Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Не могу питаться святым духом»

Басманный суд Москвы отправил Сергея Удальцова под домашний арест: репортаж «Ленты.ру»

Сергей Удальцов на заседании Басманного суда, 9 февраля 2013 года
Фото: Максим Шеметов / Reuters

Басманный суд Москвы отправил координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова под домашний арест. Один из фигурантов «болотного дела» как минимум до 6 апреля 2013 года лишен возможности говорить по телефону и пользоваться интернетом; общаться он сможет только с родственниками и адвокатами. Удальцов, который ранее был под подпиской о невыезде, назвал изменение меры пресечения «политическим заказом». Это первый арест одного из лидеров оппозиции в рамках уголовного дела. 

Первая неделя февраля выдалась для одного из лидеров несистемной оппозиции Сергея Удальцова весьма насыщенной. После случая на панихиде по Александру Долматову (член «Другой России» покончил с собой в Голландии), где на политика напали нацболы, о себе дали знать следователи — главные недруги Удальцова. В пятницу вечером — после того, как Удальцов побывал на допросе по «болотному делу», в Следственном комитете решили изменить Удальцову меру пресечения с подписки о невыезде на домашний арест. 

Это рацпредложение СК было оперативно рассмотрено в Басманном суде столицы уже в субботу днем. Поддерживать Удальцова помимо нескольких активистов «Левого фронта» из заметных политиков пришел только Илья Яшин — коллега оппозиционера по Координационному совету. Он в шутку связал попытку СК изменить Удальцову меру пресечения с тем, что именно координатор «Левого фронта» должен был председательствовать на ближайшем заседании КС 16 февраля (в этот же день Удальцову исполнится 36 лет). Шутки шутками, но такими темпами скоро вести заседание КС будет некому, поскольку многие члены КС ходят под уголовными делами и либо сидят в СИЗО, либо дали подписку о невыезде, либо бежали из страны.

Несмотря на важность заседания (прежде ни одного из лидеров «болотной» оппозиции по уголовным делам еще не арестовывали) Удальцов сохранял присущие ему оптимизм и чувство юмора. Чего не скажешь о Яшине, который в очереди в суд мрачно говорил, что СК движется шаг за шагом — от подписки о невыезде до реального уголовного срока — и прощупывает общественное мнение. Соратник Удальцова по «Левому фронту» Алексей Сахнин тоже был невесел и говорил, что Сергея закроют на «99 и 9 в прогрессии процентов». 

Сверкавший лысиной судья Артур Карпов, из-под мантии которого выглядывала розовая рубашка, в начале заседания выяснил у Удальцова, что тот недавно сменил место работы. Координатор «Левого фронта» больше не работает юристом газеты «Гласность», теперь он помощник своего адвоката Виолетты Волковой (ранее она защищала Pussy Riot вместе с Марком Фейгиным и Николаем Полозовым, которые также пришли в Басманный суд) в московской коллегии адвокатов «Волкова, Лесников и коллеги».

Обстоятельства, в связи с которыми Удальцова необходимо изолировать от общества, изложил старший следователь по делу 6 мая Рустам Габдуллин — высокий блондин с крючковатым носом. Пока он вкратце рассказывал судье о сути «болотного дела», Удальцов откинулся на спинку стула, скрестил руки на груди и сжал губы. Но когда Габдуллин заявил о том, что Удальцову и его подельникам не удалось довести дело до конца по не зависящим от них обстоятельствам (читай: из-за успешной деятельности спецслужб и телеканала НТВ), Удальцов, засмеявшись, повернулся ко мне и картинно развел руками. 

Затем Габдуллин объяснил, почему Удальцова необходимо поместить под домашний арест без права пользоваться телефоном, «телекоммуникационной сетью интернет» и общаться с кем-либо кроме близких родственников и адвокатов.

Во-первых, Удальцов якобы «подолгу не проживает по месту регистрации» (это утверждение основано на показаниях соседей и матери Удальцова), а о своем фактическом месте проживания он в СК не сообщил. Во-вторых, ему тяжело дозвониться на мобильный телефон. В-третьих, у Удальцова есть действующий заграничный паспорт и обширные «связи с правозащитниками» за рубежом. В-четвертых, Удальцов продолжает совершать правонарушения: в частности, был оштрафован на 30 тысяч рублей за одиночный пикет 27 октября 2012 года, 15 декабря он был задержан на несанкционированной акции у Соловецкого камня, а 13 января 2013-го на «Марше против подлецов» совершил «провокационные действия и призывал к бессрочной акции протеста». Наконец, Удальцов вполне может продолжить свою преступную деятельность, тем более что не все фигуранты дела задержаны (очередной арест по «болотному делу» также произошел на этой неделе).

Примерно в этот момент с улицы раздались громкие крики «По-зор! По-зор!», Габдуллин на пару секунд запнулся, но вскоре продолжил свою речь.

Самым неожиданным местом в его выступлении стали пассажи о личной жизни оппозиционера. По словам следователя, Удальцов «угрожал своей жене Анастасии физической расправой», из-за чего она с двумя их детьми уехала жить на Украину. Впрочем, через несколько фраз Габдуллин еще одним основанием для домашнего ареста назвал возможное желание Удальцова сбежать из России к жене на Украину. Надо полагать, для того чтобы осуществить свои угрозы.

