аркадия Мамонтова - за что в соцсетях и удостоился уже звания «мамонтенка». А от самого Мамонтова — высшей похвалы: тот заявил, что Корчевников сделал «шикарный публицистический материал» и что у его критиков, Парфенова и Картозии, просто не «хватает культуры спора» — «хам лезет изнутри». Но на деле Корчевникову куда лучше удавалось обличать «кощунниц» из Pussy Riot в программах самого Мамонтова (где он попутно заявлял, что отец его — Иисус Христос, а мать — Богородица). Документальная лента «Не верю!» показала, что до пропагандистского профессионализма автора «шпионского камня» юному корреспонденту далеко. Сложно представить, что даже зритель НТВ, привыкший к произведениям такого характера, смог досмотреть этот долгий и путаный фильм с вялой идеей до конца, а уж тем более — поверить в него.

Обсудить
Россия для грустных
Тест «Ленты.ру» на экстремизм
Россия. Москва. 13 апреля 2016. Член комитета Госдумы РФ по вопросам собственности Андрей Свинцов, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Вадим Деньгин, член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Диденко (слева направо на втором плане) и член комитета Госдумы по образованию Егор Анисимов (слева на первом плане) на пленарном заседании Государственной думы РФ. Станислав Красильников/ТАССПретерпевшие
На что жалуются депутаты при зарплате в 400 тысяч рублей
Владимир Путин«Волосы дыбом встают»
Чему ужаснулся Путин на Совете по правам человека
Рамзан Кадыров Рамзан сбережет
Почему финансирование Чечни продолжит расти
«Родишь — будешь халат мне от крови отстирывать»
Молодые матери о хамстве и унижениях в родильных домах
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа

Не твой, вот и бесишься
Что нужно продать, чтобы купить новый MacBook Pro 2016
«Его вряд ли воспитывала бабка»
Кем на самом деле был основатель Киевской Руси князь Владимир
Киндер-сюрприз
В мумии литовского ребенка нашли смертоносный вирус оспы
FILE - This is a  Tuesday, Oct. 14, 2014 filoe photo of skulls and bones are stacked at the Catacombs in Paris, France. The subterranean tunnels, which once gave refuge to smugglers and saints, cradle the bones of some 6 million Parisians from centuries past. The Catacombs form a dark, 200-mile (322 kilometer) underground labyrinth beneath the City of Light.  (AP Photo/Francois Mori)Кровавая жатва
Как загадочный паразит жестоко и мучительно убивал древних римлян
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
SAN MARCOS, CA - FEBRUARY 5:  Finished silicone RealDoll sex dolls are seen at the Abyss Creations factory on February 5, 2004 in San Marcos, California. RealDolls are created using Hollywood special effects technology and have orifices made of a special soft grade of silicone for people who want to "enhance their sex lives", according to Abyss Creations literature. Standard female models sell for about $6000, males for $7000, and are sold only over the Internet. "Shemales" and other special orders are also available.       (Photo by Макдоналдс секс-индустрии
Зачем лондонскому кафе эротические роботы
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее