Москва глухих

Что не так с сотовыми операторами в Москве

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

В начале февраля премьер-министр России Дмитрий Медведев посетовал на плохое качество связи в Москве и попросил чиновников срочно принять меры. Что-то подобное премьер — продвинутый пользователь iPhone — говорит уже несколько лет, но на качество услуг сотовых операторов его жалобы практически не влияют. Вслед за премьером Лента.ру решила посмотреть, в каком состоянии сейчас находится московский рынок связи.

Технологии

Оценку качества связи в Москве («безобразная»), которую выдал премьер-министр, сложно назвать объективной — хотя бы потому, что Дмитрий Медведев не указал, почему он сделал такой вывод. Премьер не смог дозвониться коллеге? Сорвалось уже установленное голосовое соединение? Не загрузился мобильный твиттер? Смартфон долго искал, но так и не нашел сеть 3G? Непонятно.

Конкретику в заявлении Медведева можно найти, пожалуй, только в утверждениях о том, что неважная ситуация с мобильными коммуникациями в столице является исторической (мол, так было и в 1999-м), что в других регионах (в том числе в Санкт-Петербурге) дела обстоят лучше и что в Москве не работает «элементарная связь стандарта начала 2000-х годов». Однако полностью справедливым можно признать разве что первое утверждение.

В 1999 году стандарт GSM еще не занял господствующее положение на рынке — некоторые крупные операторы (в том числе, к примеру, «Сотел» и «Московская сотовая») продолжали использовать стандарт NMT-450. А поскольку родиной NMT-450 является Скандинавия, в Питере качество связи в этом стандарте действительно могло быть выше, чем в Москве. В любом случае сейчас NMT-450 давно мертв, а Москву обслуживают операторы «большой тройки» (МТС, «Вымпелком» и «МегаФон»). В городе действуют сети второго и третьего поколений, и ситуация с покрытием у всех трех игроков примерно одинаковая — голос и низкоскоростной GPRS доступны везде, более быстрый 3G тоже работает практически повсеместно, хотя и с вкраплениями «белых пятен».

В этой связи ремарка про неработающую «связь стандарта начала 2000-х годов» выглядит неуместной. Дозвониться под открытым небом в Москве можно практически всегда, а временное отсутствие интернета может означать, что телефон просто задумался над тем, какую сеть (2G или 3G) ему использовать. У регионов столица выигрывает прежде всего по покрытию области — выехав за пределы города, московский пользователь в большинстве случаев сохраняет возможность совершать звонки и выходить в интернет.

О том, что связь в Москве находится на должном уровне даже по мировым меркам, свитедельствует исследование, проведенное в 2012 году польской Systemics-PAB (.pdf). Эксперты компании сравнивали качество связи в Москве (операторы «Билайн», МТС и «МегаФон») и Лондоне (операторы Vodafone, Orange, O2 и Three). Выяснилось, что у россиян реже обрываются звонки и выше скорость мобильного интернета, так что им дозвониться до нужного абонента проще, чем лондонцам.

Главное, в чем пока отстает от развитых стран Москва (как, впрочем, и вся Россия), — это сети LTE, обеспечивающие более высокую, чем 3G, скорость передачи данных. LTE в прошлом году запустили МТС и Yota c «МегаФоном» (в 2013 году должен подтянуться и «Билайн»), но сети работают в неполноценном режиме — владельцев мобильных телефонов в них пока не пускают. Ограничение обещают снять в 2013 году.

Реакция на заявление Медведева оказалась весьма предсказуемой: операторы пожаловались на нехватку базовых станций и трудности с их установкой, а замминистра связи Денис Свердлов сообщил о нехватке частот и «фрагментации спектра». Все это относится к разряду «вечных проблем» — о них говорилось и в конце 2000-х, когда запускали 3G, и в 2012 году, когда делили частоты LTE. О конкретных трудностях — «да, у нас высокая нагрузка на станцию, поэтому постоянно не проходят звонки» или «да, у нас не получается настроить переключение между 3G и LTE» — никто не упоминал.

Чиновники

Премьер Медведев, возмутившийся качеством сотовой связи в Москве, с критикой несколько запоздал. Подобные претензии российские чиновники начали высказывать еще в 2010 году, когда этим вопросом озаботился тогдашний министр связи Игорь Щеголев. «У нас есть масса обращений от потребителей — что-то стало со связью в Москве твориться. Такого лавинообразного притока абонентов, который оправдал бы падение качества связи, нет», — заявил тогда Щеголев, сдобрив свою речь критическими замечаниями в адрес «большой тройки». Министерство, отмечал чиновник, в первую очередь заботится о потребителях, а сотовые операторы — о технологиях, ради внедрения которых (речь шла об использовании имеющихся у сотовых компаний частот для развертывания на их базе сетей LTE) готовы поступиться в том числе и качеством голосовой связи.

Забота чиновников, впрочем, выглядит несколько странно: о качестве связи они говорят годами, но, судя по их же словам, оно как застряло в 2010 году, так и остается неудовлетворительным до сих пор. Представители «большой тройки» и тогда, и позднее уверяли, что их службы не фиксируют большого количества жалоб на связь. Но в Роскомнадзоре настаивают, что именно жалобы на качество связи в последние годы входят в число самых распространенных. Впрочем, до недавнего времени чиновники не считали нужным даже вести наблюдение за данным параметром связи, так как законодательство на этот счет никаких нормативов не устанавливает.

