Новости партнеров

Пролетая над гнездом Ганнушкина

Жених помог москвичке сбежать из психиатрической клиники

Антон Брин и Анна Павленкова
Фото: личная страница Антона Брина «ВКонтакте»

12 февраля в Москве был совершен побег из психиатрической больницы имени Ганнушкина. Отход пациентки прикрывали трое вооруженных мужчин. Предполагается, что один из них — ее жених. Женщина была помещена в больницу по настоянию матери, а жених с этим решением категорически не согласен. Найти беглянку и ее помощников пока не удалось.

Москвичка Анна Павленкова (по разным данным, 32-летняя или 34-летняя) поступила в психиатрическую больницу номер четыре имени П.Б. Ганнушкина (Московский НИИ психиатрии) с диагнозом «психоз». На госпитализации настояла мать и другие родственники. Они заявили, что женщина ведет себя странно и склонна к бродяжничеству. Точная дата госпитализации не называется. Свою страницу в социальной сети «ВКонтакте» Павленкова в последний раз посещала 7 февраля. Хотя, может быть, она нашла возможность выйти в интернет, уже находясь в больнице.

12 февраля навестить Павленкову пришел ее жених, 26-летний Антон Бутырин (он же Антон Брин), и еще двое друзей. В ходе свидания посетители вместе с пациенткой неожиданно встали и направились к выходу. Это заметили санитарки и охрана. Беглянку попытались задержать. Тогда Бутырин и его помощники распылили газ из баллончика и начали стрелять в воздух из травматических пистолетов. Благодаря этому им удалось добежать до ожидавшего на улице «Ниссана».

В первые минуты после побега некоторые СМИ сообщали, что один охранник получил огнестрельное ранение ноги. Впоследствии эта информация не подтвердилась.

В Москве был объявлен план «Перехват», однако он не дал результатов. Пока разыскать Павленкову не удалось. Впрочем, ее особенно и не ищут — все-таки она не является преступницей, отправленной на принудительное лечение судом. Она попала в больницу благодаря примечательным особенностям российского законодательства. В РФ достаточно трудно принудительно госпитализировать человека, которого считает сумасшедшим государство (сказывается неприязнь к советской «карательной психиатрии»). Из-за этого на свободе иногда остаются даже те люди, которые действительно опасны для общества. А вот близкие родственники достаточно легко могут добиться госпитализации человека, если врачи признали его опасным для себя и окружающих либо спрогнозировали ухудшение состояния. Особенно часто от этого страдают молодые незамужние женщины, стремящиеся выйти из-под контроля родителей.

Руководитель клинического отделения Московского НИИ психиатрии Юрий Полищук в беседе с журналистами — уже после побега Павленковой — высказался о ней весьма осторожно. Завотделением признал, что он лично эту пациентку не видел. Полищук согласился, что ситуацию необходимо тщательно расследовать. «Если окажется, что госпитализация была необоснованной, то врачи понесут уголовную ответственность», — сказал завотделением. По его словам, добиться наказания медиков можно через суд.

На странице Павленковой в социальной сети «ВКонтакте» не заметно никаких настораживающих признаков. Она пишет о себе не очень много, зато размещает большое количество фотографий, «мудрых» цитат, а также ссылок на популярные гороскопы (в основном романтической направленности: звезды наперебой обещают Анне скорую свадьбу и любовь до гроба). Бутырин (он же Антон Брин) тоже кажется совершенно обычным человеком. Его страница заполнена анекдотами, демотиваторами и фотографиями. Судя по снимкам, Павленкова и Бутырин — очень общительные и активные люди: на фотографиях они запечатлены в многочисленных дружеских компаниях и в самых разных местах (улицы, квартиры, кафе, природа). Практически на всех снимках молодые люди расслабленно улыбаются, выглядят вполне счастливыми и разумными.

Журналистам удалось найти лишь одну знакомую Павленковой, которая высказалась о влюбленной паре негативно. По ее словам, однажды она видела Анну с синяком под глазом. Девушка считает, что Павленкову избил Бутырин (она не уточнила, на каком основании сделала такой вывод).

В принципе, Анна могла бы решить свою проблему одним из самых простых способов: официально зарегистрировать брак с Бутыриным. Тогда ее самым близким родственником будет уже он, и именно с ним врачи будут обсуждать вопрос целесообразности госпитализации. Только вот теперь свадьбе может помешать судебный процесс: по факту нападения на больницу возбуждено дело по статье УК 213 (хулиганство). С учетом того, что преступление было совершено группой лиц по предварительному сговору, мужчине может грозить до семи лет лишения свободы. Так что теперь он столкнулся даже с большими неприятностями, нежели его невеста. Антон мог бы смягчить свою участь, явившись с повинной, но пока он предпочитает скрываться.

К случившемуся можно относиться по-разному — как к прекрасной романтической истории или как к ребячеству и хулиганству. В любом случае отметим, что недавно известный в блогосфере психиатр Максим Малявин озвучил два простых критерия, которыми следует руководствоваться на практике при определении понятия психиатрической «нормы». Во-первых, человек должен быть социально адаптирован. «Неважно, собираешь ли ты коллекцию эпитафий, разводишь мадагаскарских тараканов или мониторишь эфир на предмет поймать сигнал от внеземной цивилизации и злобно их потроллить. Пока ты в состоянии самостоятельно жить в обществе, не нарушая его писаных законов и неписаных понятий, можешь при этом себя обеспечить всем необходимым для жизни — серьезных причин для беспокойства нет», — поясняет психиатр. Второй критерий — отсутствие симптомов нарушения психической деятельности, таких как галлюцинации, бред, нарушения сознания, слабоумие и так далее (естественно, имеется в виду строго медицинский, а не «ругательный» смысл этих понятий; они диагностируются весьма четко и независимо от мнения конкретного специалиста).

Так вот, если чьи-то родственники пытаются использовать психиатрию для сведения личных счетов — стоит вспомнить эти критерии и поговорить с врачами на понятном им языке. Это менее эффектно, но более эффективно, нежели побег со стрельбой.