Адвокатов у Удальцова в этом заседании было трое: кроме Виолетты Волковой его интересы представляли Виктория Савченко и Юрий Воловельский. Адвокат Савченко назвала инициативу СК «незаконной, необоснованной и нелогичной». «Если есть опасения, что Удальцов продолжит преступную деятельность, а на свободе остались его сообщники, то зачем его сажать под домашний арест? Лучше вести оперативную работу, установить слежку и узнать всех, с кем он попытается наладить контакт», — с грустной иронией сказала адвокат Савченко.

Выступление седовласого адвоката Воловельского в самом начале прервал судья. Ему не понравилась фраза про то, что «по слухам, Басманный суд уже принял решение заранее». Карпов пригрозил адвокату письмом в его коллегию за неуважение к суду. Председательствующий вообще был крайне невежлив, часто поднимал голос на адвокатов Удальцова и отклонил все их ходатайства. Именно Воловельский первый заговорил о том, что изменение меры пресечения — это «политический заказ». «Протесты на спад не пошли, а Удальцов ходит на митинги, выступает. У него есть такое право. Вот и решили его посадить под арест, чтобы он не говорил то, что властям предержащим не нравится», — заявил Воловельский.

Последней из тройки адвокатов выступала Волкова, которая заявила, что некоторых соседей не видит годами, но это не значит, что она дома не живет. По ее словам, Удальцов ходит в магазин, общается с друзьями и товарищами, а также выполняет ее поручения как помощник. «За полгода следствия было только 45 минут, когда Сергей был недоступен по телефону, и изменение меры пресечения не может быть этим объяснено», — заявила Волкова. По словам адвокатов, Удальцов всегда вовремя приходил на допросы в СК и ни разу не покидал пределов Москвы.

Наконец, слово получил Удальцов, во время своей речи он активно жестикулировал. Оппозиционер напирал на то, что с октября 2012-го, когда было принято решение о мере пресечения в виде подписки, не изменилось «ни-че-го». Он добавил, что живет у себя дома, и только несколько раз ночевал у друзей, что не противоречит условиям подписки о невыезде. 

«У меня в телефоне огромными буквами записаны телефоны СК, и я в ту же секунду, когда вижу звонок, поднимаю трубку и испытываю глубокое облегчение и удовлетворение от того, что не нарушил условий. Утром, когда просыпаюсь, то первым делом смотрю, не пропустил ли ночью звонок», — рассказал Удальцов. Он также заявил о политической составляющей в изменении меры пресечения, но распространяться на эту тему не стал. В этот день он вообще был непривычно немногословен. 

Под конец выступления Удальцов заявил судье, что под домашним арестом будет фактически лишен средств к существованию. «Я не могу питаться святым духом, я еще не научился, а СК пока не готов взять меня на содержание», — сказал Удальцов, и, вспомнив про другого «домашнего арестанта» — бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны Евгению Васильеву, — добавил: — Если вдруг решите отправить меня под домашний арест, то прошу предоставить мне 13-комнатную квартиру, повара и домработницу». Никто в зале не засмеялся, хотя шутку поняли все.

Удальцов коснулся и своих отношений с женой, которые, по его мнению, к вопросу о мере пресечения не имеют никакого отношения. «Все у нас нормально, есть споры об РПЦ, патриотизме, идеологии, политике партии власти и все», — сказал Удальцов. Адвокат Волкова позже потребовала у суда опросить жену Удальцова Анастасию, которая сидела в коридоре. Карпов отказался, заявив, с подачи следователя Габдуллина, что на этой стадии свидетелей не допрашивают. Присутствие жены Удальцова в суде не помешало Карпову повторить в своем решении, что она проживает на Украине.

Анастасия позже в шутку сказала мне, что это она «бьет Сергея, а никак не наоборот». «Это голословное пи**обольство, которое вброшено, чтобы еще больше его очернить. Недаром телеканалы ко мне не подходят и ничего не спрашивают», — сказала жена Удальцова. По ее мнению, соседи не могли сказать такого следователям, а те наверняка это придумали. 

После того, как судья удалился на полуторачасовой перерыв для принятия решения, Удальцова вбежала в зал, сквозь зубы прошептав «Пи**ец». Через несколько минут журналисты попросили Сергея и Настю прокомментировать информацию об угрозах.

«Это полная ложь», — коротко ответила Удальцова. «Поцелуйтесь тогда!» — крикнул кто-то из не самых адекватных завсегдатаев политических процессов против оппозиции.
«Поцелуемся, когда будет победа, а сейчас это будет странно», — сказал Удальцов. 

Судья Карпов отправил Удальцова под домашний арест до 6 апреля 2013 года (до этого дня продлено следствие по «болотному делу»). Повод для того, чтобы поцеловаться, у Сергея Удальцова и его жены найдется еще нескоро.

Россия00:0215 октября
Паша Лапушкин

Стеклянный мальчик

Девятилетнего Пашу Лапушкина спасет срочная операция. Нужна ваша помощь