Чей стон раздается

На экраны выходит фильм с поющими Джекманом, Хэтэуэй и Кроу

Кадр из фильма «Отверженные»

Если коротко, то «Отверженные» Тома Хупера — очень хорошая экранизация успешного сценического мюзикла. Фильм достаточно близок к оригиналу (в смысле, к спектаклю, а не к роману Гюго). Хупер умудрился уместить в картину все песни, звучащие в постановке, причем занятым в «Отверженных» актерам пришлось петь живьем, прямо на съемочной площадке. Кроме всего прочего, фильм выглядит, что называется, богато: тут вам и сложные декорации, и компьютерная графика, и дорогие костюмы. В общем, поклонникам спектакля все это должно понравиться.

Если не так коротко (а фильм, хронометраж которого приближается к трем часам, заслуживает, наверное, чуть более развернутого рассказа), «Отверженные» — лента невыносимая, или как минимум очень тяжелая для просмотра. Неподготовленный зритель, не видевший спектакля, может заснуть где-то в самом начале. Даже тот, кто будет бодрствовать до конца, вряд ли поймет, в чем же прелесть именно такой версии «Отверженных».

Сюжет «Отверженных» Хупера в целом следует за историей, рассказанной в романе Гюго. Жан Вальжан — бывший каторжник, который радикально меняется после случайной встречи со священником. Со временем он становится настолько благодетельным, что берет на воспитание Козетту, малолетнюю дочь женщины, перед которой Вальжан считает себя виноватым. Козетта вырастает и влюбляется в молодого революционера Мариуса. Между тем за Вальжаном все эти годы охотится Жавер, инспектор полиции, недовольный тем фактом, что Жан нарушил условия освобождения. «Отверженные» Гюго — это, впрочем, не любовный роман и не приключенческая книга, посвященная похождениям беглеца. Это целая энциклопедия, рассказывающая о Франции первой половины XIX века. Многих юных читателей сложность романа отпугивает, и родителям нередко приходится убеждать детей, что Гюго — автор, которого нужно читать. При этом если вчитаться, книга затягивает настолько, что потом оторваться невозможно.

Создатели мюзикла и нового фильма подкорректировали некоторые сюжетные линии, избавились от ряда деталей и убрали ненужные родственные связи, но проблема, конечно, не в этом. Новая киноверсия «Отверженных» кажется клоунадой, тут речи ни о каком погружении не идет. Дело в том, что актерам довольно сложно одновременно разыгрывать драму и петь — а именно это им и приходится делать по указке Хупера. Причем вокальные данные участников проекта разнятся. Энн Хэтэуэй, например, неплохо справляется с партией Фантины (актрисе приходится исполнять прославившую Сьюзен Бойл песню «I Dreamed a Dream»). С другой стороны, Аманда Сейфрид (выросшая Козетта), как выясняется, не является обладательницей сильного голоса. Возникает вопрос: с чего это Мариус (Эдди Редмэйн) отдает предпочтение бесцветной Сейфрид, а не интересной брюнетке Эпонине (Саманта Баркс)? Последняя к тому же и поет лучше.

Кроме всего прочего, актеры запевают в не самых подходящих ситуациях. Скажем, Вальжан (Хью Джекман), выбравшись из канализации, вдруг обращается к Жаверу (Расселу Кроу) в песенной форме. По лицу Жана меж тем стекает, скажем так, грязь — зрителю видны все детали, поскольку Хупер, как выясняется, очень любит крупные планы. Внезапное желание спеть в тяжелой ситуации кажется более-менее уместным, когда речь идет о сценической постановке (или о болливудской кинопродукции) — там зритель понимает, что сталкивается с условностью. В фильме же Хупера и канализация, и грязь выглядят настоящими — в отличие от, собственно, пения и гримас, которыми Джекман сопровождает свою партию.

Удивительным образом Хупер, который, кажется, не был стеснен финансовыми ограничениями, иногда отказывается от натурализма. Восстание на улицах Парижа, например, ограничивается одной-единственной баррикадой, и к тому же довольно хлипкой. Или вот месье и мадам Тенардье (Саша Барон Коэн и Хелена Бонем Картер) — они даже не притворяются, что играют всамделишных персонажей, а паясничают и кривляются, выполняя функции коверных клоунов.

Немного о приятном: прокатчики решили на этот раз не дублировать вокальные партии, так что Вальжан, к счастью, не поет голосом Киркорова. Но вот те редкие реплики, которые персонажи произносят вне песен, продублированы. В результате фильм кажется еще более неестественным: герой вдруг между двух зарифмованных строчек может что-то пробубнить не своим голосом.

Два года назад Том Хупер снял ленту «Король говорит!». Речь в ней шла о британском монархе Георге VI, при этом фильм был очень сдержанным, лишенным пафоса и человечным. Картина выдвигалась на 12 «Оскаров» и получила четыре из них. Вероятно, в том числе и благодаря успеху предыдущей работы Хупера режиссеру на этот раз поручили проект с более серьезным бюджетом (на съемки фильма «Король говорит!» ушло 15 миллионов долларов, на «Отверженных» понадобилось около 60 миллионов). Кажется, бюджет все испортил. «Отверженные» — это в каком-то смысле противоположность предыдущей ленте. Новый фильм Хупера — шумный, зрелищный блокбастер, не вызывающий никаких эмоций, кроме уныния. Что, однако, не помешало ленте войти в список главных претендентов на награду Американской киноакадемии.

Впрочем, есть вероятность, что Хупер всех эффективно затроллил и сейчас сидит и хихикает, читая отзывы критиков. Просто сложно представить, что нормальный режиссер может снять такую, например, сцену на полном серьезе.

Культура00:0816 июля
Джозеф Джексон с дочерьми Джанет и Ла Тойей, 1983 год

«Он найдет искупление в аду»

Избиения, унижения и кастрация: как отец Майкла Джексона сделал из него звезду