Московский департамент информационных технологий еще в декабре 2011 года заключил с Роскомнадзором соглашение, в рамках которого начал собирать жалобы на качество сигнала от горожан и проводить собственный радиомониторинг. Неизвестно, сыграл ли этот опыт какую-то роль, но в Роскомнадзоре в итоге всерьез задумались о создании методики определения качества услуг сетей сотовой связи, с тем чтобы оценка качества строилась на некой фактологической базе.

В сентябре 2012 года уже новый глава Минкомсвязи Николай Никифоров отмечал, что такой критерий, как качество сотовой связи, по-прежнему не включен в список лицензионных требований для операторов, хотя оно иногда оставляет желать лучшего. Минкомсвязи намеревалось внести необходимые поправки в новый вариант закона «О связи», однако каким в итоге получится этот документ, пока говорить рано. К тому же Роскомнадзор должен сперва закончить разработку требований к сотовым операторам, несоблюдение которых будет поводом для вмешательства со стороны регулятора.

До сих пор российское законодательство предусматривало для Роскомнадзора всего один обязательный параметр качества мобильной связи — доля несостоявшихся вызовов в общем количестве попыток в моменты пиковых нагрузок. Насколько успешно продвигается процесс доработки новых отраслевых стандартов, на данный момент неизвестно (концепция контроля качества услуг всех видов связи сейчас находится на утверждении в Минкомсвязи), зато уже заявлено, что в новом законе «О связи» будет установлено требование к оператору по обязательному раскрытию качества связи. При этом рыночным механизмом улучшения качества связи каждого из операторов станет принятый закон об отмене «мобильного рабства».

Все это, однако, не означает, что критика Дмитрия Медведева оказалась бессмысленной. Пока разрабатываются стандарты и принимаются законы, чиновники и сотовые операторы обещают решить проблему, на которую указал премьер. Но другими методами. Столичный департамент информационных технологий намерен, в частности, помочь сотовым операторам получить доступ к различным площадкам для размещения дополнительных базовых станций, сняв административные барьеры, препятствующие этому. К примеру, для того чтобы поставить базовую станцию на жилом здании, сейчас оператору нужно получить согласие не менее двух третей жильцов дома.

Цена вопроса

Основная претензия к московским сотовым операторам со стороны потребителей, которым приходится платить за связь самим, вовсе не в качестве, а в цене. Пользователи мобильной связи со стажем помнят, как в начале и середине 2000-х годов «большая тройка» отчаянно демпинговала, пытаясь привлечь клиентов. Новые тарифы появлялись если не раз в месяц, то уж раз в сезон точно, и каждый из них был выгоднее предыдущего. В 2003 году «МегаФон» даже запустил тариф «О'Лайт», в котором абонентам доплачивали по одному центу за входящие звонки с федеральных номеров других сотовых операторов.

С тех пор рынок сильно изменился — москвичей без сотовых телефонов просто не осталось, а многие из абонентов регулярно пользуются двумя или даже тремя SIM-картами. Они, как правило, лояльны своему оператору, поэтому снижение стоимости связи у конкурентов вряд ли заставит его менять «Билайн» на МТС или наоборот — тем более что сейчас это неминуемо приведет к потере номера. Кроме того, конкурентным преимуществом стал дешевый интернет, а не дешевая связь или SMS, поэтому на стоимость этих услуг сотовые операторы стали обращать гораздо меньше внимания.

В результате стоимость сотовой связи в Москве, даже несмотря на демпинг начала 2000-х годов, остается высокой — если, конечно, сравнивать ее с другими регионами страны, а не с Европой. К тому же за пределами Москвы и Московской области действуют сотовые операторы, которые предлагают свои услуги значительно дешевле без особых потерь в качестве.

Речь идет прежде всего о Tele2 — скандинавском сотовом операторе, уверенно занимающем четвертое место в списке крупнейших мобильных компаний России. По данным на четвертый квартал 2012 года, Tele2 подключила 83 процента новых абонентов в регионах (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга). Это и неудивительно: звонить с помощью Tele2 в ряде регионов можно по 9-10 копеек за минуту, а отправлять SMS — за 19 копеек. Для сравнения, в Москве «Билайн» предлагает тариф Go! с оплатой первой минуты разговора в три рубля, а последующих — в 50 копеек.

Казалось бы, самое простое решение этой проблемы — допуск Tele2 к московскому рынку. Это привело бы к увеличению конкуренции и улучшению тарифов всей «большой тройки», но в сложившихся условиях такой шаг невозможен. Дело в том, что для Tele2 (как и для других региональных операторов) у Москвы нет свободных частот. Их можно было бы взять у военных, но те расставаться с частотами просто так не хотят, и «отъем» проходит с большим скрипом, даже когда речь идет о связи нового поколения (например, 4G). О более старых форматах в связи с переделом частот даже не вспоминают — лоббистского ресурса Tele2 на конкуренцию с «большой тройкой» в столице явно не хватает. Да и не в столице тоже — формат 3G у Tele2 пока не появился и в регионах.

Охраняет монополию «большой тройки» в столице и Роскомнадзор. Когда Tele2 попыталась залезть в Московскую область «черным ходом», то есть распространяя свой сигнал по региону с помощью станций в соседних областях, ведомство пригрозило шведам отзывом лицензий. Попытки договориться с «большой тройкой» о создании виртуального сотового оператора тоже ни к чему не привели.

В такой комфортной ситуации «большая тройка» может и дальше держать тарифы на связь в Москве на относительно высоком уровне — бояться ей некого.